Новости

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Оно сможет выпускать продукцию, которая сейчас закупается за рубежом.

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Владимир Веккер: "Для германских музыкантов я - соперник"

10.11.2000

Лидия САДЧИКОВА
Германия-Челябинск

Владимир Павлович Веккер - уроженец города Копейска Челябинской области. Закончил Челябинское музыкальное училище, потом композиторское отделение Уральской государственной филармонии. Преподавал в Челябинском институте культуры. Одним из направлений его композиторской деятельности стала легкая музыка. Сочинил немало эстрадных композиций.

Лидия САДЧИКОВА

Германия-Челябинск

Владимир Павлович Веккер - уроженец города Копейска Челябинской области. Закончил Челябинское музыкальное училище, потом композиторское отделение Уральской государственной филармонии. Преподавал в Челябинском институте культуры. Одним из направлений его композиторской деятельности стала легкая музыка. Сочинил немало эстрадных композиций. Южно-Уральское книжное издательство выпустило сборник его песен, в их числе - известный и по сей день вальс "Челябинск, ты моя любовь". Много лет руководил созданным им эстрадным ансамблем "Катерина". За цикл песен о комсомоле был удостоен звания лауреата областной комсомольской премии "Орленок". Однако основой творчества Веккера всегда была симфоническая музыка. В его "багаже" - несколько симфоний, музыка к балету "Тезей" и опере "Аносов", сочинения в других жанрах. Семь лет назад Владимир Веккер с женой Людмилой, дочерью Инной и сыном Олегом перебрались на новое место жительства, выбрав им свою историческую родину - Германию. Теперь они имеют двойное гражданство.

Мое первое интервью с Веккером было опубликовано в "Челябинском рабочем" ровно 15 лет назад. Собравшись в октябре в Германию, я намеревалась увидеться с Владимиром. Интересно же расспросить о переменах в жизни и делах. Однако страна не так мала, как кажется на карте. От места моего пребывания до его жилья в Роттенбурге оказалось более полутысячи километров. Ладно, решила я, дождусь его приезда в Челябинск. Он уже не раз приезжал на Урал к своим родственникам, слушателям и исполнителям.

И все же мы встретились на германской земле. По возвращении домой в аэропорту Ганновера я столкнулась с Владимиром и его дочерью Инной. Они летели в гости. Володя почти не изменился: так же моложав, такой же добродушный и обаятельный, как прежде. А Инна теперь совсем взрослая. Живет отдельно от родителей, имеет хорошую работу (она пианистка по образованию). В ожидании самолета мы коротали время за беседой.

-- Знаешь, - сказал Владимир, - хотя я гражданин и России, и Германии, но, ей-богу, в большей степени чувствую себя россиянином. Челябинск - огромная часть моей жизни. Я уехал, а моя музыка осталась. Во-первых, она сохранена на пленках благодаря редактору челябинского радио Вере Сергеевне Филипповой. Во-вторых, она "живьем" звучит в сольных программах пианистов, скрипачей, кларнетистов. Все баянисты кафедры народных инструментов института культуры, где я работал, играют мою музыку, на кафедре фортепиано ее используют в качестве учебного материала. Три года назад, когда я отмечал пятидесятилетие, областное отделение Союза композиторов России организовало в Челябинске три моих концерта - целый фестиваль, в котором участвовали замечательный оркестр "Малахит" под управлением прекрасного дирижера Виктора Лебедева, блестящие исполнители Вячеслав Быков, Борис Потеряев, Николай Грехов, Николай Малыгин, Владимир Герасимов. Я счастлив, что моя музыка играется.

В Германии я живу другой жизнью. Там я пока чужой в мире искусства. Хотя мои произведения уже издавались, их играет камерный оркестр города Штутгарта. Как-то был мой авторский концерт в Роттенбурге с довольно солидной программой: фортепианная, скрипичная, кларнетная музыка. Принималась она хорошо, зал был полон, что меня даже удивило. Выступали и учащиеся музыкальных школ, и профессионалы. Из русских - я с Инной и дуэт "Гусли звончатые и баян". Это муж с женой, тоже выходцы из России. Я специально для них сочинил несколько вещей.

Сейчас я много и с огромным удовольствием пишу для детей. Казалось бы, детской музыки в избытке - хоть немецкой, хоть русской. Но подчас она стереотипна. Ярких, эмоциональных, запоминающихся мелодий не так уж много. Я это ощутил, давая уроки на фортепиано - маловат "детский" репертуар. Пришлось самому сочинять. Не хочу хвастаться, но эта музыка, когда ее Инна играет или мои ученики, всем нравится.

-- Чем же она отличается от "взрослой"?

