Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Костя учится ходить

28.09.2004
Какое будущее ждет подростка, которого всем миром "ставили на ноги"?

Сегодня это совсем другой мальчик. За полгода, что прошли после первой публикации "Челябинского рабочего", Костя Ботин научился улыбаться, ушла из детских глаз нестерпимая, обжигающая изнутри мука, у него появилось будущее.

...

Какое будущее ждет подростка, которого всем миром "ставили на ноги"?

Сегодня это совсем другой мальчик. За полгода, что прошли после первой публикации "Челябинского рабочего", Костя Ботин научился улыбаться, ушла из детских глаз нестерпимая, обжигающая изнутри мука, у него появилось будущее.

...11 сентября 2002 года кто-то из ребят во дворе бросил в костер бутылку. Прогремел взрыв, исковеркавший жизнь 14-летнего мальчишки: Костя превратился в пылающий факел. Он получил глубокий 40-процентный ожог - травму, не совместимую с жизнью.

Его чудом спасли хирурги ожогового центра горбольницы N 6. Два месяца в реанимации, более 10 операций, около 30 наркозов (перевязка в ожоговом бывает подчас еще тяжелее, чем операция) перенес мальчик. Через полгода после смертельной травмы Костю поставили на ноги и выписали домой на долечивание. Но в их неблагополучной семье еще восемь детей, мать пьет, отец - дальнобойщик, нечасто бывает дома. Больным сыном никто не занимался, не ухаживал, не кормил. У него начались септический некроз, истощение. Растущему организму без кожи требовался материал, и он включил организм самопереваривания: у ребенка рассосался тазобедренный сустав, а сам он превратился в живую мумию.

Когда "скорая" вновь привезла угасающего мальчика в ожоговый центр, врачи не узнали "своего" Костю. Здесь, в самом тяжелом из всех отделений хирургии, медики давно не ужасаются ничему. Но на Костю они не могли смотреть без слез: высушенное до костей тело (дефицит массы - 20 процентов) было сплошь покрыто гнойными ранами. На спине, крестце - пролежни. Запах от них такой, что подойти невозможно.

-- Он был прозрачный, как кузнечик, - потрясенно вспоминает заведующий ожоговым центром Михаил Коростелев. - Бедро - шириной в три моих пальца. Левая нога, огромная, опухшая, тащилась за ним, как хвост крокодила.

Костя уже не мог ни говорить, ни плакать - только тихо стонал. Михаил Юрьевич стал этому несчастному ребенку отцом, спасителем, другом, а ожоговый центр - родным домом.

Три недели после очередного поступления в шестую больницу Костя не мог есть сам, питание пришлось вводить через вену. Три месяца весь коллектив центра выхаживал его, как собственного ребенка, делясь с ним всем, что приносили на дежурство для себя.

-- Я ведь совсем помирал. Это мне здесь хорошо! - с тихой благодарностью говорил мне Костя. А в недетских его глазах стояли такая тоска и боль, что хотелось скорей отвести взгляд.

"Бесполезное чудо" - так назывался материал о Косте Ботине, который два года живет в больнице. Газета вышла 19 марта 2004 года. На следующий день в горбольнице N 6 работала медико-социальная комиссия под руководством главного педиатра Челябинска Натальи Раскиной. А потом ожоговый центр буквально накрыл поток потрясенных ужасной судьбой мальчишки людей, их звонков. О помощи Косте Ботину, в один день вдруг ставшему знаменитым, "Челябинский рабочий" рассказал через месяц, 20 апреля, в материале "Бесполезных чудес не бывает". По инициативе главы Челябинска Вячеслава Тарасова была разработана целая программа преодоления трудной жизненной ситуации, в которой оказался мальчик.

И вот пять месяцев спустя мы снова едем к Косте в центр реабилитации на озере Смолино. Я смотрю на этого стойкого маленького человечка и с трудом верю собственным глазам. Передо мной обычный мальчишка с ясными улыбчивыми глазами. Он легко поднимается с кровати, в один миг шнурует кроссовки. Длинный коридор, пройти который было для него адским трудом, Костя преодолевает стремительно, быстро спускается с крыльца. Одним ловким движением опускает на землю костыли и делает несколько осторожных шагов без них.

