Новости

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Язык Астафьева

15.10.2004
Он не давал врать великому писателю и человеку

Меня давно мало интересуют сюжеты современных книг, содержание их, то есть истории героев, факты и т.п. Несмотря на все ухищрения, извороты и плутни талантливых рассказчиков, в основном книги об одном и том же. Меня интересует язык. Поэтому чаще всего заглядываю в прозу таких писателей, как Платонов, Евдокимов, Писахов, Екимов.

Он не давал врать великому писателю и человеку

Меня давно мало интересуют сюжеты современных книг, содержание их, то есть истории героев, факты и т.п. Несмотря на все ухищрения, извороты и плутни талантливых рассказчиков, в основном книги об одном и том же. Меня интересует язык. Поэтому чаще всего заглядываю в прозу таких писателей, как Платонов, Евдокимов, Писахов, Екимов... Но на первом месте был и остается у меня В. Астафьев. А любимыми книгами - словари народных говоров.

Когда-то Лотман говорил, что язык - материал литературы, то есть слово - кирпич, из которого возводится литературное сооружение. Чем богаче материал, тем богаче постройка. А вот Виктор Петрович считал, что в этом деле главное не слово (помните: вначале было слово), а звук, потом уже слово. Это очень важный момент в творчестве Астафьева. Ему нравился ритм, он говорил, что надо проверять произведение на аудитории. Думаю, он не лукавил. Отлично знал, что у плохого, затертого, пошлого слова и звук такой же.

Почти 12 лет я руководил южноуральским Союзом писателей. Около полусотни "инженеров человеческих душ". Так вот, у большинства писателей, пришедших от станка и сохи, словарный запас - в пределах трех-четырех сотен. А по нормам человек с высшим образованием должен иметь в своем запасе 12000 слов, 10-летний школьник - 3600 слов. Филолог В. Виноградов считал, что язык имеет три общественные функции - общение, сообщение и воздействие. А нашему писателю едва-едва хватает слов, видимо, только на примитивное общение.

Как-то вычитал у Р. Солнцева, что Астафьев часто пользовался иностранными словарями, областными словарями народных говоров, интересовался языком милиции и т.п. "Любовь Астафьева к родной речи иногда полемична. И он готов извлечь и архаичное слово, чтобы воспрепятствовать мякинной бесцветности, проникающей в деревню "среднегородской" речи... - писал 20 лет назад В.Я. Курбатов. - ...его народная речь мускулиста и здорова, весела и упруга - не наслушаешься".

К слову, о народной речи. "Кому и у кого учиться писать, - вопрошал Лев Толстой, - ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?" Астафьев никогда не был "литературным", даже когда делал литературу. Странно: иные писатели пишут "литературным" языком, а в жизни пользуются другим? У Виктора Петровича был и в писательстве, и в жизни один язык.

...Я приезжаю в сельское литобъединение. Начинающая писательница, передовая доярка, говорит на удивительном русском языке, а пишет "грезы", "томные уста" и пр. Я ей: "Ты что, утром встаешь и говоришь: "Петя, я всю ночь грезила"?

Язык Астафьева - не сочинительский. Натуральный. Как-то один так называемый филолог по ТВ брезгливо морщился: "Не люблю Астафьева, от его романа "Прокляты и убиты" фекалиями несет".

В одном из своих опусов я когда-то писал: "...вхожу в забой/Не лирическим героем,/А вот так, самим собой". Виктор Петрович почти всегда сам - "лирический герой". И это здорово: он пользуется своим "родным" языком, которым щедро наградила его природа. Язык писателя я бы сравнил с геологической брекчией - сцементированными кусками разных минералов. Мне не по силам объяснить, что такое "язык Астафьева". Остановлюсь на нескольких компонентах астафьевской брекчии. Фольклор, которым широко пользуется писатель. Слова "чудище", "змеиный", "царь-рыба", "оборотень", "поединок" - явно фольклорного происхождения. Его произведения насыщены пословицами и поговорками. Не избитыми, затертыми, а почти неизвестными, часто своими (возможно) собственными: "Не тереби лихо, пока оно тихо" ("Царь-рыба"), "Видит кошка молоко, да рыльце коротко", "Ловко в чаю плавает веревка", "Чем хуже дела в приходе, тем больше работы звонарю", "Раз занесло незваных гостей в дверь, вынесет в трубу" ("Последний поклон"). "Тайга - наша кормилица, хлипких не любит", - вспомнил он слова отца и дедушки, то есть дед - отцу, отец - сыну и т.д. Уже готовая пословица ("Васюткино озеро").

Речевая игра: "Два тайменя, один с вошь, другой помене".

Образность: "Червячками сползали головастые дождинки", "Из-за кривых груш бодливо выглядывала избушка".

Сравнения: "Свобода для народа незрелого, нравственно запущенного, с изуродованным сознанием, со смешанными понятиями добра и зла то же самое, что бритва в руках ребенка".

Точность слова: "Ноги издрябли и сморщились от сырости", "Дряблая вода".

Есть такое понятие - "художник слова". Так Виктор Петрович в прямом смысле слова был художником. Что ни слово, то картинка: "Пилотка скоро превращается в капустный лист" (из интервью Н. Михалкову о войне), "Анна, нашелся пескаришка-то!" (дед о Васютке).

Мне очень нравится такая фраза: "И мотор, будто сунули ему в рот паклю, заработал глуше".

Твардовский заметил однажды в адрес К. Симонова: "...ни одного своего слова". У Астафьева свои слова, о которых мы даже не догадывались: "Гудела печка и малинилась", "Уконтромлю!" - кричит дядя Кузя на балабана". Что за слово "уконтромлю"? Ни в одном словаре я не нашел. Видимо, от "уконать" или "ухайдакать". Или вот слово - "размахайство".

Читать Астафьева без слез и смеха невозможно. Ирония, самоирония, юмор и грусть (печаль, сентиментальность) у него бок о бок. "Стрелок я плохой, на три метра с подбегом..."

Язык Астафьева живой, естественный. И еще я бы добавил: язык Астафьева - честный язык. В нем нет слов ложных, фальшивых, обманных, имитационных, маскировочных. Автор не виляет по страницам своих произведений. Вычитал в дневниках Вл. Крупина: "Не даст язык врать". Больше, чем кому-либо, язык не давал врать Виктору Петровичу.

Язык Астафьева - жесткий, бескомпромиссный. Может быть, порою и злой язык, но не зловредный: "Нажравшись бормотухи, шофер, вывозивший с берега дрова... вылетел на тротуар и сбил двух школьниц... Пакостливый, как кошка, и трусливый, как заяц... шофер спрятался за прудом... не чуя оводов, облепивших его рожу" ("Царь-рыба").

И в заключение хочу предложить нынешним и будущим филологам составить словарь Виктора Петровича Астафьева.

Николай ГОДИНА

Комментарии
Комментариев пока нет