-- Скажу коротко: ее надо писать более четко и талантливо. Это довольно долгий поиск образных, характерных звуков, которые ребенок сможет воспринимать ассоциативно. Важно держать интонации современной музыки, той, которая идет из эфира и постоянно "на слуху". Не хочу сказать, что я копирую эти интонации, но композитор, связанный с эстрадой и джазом, как я когда-то, "в себе" их имеет. Когда их привносишь в небольшие пьесы, миниатюры для детей, они хорошо исполняются и воспринимаются.

-- А чем можно заинтересовать взрослого слушателя?

-- Откровенно скажу: на данном этапе моей жизни в Германии я за серьезную музыку не берусь. Хорошо "идет" легкая музыка, потому что есть исполнители. Как тут не вспомнишь золотые времена 70-80-х годов! Моя симфоническая музыка была востребована, меня просили: "Пишите, еще пишите". Помню, художественный руководитель Челябинской филармонии Валерий Стрельцов звонил мне и говорил: "В следующем сезоне включаем тебя в абонемент"... Ты понимаешь, что такое на Западе "включить в абонемент" симфоническое произведение? Это почти невозможная вещь! Впрочем, как-то по программе Европейского канала исполняли мою сюиту к балету "Тезей". В принципе, чтобы в Германии "добраться" до симфонических оркестров, надо сначала "добраться" до дирижеров. А они там нанимающиеся, они выполняют волю заказчика, которые сами решают судьбу программы. К сожалению, в Германии у меня таких контактов нет. Более того, для германских музыкантов я соперник на музыкальном рынке. Там же всюду конкуренция! К тому же я еще "не созрел" для хорошего общения - не очень-то легко мне дается немецкий язык.

-- Не слишком оптимистично. Извини, но, может, существует риск возрастного ограничения?

-- Только не для творческого человека. Просто много сил и времени у меня ушло на борьбу за выживание. Надо зарабатывать деньги. Они в Германии не сыплются с неба. Платят хорошо, но зарабатывать трудно. Тяжело дается врастание в законы, обычаи, традиции. Что собой представляют немцы? Вроде бы они всегда улыбаются, в отличие от русских. Но... Улыбка не есть знак открытости и дружелюбия. Германия такая страна, где деньги делаются на всем, там это главное.

-- А тебе удалось соединить зарабатывание денег с творческими устремлениями?

-- Думаю, через несколько лет это будет сочетаться. Произведения начинают издаваться, покупаться, принося мне какие-то деньги. Ну, и "черновая" работа... В принципе на Западе даже именитые композиторы имеют доход не только от сочинений. Они берутся за любую подработку, будь то преподавание или игра в церкви. На гонорар, особенно в начальной стадии, просто не прожить. Собственно, музыку я сочиняю там, но концерты планирую с расчетом на российских музыкантов.

-- Что было с твоей музой в период "борьбы за выживание"?

-- Писал, но мало. В основном миниатюры для фортепиано. И, конечно, такую музыку, которую любят в Германии. Зарабатываю, играя польки, фокстроты, вальсы. Людям это нравится, меня приглашают и платят. В среднем за концерт 200 марок - это хорошие деньги. А серьезная музыка - это уже моя внутренняя потребность. Ведь я композитор, работающий в крупных жанрах - симфониях, операх и балетах. Я задался целью - сделать три концерта для баяна. Он имеет колоссальные возможности. Но профессионалы-композиторы редко к нему обращаются. Хочу баян возвысить до скрипки, до флейты, до кларнета. Чтоб его не воспринимали как некий скомороший инструмент. В Челябинске и России вообще есть много хороших баянистов. Они задыхаются без музыки, которая бы отличалась виртуозностью, глубиной мысли, драматургией.

-- Не осталось ли у тебя некой обиды на Россию, на Челябинск, если иметь в виду оперу "Аносов", которая так и не дошла до слушателя?

-- Я ее называю "Вызов на дуэль". Дуэль двух людей и двух сил. Опера не увидела свет, и это не моя беда. Но и никого другого не хочу винить. Повторяю: свою судьбу в Челябинске без колебаний называю счастливой. А опера не поставлена из-за "системной", так сказать, причины. В российских оперных театрах почти нигде современная опера не ставится. Недавно слушал "Евгения Онегина" в постановке Большого театра - все это мило, но... несовременно. В репертуаре российских оперных театров - все те же "Травиата", "Аида", "Евгений Онегин". Почти нет новаторских спектаклей. Их некому ставить. Нет крупных режиссеров, дирижеров, постановщиков. Уехали. Потому что на Западе платят не так, как в России. И к оперному искусству там относятся с большим почтением. Мы с Инной недавно ездили в Штутгарт, чтобы посмотреть мюзикл "Мисс Сайгон". В принципе это чистейшая опера, правда, сделанная современными средствами. Билеты мы взяли "дешевые" - по 100 марок, а хорошие билеты стоят по 150-200 марок. (К слову, курс немецкой марки в России: 12 рублей - Л.С.). Но дело не в этом. Спектакль идет, кроме понедельника, каждый день, в течение двух лет, и билетов не достать. Около шести миллионов зрителей его посетили. Альфред Шнитке свою оперу "Идиот" поставил не в Москве или Петербурге, а в Гамбурге. Я смотрел телевизионную версию - это что-то гениальное. Слушатели всегда идут на новое, необычное.

