Новости

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Искушение легким рублем

07.10.2004
Скупка металлолома нередко оборачивается рукоприкладством, слезами и судом

Анатолий ЛЕТЯГИН
Увельский район

Воспитание кулаком
Папа Вася имеет одно пристрастие - в свободное время любит собирать и ремонтировать радиоприборы. А у его сына, школьника Вали, обнаружилась другая страсть - как остается в доме один - тут же отцовские радиодетали обрабатывает молотком, укладывает в сумку и несет в ближайший пункт скупки металлолома. В радиодеталях есть медь, за которую дают деньги. Сначала отец, обнаружив пропажу, с сыном беседовал, объясняя, почему он поступает плохо, воруя у родного отца. Валя, невинно глядя в глаза, разве что не божился, отрицая причастность к кражам.

Скупка металлолома нередко оборачивается рукоприкладством, слезами и судом

Анатолий ЛЕТЯГИН

Увельский район

Воспитание кулаком

Папа Вася имеет одно пристрастие - в свободное время любит собирать и ремонтировать радиоприборы. А у его сына, школьника Вали, обнаружилась другая страсть - как остается в доме один - тут же отцовские радиодетали обрабатывает молотком, укладывает в сумку и несет в ближайший пункт скупки металлолома. В радиодеталях есть медь, за которую дают деньги. Сначала отец, обнаружив пропажу, с сыном беседовал, объясняя, почему он поступает плохо, воруя у родного отца. Валя, невинно глядя в глаза, разве что не божился, отрицая причастность к кражам. А как отец уходил на работу, так руки сами тянулись к радиодеталям. Воспитательную методу отец усложнил - непонятливому сыну врезал по носу кулаком. Но радикальная мера, закончившаяся за-крытым переломом носа, ожидаемого действия не возымела, разве что добавила горечи в отношения с супругой, мамой вороватого чада. И как только у Вали нос зажил, он вновь покусился на отцовские радиодетали. И опять получил по носу, причинив последнему, как позже запишут в документах следствия, "ушиб в виде кровоподтека и носового кровотечения". Со стороны отца еще были действия, "унижающие человеческое достоинство и причиняющие психические страдания". Ну а как же прикажете - кулаком и без мата?

Апофеозом воспитательных мер явилась угроза убийства. Не помнящий себя от гнева отец сынка, конечно, не убил бы, но, видимо, переусердствовал с криком и мимикой:

Оставшись один, не на шутку перетрусивший Валя предпочел гибели от длани папы смерть от лекарства. Нашел таблетки клофелина и наглотался. Но не умер, спасли.

-- Прямо шекспировские страсти! - делюсь впечатлением от знакомства с этим уголовным делом со старшим следователем Увельской прокуратуры Рустамом Аминовым.

-- Ну да, только с уклоном в российскую действительность, - почти соглашается он. - Да разве у классиков такое найдешь?! Тогда же не было пунктов по скупке металлического лома! Были бы - тоже наворотили бы дел.

-- И что нашему папаше грозит?

-- К сожалению, приходится констатировать, что он совершил преступление, тянущее на статью 110 УК РФ - доведение до самоубийства или покушение на самоубийство путем угроз, жестокого обращения или систематического унижения человеческого достоинства, ну и так далее. Суд определит, как наказать.

Предпоследняя кастрюля

У бабы Марфы горе. Пришла на поселковый рынок не купить или продать, а в кругу знакомых поплакать. Утром, зайдя в свою баньку, увидела там полный разгром. Неизвестные бессердечные люди выломали из стены водяной бак из нержавеющей стали, а заодно унесли большую алюминиевую кастрюлю. Не оставили бабе Марфе даже ковшик. Он тоже был из "летучего" металла. Как можно было понять из причитаний старушки, и бак, и кастрюлю, и ковшик они с покойным мужем приобретали еще в молодости, когда все это стоило копейки.

-- Разве я это теперь куплю на свои гроши? - принародно плачет баба Марфа.

Она еще не знает, что ее товарки только что бурно обсуждали не менее потрясающую новость. В ту же ночь, когда Марфу лишали надежд на мытье в собственной бане, какие-то неизвестные и бессердечные умыкнули у многоквартирного дома: целый тротуар! В далекие времена, когда россиян еще не призывали превращать черный лом в белый нал, жильцы замостили дорогу к подъезду огромными и тяжеленными чугунными плитами. Такими раньше застилали полы в литейных цехах. Много лет в любую слякотную погоду люди ходили по этим плитам и радовались. А тут проснулись, вышли во двор и ахнули: с вечера тротуар был на месте, а к утру от него лишь следы остались.

На крайней улице поселка, в одном из добротных домов, предприимчивая семья несколько месяцев назад открыла пункт по приему металлического лома. Этому, кажется, больше всего радуются подростки, мгновенно сбившиеся в неутомимую летучую ватагу промысловиков: разреши унести на руках тепловоз - утащат. Правда, кто собирает металл по ночам и куда его уносит, об этом жители поселка имеют смутное представление. Иногда, говорят, звонят в милицию, да толку-то. Обычно все обходится обсуждением на базаре - хоть душу излить.

-- А я всю посуду давно на улице не оставляю, в дом заношу! - делится опытом с бабой Марфой ее соседка.

-- Так и из дома того гляди скоро унесут! - возражают ей подруги.

Стало быть, у кого-то из этих пожилых женщин алюминиевая кастрюля еще сохранилась. Значит, у бабы Марфы была пока предпоследняя.

Несколько дней назад встретил знакомого адвоката. Он кипел от возмущения: ездил на кладбище, на могилу матери, а памятник украли, потому что был изготовлен из нержавеющей стали. Придется заказывать из мрамора.

А недавно мы с одним пожилым человеком, проезжая рядом с сельским кладбищем, увидели несколько подростков, копошащихся у груды ржавого металла, - что-то колотили и отдирали.

-- Ты мне объясни, - глядя на подростков, обратился ко мне знакомый, - почему государство заготовку металлического лома превратило в частную лавочку и фактически отказалось ее контролировать?

Мы с ним долго дебатировали, пытаясь одновременно и осуждать, и оправдывать, и в конце концов поссорились. Теперь прихожу к выводу, что без ругани эту тему и обсуждать нельзя.

Комментарии
Комментариев пока нет