-- Пока еще нельзя, но через два месяца я буду нормально ходить. Даже без тросточки! - он смотрит на меня торжествующе, полный озорного ликования.

Рядом счастливый, как мальчишка, Михаил Коростелев, поставивший Костю на ноги.

Хирурги сделали невозможное. Когда погибающего парнишку привезли в ожоговый во второй раз, проще и надежнее всего было отнять искалеченную конечность, тогда количество ран сразу бы сократилось вдвое. Но лечащий врач выбрал тяжелую, хлопотную, медленную тактику, спасающую ногу, а значит, и будущее мальчика.

Я увидела эту чудовищную конечность лишь три месяца спустя, когда состояние Кости было уже удовлетворительным, он начинал ходить. И ужаснулась: нога была развернута на 180 градусов и смотрела пяткой вперед. Каждый шаг был для мальчика мучительным преодолением себя, давался неимоверным трудом. Коростелев чуть не силой заставлял Костю уходить все дальше и дальше от палаты - на улицу, солнце, свежий воздух, которых он не видел два года. Никто не сомневался: ребенок останется инвалидом. Да и у самого Кости надежд не было никаких.

-- Я так хотел быть шофером, как папа! - однажды вырвалось у него: значит, мысленно он уже простился с единственной мечтой.

Два весенних месяца провел Костя в санатории, отъелся, окреп. А затем его перевели в ортопедическое отделение горбольницы N 9. И снова парню несказанно повезло: его оперировал сам заведующий, блистательный хирург Николай Боев. 28 лет работает он здесь.

-- Но таких сложных пациентов приходится видеть нечасто. Дело в том, что на фоне ожоговой болезни у мальчика развился гнойный артрит тазобедренного сустава с патологическим вывихом головки бедра из впадины.

Пять часов длилась кровавая и очень большая по объему операция.

-- Мы делали ее вместе с нашим специалистом высочайшего класса Олегом Валентиновичем Стариковым. Он кандидат наук, 13 лет работал в институте Илизарова, - говорит Николай Андреевич. - Так что то, что происходит в его руках, - это высший пилотаж.

Через три дня после операции Костю силой поставили на ноги. А аппарат Илизарова смогли снять лишь через три месяца. Опять все лето провел парень в больнице. Ему пришлось перенести еще две операции. И только к осени он вернулся в санаторий на Смолино.

-- Хирурги сделали свое дело, а теперь мы взялись за его реабилитацию, - рассказывает директор санатория Эдуард Файзуллин. - У нас для этого есть все условия. Сейчас с парнем работает очень хороший психотерапевт. Костя вновь пошел в школу.

Два ужасающих года на больничной койке словно вычеркнуты из жизни. Сегодня Косте снова 14, как в тот злополучный день, когда его настиг огненный взрыв. Он вернулся к учебникам восьмого класса, учится общаться с ровесниками, читает книги про обезьян, пиратов, динозавров и вновь радуется жизни.

Здесь, как и во всех больницах, которые он прошел, привязались к мужественному, очень терпеливому мальчику.

-- Мне скучно лежать одному. Переведите меня в отряд, к ребятам! - просит врачей Костя.

Они радуются нормальным желаниям мальчишки, но берегут, охраняют его пока от неминуемых обид жестокого детского коллектива.

-- Пусть сначала адаптируется, полностью преодолеет депрессию, - говорит его психотерапевт Марина Ивлева. - Он и так изменился на глазах: был напряженным, замкнутым, очень сдержанным. А теперь смотрите, какой контактный ребенок. Мы внушаем ему, что и кроме семьи есть много людей, которые охраняют его и о нем заботятся. Надеемся, что все у него будет хорошо, но быстрых результатов не гарантируем.

Михаил Коростелев, заменивший Косте на эти два с лишним года родителей, вручает ему паспорт, свидетельство об инвалидности, сберегательную книжку. Мальчик бережно листает первые в его жизни документы. Спрашиваю, на что он потратит немалые собственные деньги.

-- Не буду тратить вообще! - решительно заявляет Костя. - Пригодятся потом, в будущем.

Я так и не решилась спросить его об этом будущем. Он страшно тоскует по дому, отцу, матери, сестрам и братьям, своей 28-й школе в Шаголе. Что-то ждет его там?

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Комментарии
Комментариев пока нет