-- В этом ключе ты замыслил свой балет "Тезей", взяв сюжет из древнегреческой мифологии. Какова его судьба?

-- Музыка масштабная, она хорошо принималась слушателями в исполнении Свердловского оркестра. Что будет с "Тезеем" дальше, пока не знаю.

-- В Германии же много бывших россиян и среди них немало музыкантов. Есть с ними контакты? Общая судьба переселенцев, наверное, объединяет?

-- Здесь вообще люди довольно разобщены. Коренные немцы близко к себе никого не подпускают. А нас, русских немцев (мы зовемся "русаками"), Германия не только не объединяет, но даже разделяет. Большинство живет материальными интересами, стремясь заработать, обзавестись дорогой машиной, престижным жильем. К своим соотечественникам относятся ревностно, опасаясь, что они могут их как-то "обойти". Каждый бьется в одиночку, надеясь только на себя. Совсем не так, как в России, по крайней мере, той, из которой я уехал семь лет назад. Да и сейчас, я знаю, мои музыкальные собратья готовы меня поддержать. А в Германии: Я познакомился как-то с блестящим баянистом Петером Гертером, лауреатом международного конкурса. Он родом из Владивостока, раньше нас перебрался в Германию, раньше и адаптировался. Живет в городе Ульм, куда мы с Инной к нему однажды поехали. Поговорили, я послушал его записи, он - мои. Я надеялся на творческую дружбу, ведь у меня столько баянной музыки. Но... В общем, пока контакт не сложился. Встречался еще с одним баянистом - бывшим москвичом, чисто русским человеком Сергеем Рязановым. Жена его играет на гуслях. Они уже тоже освоились в Германии, имеют отличный дом с красивым парком. Хорошо нас приняли. И только. Но я не теряю надежды на то, что встречу, наконец, и в Германии "своих" исполнителей.

-- Как устроились твои жена и дети?

-- Инна преподает в музыкальной школе. Еще руководит самодеятельными музыкальными коллективами, устраивает с ними любительские концерты, которые немцы просто обожают. Поют, слушают, потом все вместе устраивают за-столья. Пьют пиво, снова поют. В Германии любимый инструмент - аккордеон. Там три с половиной тысячи самодеятельных оркестров. В каждом даже малюсеньком населенном пункте есть свой духовой оркестр. Сын Олег учится в гимназии - это нечто вроде российского техникума. Он хочет стать звукорежиссером. Его комната напоминает студию звукозаписи, там полно всякой аппаратуры. Знаешь, что он сейчас изучает? Колебания струны. Жена Людмила работает медсестрой в больнице. Это очень тяжелый труд! Ни секунды не посидишь. Ей, как всем бывшим российским медработникам, для подтверждения диплома пришлось полгода поработать практически бесплатно (врачи на таких условиях работают по году). Люда так уставала - едва до дома доходила. Однако справилась. И стала высокооплачиваемым работником. Первые годы финансовая база семьи держалась исключительно на ее плечах. Я, разумеется, комплексовал по этому поводу. Сейчас ситуация изменилась, у меня тоже есть работа и заработок. Хотя жену я так и не обогнал. Честно говоря, не люблю вспоминать период акклиматизации. Во второй раз этот путь я ни за что не согласился бы пройти. Но сейчас я чувствую себя уверенно. И во многом благодаря тому, что не порвал связей с Родиной.

:Две недели спустя, перед отъездом из Челябинска, Владимир позвонил мне, чтобы попрощаться. Чувствовалось, что он в отличном настроении. Еще бы! Я была на его концерте в академии культуры - все было о'кей. Кроме того, успешно завершилось его двухгодичное сотрудничество с челябинским звукорежиссером Сергеем Спиридоновым. Результатом стала запись лазерного диска, на нем - лучшие баянные произведения Веккера в исполнении лучших челябинских баянистов. Сигнальный экземпляр Владимир увез в Германию. Там его растиражирует, а альбом для диска придется изготовить в двух вариантах - на немецком и русском языках. Побывал композитор и в Екатеринбурге - нынче исполнилось 25 лет, как он окончил Свердловскую консерваторию. Его преподаватели еще в те далекие годы говорили: "Веккера ни с кем не спутаешь - у его музыки особое "лицо" : n

Комментарии
Комментариев пока нет