Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Купола над гостиницей

01.10.2004
Монастырь, давно разрушенный, не уходит из города

Глядя отсюда, с аллеи сквера, из-за елей, берез и кедров, оставив только острый угол обзора от полированного гранита трибун, мне легче отвлечься и отстраниться от назойливых примет современности и представить вытоптанный грунт Южной площади, булыжную мостовую улицы Большой, а за ней, на месте гостиницы "Южный Урал" и ниже ее, - кирпичную монастырскую ограду, выбеленную известью, арочные ворота и калитки, над оградой - Вознесенскую церковь, ее грузные темные купола на белых сводчатых стенах.
Но еще больше я хотел бы вернуться в монастырские будни, такие таинственные и непостижимые. В своем воображении я вижу, как в полночь, когда весь город спит, в монастырских потемках мерещится зыбкая фигура будильщицы, которая обходит кельи и поднимает инокинь с жестких постелей. В ночной тишине вдруг вкрадчиво зазвенел колокол. Заспанные монашки, шепча молитвы, сходятся к храму.

Монастырь, давно разрушенный, не уходит из города

Глядя отсюда, с аллеи сквера, из-за елей, берез и кедров, оставив только острый угол обзора от полированного гранита трибун, мне легче отвлечься и отстраниться от назойливых примет современности и представить вытоптанный грунт Южной площади, булыжную мостовую улицы Большой, а за ней, на месте гостиницы "Южный Урал" и ниже ее, - кирпичную монастырскую ограду, выбеленную известью, арочные ворота и калитки, над оградой - Вознесенскую церковь, ее грузные темные купола на белых сводчатых стенах.

Но еще больше я хотел бы вернуться в монастырские будни, такие таинственные и непостижимые. В своем воображении я вижу, как в полночь, когда весь город спит, в монастырских потемках мерещится зыбкая фигура будильщицы, которая обходит кельи и поднимает инокинь с жестких постелей. В ночной тишине вдруг вкрадчиво зазвенел колокол. Заспанные монашки, шепча молитвы, сходятся к храму. После службы они возвращаются в свои кельи, но не для сна, а для молитв. В пять часов, еще не занялось утро, колокола снова зовут в церковь. И так весь день - службы, молитвы, поклоны, послушания. Работать в мастерских, живописной, золотошвейной, белошвейной, переплетной, цветочной, петь на клиросе, читать шестопсалмие, канон и акафист - таков монашеский день. А для послушниц - вся черная работа, не исключая мужской. В семь часов вечера заканчивается монастырский день - отбой, до полуночи, до стука будильщицы.

Монастырь для меня - безвозвратно ушедшее прошлое. Если я сожалел о том, что разрушены монастырские храмы, то потому, что церковные купола в центре города поднимали бы его не только в небесную вертикаль, но и давали бы ему временную горизонталь. Я думал, что монастыри могут вернуться только декоративно, музейно. Но, наверное, во все времена жизнь отбирает тех, кто не нашел себя среди людей в миру и пытается успокоить душу в отшельничестве, в поиске чистого идеала и вообще всякой чистоты. Наверное, в каждом из нас есть это желание - у кого слабее, у кого сильнее - уйти от человеческих страстей. Если тем более в монастырском общежитии вкусить нечто вроде братства. Но, увы, и у монастырского братства свой век, почти всегда короткий, к сожалению.

Что ни говори, но Одигитриевский женский монастырь, стертый с лица земли много десятилетий назад, не уходит из нашей памяти, из нашего города.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет