Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Больная артерия челябинска

14.10.2004
Что и когда мы можем позволить себе на берегах Миасса

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск

Река Миасс не так проста, как нам кажется и как нам хочется. Надо знать обхождение с ней.
Гидрологи признали ошибкой то, что в центре города берега реки раздвинуты не в меру, что берег у торгового центра и цирка лишен течения и потому заиливается и зарастает травами. Надо бы, объясняли знатоки-гидрологи, сузить реку и тем самым ускорить ее течение в естественном русле. Пока все сводилось к общим размышлениям, возражений не было.

Что и когда мы можем позволить себе на берегах Миасса

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск

Река Миасс не так проста, как нам кажется и как нам хочется. Надо знать обхождение с ней.

Гидрологи признали ошибкой то, что в центре города берега реки раздвинуты не в меру, что берег у торгового центра и цирка лишен течения и потому заиливается и зарастает травами. Надо бы, объясняли знатоки-гидрологи, сузить реку и тем самым ускорить ее течение в естественном русле. Пока все сводилось к общим размышлениям, возражений не было. Но как только ЗАО "Энергоинвест" намерилось засыпать часть речной акватории и построить на насыпи ряд объектов торгово-досугового назначения, у специалистов возникли сомнения по поводу русловой судьбы Миасса.

Л. Петрова (институт "Промстройпроект"): "Проведение работ по изменению русла реки путем подсыпки для создания новых площадей под застройку возможно только после проведения гидрогеологических исследований и оценки возможных последствий".

С. Акимов (Уральское бассейновое водное управление): "Дальнейшая застройка прибрежной полосы, а тем более сужение (засыпка) русловой части реки Миасс, приведет к повышению уровней воды при пропусках паводка и значительным негативным последствиям".

С. Малышев (главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды): "Уменьшение емкости пруда вследствие засыпки части его акватории может привести к необходимости сокращения объемов водопотребления предприятиями для производственных нужд".

Против засыпки части русла и профессор, технический директор "Уралгидромехпроекта" Т.И. Пеняскин, предоставивший редакции свои доводы и резоны.

Что случилось? Почему специалисты отказались признавать ошибкой искусственное расширение русла реки в центре города и тем самым поставили под сомнение проект "Энергоинвеста"?

Река - организм, не сказать, что живой, но единый, и частное вмешательство в него может иметь общие последствия. Ожидаемые и неожиданные последствия, к которым может привести частный проект "Энергоинвеста", - именно это остановило специалистов, когда инвестор подступился к ним энергично и нетерпеливо. Тактический шаг "Энергоинвеста" заставил всех вспомнить о стратегической проблеме реки Миасс. То, что мы можем себе позволить на берегах реки (тактика), должно вписываться в разворот работ завтра (стратегия). Частное имеет право на реализацию только как часть общего. Нельзя сегодня что-то строить, чтобы завтра признать это ошибкой и разрушить. Но вся беда в том, что у нас еще нет стратегии реки Миасс.

Пятнадцать лет назад я за несколько дней прошел по берегам Миасса от Шершневской плотины до Каштака. Такого "путешествия" более чем достаточно, чтобы понять, как неподъемно тяжела проблема реки в черте города. Поднимать эту тяжесть нет желающих, тем более, что нет знающих, как это сделать. Чтобы привести реку в порядок, требуются огромные средства. Их, разумеется, нет. Время от времени объявляются инвесторы, но их, подобно "Энергоинвесту", останавливают перед стеной, на которой написано "Последствия неизвестны".

Почему все-таки нельзя "поправить" левый берег Миасса у торгового центра и цирка? Такая "поправка" вроде бы логична: в суженном русле ускорится течение, что предотвратит заиливание дна. Так оно и было бы, но в центре Челябинска река - не река, а пруд: плотина ЧГРЭС подпирает воду до моста по Свердловскому проспекту, а подпор противостоит течению. Потеряв водное зеркало, мы не дадим реке и желанной стремительности. Кстати, пока Миасс пересекает город, его перегораживают четыре плотины - не разбежаться ему никак. Значит, мы лишили его способности выносить из русла наносы, взвалив эту трудную работу на себя.

В русле реки от Шершневской плотины до плотины ЧГРЭС надо изъять 4379 тысяч кубометров грунта. Стоимость дноуглубления на этом участке - 549 миллионов рублей. Эти данные принадлежат профессору Т.И. Пеняскину, человеку, который не одно десятилетие знает проблемы реки Миасс, который принимал участие в первой эпопее ее очистки, закончившейся в 1965 году.

По мнению Пеняскина, Челябинск обречен время от времени чистить русло реки, в том числе и его отстойные прибрежья, поэтому нет смысла засыпать часть водной поверхности. Значит, рано или поздно город должен приобрести земснаряд. И, скорее всего, не один.

В далеком 1987 году специалисты-водники составили так называемые предпроектные проработки "по расчистке и регулированию реки Миасс в пределах городской застройки". В тех проработках предполагалось очищать Миасс тремя земснарядами: сначала два из них за восемь лет (с 1986 по 1993 год) должны были выбрать из пруда "Коммунар" 2,6 млн. кубометров илов, а затем присоединиться к третьему и работать в пределах городской застройки до 2003 года. Тогда проработки остались на бумаге.

А теперь? С земснаряда и начинать? Можно и с него, если учесть, что земснарядные хлопоты займут не один год и не два. Однако профессор Пеняскин (и не только он) считает, что прежде или одновременно с выносом илов из русла необходимо заняться проблемами ливневой канализации, которая как раз и смывает в реку грязную муть с территории значительной части города. И эта задача не нова. Она значится и в проработках 1987 года. В них отмечается, что дождевая вода сбрасывается в Миасс через 26 выпусков. Это прежде всего речки Игуменка и Челябка, ставшие коллекторами ливневой канализации, а также выпуски ниже улиц Елькина, Косарева, Молодогвардейцев, Красного Урала и др. Не секрет и то, что ливневой канализацией покрыта отнюдь не вся территория Челябинска.

Чтобы дождевая вода не загрязняла реку, ее перед выпуском надо очищать. То есть на берегах реки строить очистные сооружения, что во многих случаях затруднительно: нет для них места, не говоря о том, что они не украшают город. Наконец, сама технология очистки не очень ясна. Возможно, для этих целей пригодятся обезвоживатели, предлагаемые профессором Пеняскиным.

Если допустить, что мы найдем силы и средства очистить ливневые стоки, а также само русло реки, останется еще одна, пожалуй, главная беда - маловодность Миасса в черте города. Река приносит в город, в Шершневское водохранилище, 12 кубометров воды в секунду. Эту воду разбирают, в грубой прикидке пополам, население (из Шершней) и предприятия (у ЧГРЭС). Как можно "наказать" реку, приговорив ее на "пожизненное заключение"? Очень просто - перекрыть ее плотинами и лишить воды. Мы так и поступили с Миассом, оставив ему по сути только то, что не смогли перехватить. Ведь вода, создающая речное зеркало в центре города между тремя мостами, предназначена и принадлежит заводам, которые "проглатывают" ее у плотины ЧГРЭС. Нами утилизирован весь сток Миасса, в нем нет воды, которая течет "просто так", с естественной речной бесцельностью.

Нельзя сказать, что у Челябинска Миасс прекращается. Нет, до города и после него он держит свой средний уровень. Мы лишили его силы как раз в центре города, именно там, где он нам необходим как "украшение".

Где взять воду для Миасса? В Уфе? Да, на Уфе построено Долгобродское водохранилище, но пока еще вилами на уфимской воде написано, когда она по каналам, тоннелям и трубам перетечет в Аргази и перетечет ли вообще, потому что электрические тарифы позволят ее перекачивать разве что при угрозе неминуемой катастрофы.

Воду для Миасса можно взять у Миасса. Ту самую воду, которая приходит в наши квартиры и уходит в канализацию. После ее очистки активным илом, то есть микроорганизмами, на городских очистных сооружениях она требует так называемой доочистки, которая обеспечивает ей истинную чистоту и безопасность. Эту бы воду после доочистки вернуть реке.

В 80-х годах в Челябинске, в Гипромезе, была разработана схема доочистки сточных вод города и их обезвреживание озоном. По согласованию с Минздравом воду, очищенную на опытной установке, проектировщики несколько месяцев возили в Москву, в медицинский институт, где ею поили мышей. В результате этого эксперимента были утверждены всесоюзные нормы, разрешающие использовать сточные воды, очищенные по челябинской технологии, в системах технического водоснабжения. Предполагалось, что на берегу Миасса будут построены сооружения глубокой очистки сточных вод, чтобы подать их снова в реку где-то выше плотины ЧГРЭС. В этом случае Миасс стал бы по крайней мере вдвое полноводнее. Первую очередь комплекса намечалось сдать в эксплуатацию в 1994 году. Не надо объяснять, что как раз в те годы Уралу и России было не до речных проблем.

Реке можно вернуть и воду, которой предприятия подпитывают свои оборотные системы. Считается, что челябинские заводы берут из реки только семь процентов воды, которая им необходима, а остальную используют в обороте. Но и эти семь процентов - почти половина стока реки Миасс. Очень давно, полвека назад, специально для Челябинска рядом институтов была разработана уникальная технология очистки сточных вод (коммунальных и заводских) с использованием естественной способности воды самоочищаться. Проект предусматривал такой порядок: коммунальные стоки восточной части города, а также заводские стоки этого района пропускаются через обычный цикл биологической очистки, затем сливаются в Фатеевскую долину, в зарослях которой продолжают очищаться, попадают в озеро Шелюгино, перетекают в озеро Второе, перекачиваются в озеро Первое, в котором вода будет вполне пригодной для технических нужд. И в этом случае предприятия снизили бы нагрузку на Миасс.

Сожалеть ли о том, что эти два проекта не осуществились? Наверное. Город приобрел бы опыт очистки воды, пусть и смешанный - положительный с отрицательным. Возвращаться ли к этим проектам или оставить их в прошлом - решать специалистам. Но уже сегодня, может быть, ясно одно: в реку Миасс стекается так много грязи, что она не способна сама очиститься от нее. Значит, ей следует помочь технически. Способы технической очистки воды совершенствуются год от года. Может быть, пригодится опыт ПО "Маяк", других оборонных предприятий, которые умеют очищать до немыслимой чистоты самые ядовитые смеси. После технической очистки воды тонкую доочистку ее можно поручить природе - зарослям тростника, рогоза, водорослей, микроорганизмам.

Очистка Миасса - задача комплексная. Трудно сказать, когда мы решим этот комплекс проблем. Судя по всему, не скоро. Это не значит, что остается только ждать и никого не допускать к реке. Где отдельно, где совместно, в складчину, фирмы могут работать на берегах Миасса, обустраивать их и благоустраивать, если их вмешательство вписывается в стратегию преобразования реки. Которой, увы, пока нет.

Комментарии
Комментариев пока нет