Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"В Америке, думаю, меньше зациклены на политике"

17.09.2004
При этом шеф фотослужбы издательского дома "КоммерсантЪ" Эдвард Опп считает, что в России фотографам легче выражать свое мнение

Спорная и удачная. Такова выставка "Первополосные кадры" издательского дома "КоммерсантЪ", что проходит сейчас в челябинской галерее "Зимний сад". Такова и жизнь одного из ее организаторов - бывшего американца и теперь шефа фотослужбы ИД "Ъ" Эдварда Оппа. Оставив в прошлом два образования (экономиста и специалиста по французской литературе), нехудшую работу директора отдела программирования в Стокгольме, 12 лет назад американец Опп круто повернул свою жизнь. И в 35 лет, имея лишь знакомых в одной московской газете, год изучения русской грамматики и очарование Петербургом, переехал в Москву.

При этом шеф фотослужбы издательского дома "КоммерсантЪ" Эдвард Опп считает, что в России фотографам легче выражать свое мнение

Спорная и удачная. Такова выставка "Первополосные кадры" издательского дома "КоммерсантЪ", что проходит сейчас в челябинской галерее "Зимний сад". Такова и жизнь одного из ее организаторов - бывшего американца и теперь шефа фотослужбы ИД "Ъ" Эдварда Оппа. Оставив в прошлом два образования (экономиста и специалиста по французской литературе), нехудшую работу директора отдела программирования в Стокгольме, 12 лет назад американец Опп круто повернул свою жизнь. И в 35 лет, имея лишь знакомых в одной московской газете, год изучения русской грамматики и очарование Петербургом, переехал в Москву. И решил стать фотографом. Идея оказалась спорной, но, к счастью, удачной. Почти то же - и с "Первополосными кадрами". Экспозиция, презентованная в 2002 году в Москве, а потом показанная еще в шести российских городах (Челябинск - последний), - около 150 едких, но метких портретов видных политиков и деятелей культуры. Портретов, удачные находки практически каждого из которых можно перечислять и перечислять. Впрочем, ровно столько же времени могут занять и вопросы, которые при виде этих фото возникают. Вот, например, такой:

-- Появление на этой выставке кадров, в которых сложно определить - постановочные они или нет, - это обязательные издержки репортажного жанра?

-- Смотря какой кадр, - говорит Эдвард Опп. - Если речь идет об известном персонаже, например, Задорнове, который по сути своей - комик, то его рожица на фотографии только играет на его имидж. Конечно, если бы мы видели, что он на этой фотографии на публику так реагирует или на какого-то собеседника, у кадра такого была бы иная ценность. А так, даже если бы кадр этот выстроил сам фотограф или Задорнов специально позировал, все равно снимок получился довольно простой по смыслу: комик, который делает рожицу.

-- Эдвард, каков ваш принцип отбора фотографий на первую полосу?

-- В первую очередь фотография должна быть интересной. Значит, она должна быть необычной: либо в ракурсе, либо в смысле, либо в изобразительных качествах.

-- А политический подтекст в фотографиях, как и в текстах ИД "Ъ", тоже обязателен?

-- Жизнь, общение между людьми - это и есть политика. Сплетни - это на маленьком уровне. А на большом - это называется скандалы, политика. У человека есть маска, официальное лицо, а что у него внутри творится, какие у него настоящие эмоции, - это подтекст, который существует во всех. Мы не можем создать на фото подтекст, которого не существует в жизни. Поэтому, если наши читатели думают, что какой-то человек - взяточник, а мы создаем кадр, где он лезет, например, в карман (имеется в виду кадр с Михаилом Зурабовым. - И.М.), то ассоциации возникают и у фотографа, и у читателя. Мы отражаем то, что есть. И если делаем это удачно, тогда публика откликается.

Ассоциации же могут быть самыми разными. Но мы не выдвигаем какую-то истину. Фотография должна ставить вопросы, заставлять человека как-то реагировать. Ведь говорят, что хорошее искусство - это не то, что получает хорошие отклики, а то, что ставит вопросы и вызывает реакцию. А фотожурналистика - это и есть искусство. Это смесь документализма и изобразительного искусства. Это может быть взрывной смесью, вызывающей бурю реакций. Если, конечно, это хорошо сделано.

-- Судя по выставке, главными ньюсмейкерами России являются только политики и деятели культуры. Это так? И в Америке - такая же ситуация?

-- А кто еще может быть? Политика и культура всегда были главными темами в России. В Америке же, думаю, меньше зациклены на политике. Да и к культуре там - более легкий подход. В России же к культуре относятся с уважением и почтением. И мне это нравится больше.

-- Вы были свидетелем чуть ли не всех 12 лет существования новой России. За это время условия для создания удачных фотокадров изменились?

-- Не думаю. Я тут с начала конца перестройки, с 1992 года. Сейчас, может, другая аппаратура. И больше денег фотографам платят. Раньше, может, было больше драматических событий, чем сейчас. Впрочем, создание хорошей фотографии не зависит только от уровня драматичности события. Другое дело, я думаю, что в России сейчас фотожурналистика потихонечку развивается. Знаю, что в начале 90-х был некий перебор: шлюзы открылись, люди могли снимать, что хотели, поэтому было много чернухи. Это была понятная реакция. Сейчас же идет более тонкий, объективный, сбалансированный подход. И это правильно.

-- И это ведь - некие общемировые законы:

-- Да, но, думаю, российский фотограф отличается от своего западного коллеги. Причем в хорошую сторону. На Западе есть очень строгий документалистский подход к фото. Он лишен фантазии, гибкости, изобразительности, очень социален и прагматичен. А в России позволителен более широкий изобразительный подход: на уровне ассоциаций, фантазий. Здесь есть возможность у фотографа вкладывать в кадр свое мнение. Это хорошо. И в России, мне кажется, это делают лучше, чем на Западе.

-- Эдвард, у вас есть любимые российские ньюсмейкеры?

-- Нет. Есть просто люди, более выгодные для фотографирования, и наоборот. Удобен в этом смысле Починок.

-- Кого бы хотелось вам еще поснимать?

-- Мне чисто исторически интересно было бы сделать длительную съемку жизни известных людей. Была у меня мысль поснимать личную жизнь бывшего президента Ельцина.

-- И каким бы вы его показали?

-- Было бы интересно попытаться показать его мощь и при этом - его уязвимость. У него, все-таки, любопытное сочетание черт. Есть в Ельцине такая харизма. Но при этом он человек, думаю, тоже не без сомнений. Это все эмоции мимолетные, но они видны на лице.

-- А какими, по-вашему, навыками и талантами должен владеть хороший фотограф?

-- Естественно, он должен освоить технику, понимать искусство. Очень важный момент: он должен быть психологом. Мы ведь людей преимущественно фотографируем. Может, фотографу придется умолять, просить, объяснять. А еще важно, чтобы у фотографа было чувство достоинства, чтобы брать ситуацию под свой контроль. И он не должен извиняться, прося, чтобы его объект вышел на улицу или чтобы дубли еще сделать. Это часть работы.

Инга МЕЛЬНИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет