Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сирота с пеленок

27.10.2004
Смерть 30-летней женщины развела родственников и врачей по разные стороны

Виктория ФРОЛОВА
Магнитогорск

В этом году молодая семья Нелюбиных из Магнитогорска готовилась к счастливейшему событию - рождению сына. А вынуждена была пережить страшное несчастье.

"Врачам не верю!"
Татьяна и Евгений поженились три года назад. Познакомились благодаря работе: оба служили в воинской части. Уже через месяц Женя понял: без Тани ему не жить.

Смерть 30-летней женщины развела родственников и врачей по разные стороны

Виктория ФРОЛОВА

Магнитогорск

В этом году молодая семья Нелюбиных из Магнитогорска готовилась к счастливейшему событию - рождению сына. А вынуждена была пережить страшное несчастье.

"Врачам не верю!"

Татьяна и Евгений поженились три года назад. Познакомились благодаря работе: оба служили в воинской части. Уже через месяц Женя понял: без Тани ему не жить. Только там, где она, будет его дом и его семья. Родителям, и ее, и своим, сказал просто: люблю, будем жениться. Вскоре родилась дочка Алена. Бабушки с дедушками не могли нарадоваться на молодую пару. Как-то Евгений признался жене, что жалеет только об одном - что они не встретились раньше.

-- Она была такая удивительная. По-настоящему родной, близкий человек. Я для нее все на свете мог сделать. Мы и поссориться всерьез ни разу не успели. Таня дочку очень любила, в доме всегда с такой выдумкой все сделает, с добротой. Гостям у нас нравилось бывать. На похороны больше двухсот человек пришло. Сегодня для меня сидеть в детской комнате с веселыми розовыми обоями с котятами невыносимо.

Из заключения областного патологоанатомического бюро: "основное заболевание: послеродовый сепсис, ведущее смертельное осложнение и непосредственная причина смерти: респираторный дистресс-синдром".

По мнению Евгения, такого финала не предвещало ничто. И врачам, объясняющим случившееся стечением неблагоприятных обстоятельств, он не верит. Нелюбин пошагово воспроизвел картину событий начиная с 19 августа, когда они вместе пришли на прием к врачу-гинекологу Елене Мерзляковой.

-- Первого ребенка, дочку, Таня родила сама. Последнюю беременность регулярно наблюдалась в женской консультации. В день визита к Мерзляковой чувствовала себя неважно. Врач, смерив давление, сделала укол и сказала, что нам необходимо срочно ехать в роддом. Мы заехали на такси домой за вещами и максимум через 40 минут были в приемном покое роддома N 2.

Предъявили направление. Но медсестра отрубила: "Врача нет. Сидите и ждите". Через 15 минут у Тани стала кружиться голова. Я срочно потребовал доктора в приемный покой. Медсестра бросила: "Не могли раньше сказать, что давление?" Только после этого пришла врач, начала осмотр и оформление.

Вечером в комнату свиданий Таня не спустилась. Позже позвонила домой и сказала, что ей ставили капельницу, которую повторят и наутро, если давление не снизится. И будут готовить к родам. Затем Таня пожаловалась, что ей трудно дышать, но врачи сказали, что такое бывает.

Рано утром в пятницу она позвонила еще раз. Жаловалась, что всю ночь не спала - такая сильная одышка.

-- Ты же в больнице, среди врачей. Скажи им, пусть помогут.

-- Говорила.

" : не понимаю, что со мной"

Через несколько часов после этого разговора жена позвонила Евгению на работу и сказала, что ее ведут на операцию.

-- Я крикнул в трубку, чтобы она на операцию не соглашалась и обязательно дождалась меня. Буквально через полчаса был там. Но Таню уже увели. В 13.30 мне сообщили, что родился сын, а Таня еще в операционной.

Когда я вечером позвонил ей на мобильный, Таня жаловалась, что ей очень тяжело дышать. Я буквально кричу: "Срочно зови врача!" А она говорит, что уже обращалась, но ей ничего не дали. Спросил, почему согласилась на операцию. Таня сказала, что ее запугали, заставили согласиться: побоялись оставить на выходные. Ей делали наркоз, хотя она просила обойтись без него, ведь у нее в детстве была операция на легких. Рассказывала, что сначала сделали укол под лопатку, потом пытались вколоть что-то в позвоночник. Кололи четыре раза, но так и не попали (у Татьяны был сколиоз). И тогда дали наркоз. Я слышал в трубке, что дышит она прерывисто, тяжело.

21 августа Таня успела передать записку: "Сегодня приносили нашего мальчика. На кого похож, еще не поняла. Очень спокойный. Грудь не берет пока, т.к. сытый. Волосы темные, очень много. Глаза синего цвета. Нос не как у Алены, у них только губы похожи и бородка. Я сама чувствую себя неважно, постоянная одышка, дышу только с кислородом. Думаю, это все из-за лекарств, которые мне делают. Ночью вообще спать не могу, т.к. задыхаюсь, и вообще я не понимаю, что со мной. Но надеюсь, что скоро все пройдет. А в остальном все хорошо, отношение врачей очень хорошее. Я вас очень люблю и всех целую".

В тот же день ее подключили к аппарату искусственного дыхания. От заведующего реанимационным отделением Константина Шевкунова родные узнали, что у Тани произошла тромбоэмболия легких, остановка сердца, развилась гипоксия головного мозга. Состояние врачи характеризовали как тяжелое. На консультацию в роддом по поводу Тани приезжал главный реаниматолог города, заведующий реанимационным отделением горбольницы N 4 Вячеслав Попов. Было решено перевести Татьяну в его отделение. Там был аппарат искусственной вентиляции легких с увлажнителем, который, по заверениям врачей, мог "точно поставить ее на ноги".

Несколько дней Евгений буквально жил возле роддома, по два-три раза в день навещая жену. Беседовал с врачами, смотрел рентгеновские снимки легких. Говорит, что на них непрофессиональным взглядом был виден прогресс. Результаты анализов тоже обнадеживали. Шевкунов при встрече признавал явное улучшение.

Перевод в горбольницу N 4 был назначен на 26 августа. 24 августа Таня была в сознании. Вместе они выбрали имя сыну. Разговаривать она не могла, но условились, что если имя понравится, то даст знак - закроет глаза. Мальчика назвали Владиславом.

26 августа Евгений забрал из роддома сына. Татьяну в тот день в горбольницу так и не перевели: ей срочно делали операцию. Какую, ему не сказали. Сначала объявили, что будут вставлять в трахею трубки для аппарата искусственной вентиляции легких. Встреченный Евгением Константин Шевкунов утверждал, что операция была сделана, чтобы "почистить источник тромбов".

О том, что Татьяне в тот день под наркозом удалили матку, муж узнал через несколько дней. Евгений уверен, что последующее ухудшение было вызвано тем, что второго наркоза легкие не выдержали.

-- У Тани поднялась температура. Поначалу врачи объясняли это тем, что перегорает молоко. Затем сказали, что началось воспаление легких. Потом констатировали, что воспаление перетекло в отек и развилось "шоковое" легкое.

Кто в ответе?

30 августа Евгений сам помогал медперсоналу перенести жену из роддома в машину и вместе с бригадой сопровождал каталку до дверей реанимационного отделения горбольницы N 4.

1 сентября его на несколько минут пустили к жене. Он успел спросить, лучше ли она себя чувствует. Поворотом головы Татьяна ответила, что "нет".

3 сентября Евгений, стоя на улице под окнами, где лежала Таня, увидел, как в палате началось оживление. Он взлетел на второй этаж. В отделение стекались врачи. Вышедшая минут через 20 медсестра призналась, что плохо было именно с Таней. Заведующий отделением Вячеслав Попов подтвердил, что состояние критическое. Была остановка сердца на фоне легочной недостаточности. Сердце запустили, но через несколько минут последовала вторая остановка. Снова запустили. Обещать что-либо он уже не брался.

-- Утром 4 сентября мы приехали в больницу вместе с родителями и братом. Дежурный врач согласился меня пустить. Сказал, что я, может, вижу Таню живой в последний раз. Она была без сознания, монитор не показывал ни пульса, ни давления. Рядом с Таней я пробыл минуты две-три, потом меня попросили уйти. Это было примерно в полдесятого утра. В 12.45 я позвонил из дома в отделение, чтобы узнать, как она. Дежурный врач ответил, что в 10 часов была остановка сердца, в 10.30 врачи констатировали смерть.

В тот день от дикой боли у Евгения остановилось сердце. Вызвали "скорую", откачали.

-- Таня с собой меня не забрала, оставила с детьми. Теперь я выдержу. Я военный человек, нас учат переживать потери. Но кто мне объяснит, кто в ответе за случившееся с моей женой?!

Проклятые вопросы

Двухлетней Аленке папа сказал, что мама теперь живет на облачке. И когда солнышко так тепло светит - это мама улыбается и думает о своей дочке.

Алена с братом сейчас живут вместе с папой. На заявление Евгения с просьбой выделить ему медсестру для ухода за новорожденным был получен отказ. Такой дополнительный патронаж существующими нормами не предусмотрен. Все, чем могут помочь семье Нелюбиных, - оформить декретный отпуск кому-то из бабушек либо самому Евгению. Заведующая детской поликлиникой N 3 Ольга Центнер предложила также сдать двухмесячного Владислава в детдом, где ему будет обеспечен необходимый уход.

После рассмотрения материалов, предоставленных управлением здравоохранения, прокуратура Ленинского района Магнитогорска в возбуждении уголовного дела по факту смерти Т.В. Нелюбиной отказала.

Вопросы к врачам у Евгения по-прежнему остались.

-- Татьяне с восьмой недели беременности ставили диагноз "гестоз". Однако врач, наблюдавшая Таню, не проводила ни со мной, ни с женой никаких бесед о возможных последствиях и исходе родов при таком диагнозе. С женой у нас друг от друга секретов не было, тем более в вопросах жизни и здоровья друг друга.

-- Почему было принято решение к экстренному кесареву сечению, если до этого нам обещали плановые роды?

-- Почему, зная, что у Тани проблемы с легкими, для двух операций не нашли другой анестезии, кроме наркоза?

-- На каком основании от меня скрывали сведения о характере предстоящих операций и состоянии здоровья моей жены?

Cостояние здоровья магнитогорских женщин далеко от идеала

Начальник управления здравоохранения администрации Магнитогорска Нина ЧЕХА:

В течение многих лет материнская смертность в Магнитогорске значительных изменений не претерпевала. Несмотря на усилия, направленные на улучшение материальной базы родильных домов, на санитарно-просветительскую работу, на внедрение новых медицинских технологий, одна-две женщины в год, к сожалению, погибают во время беременности. По совершенно разным причинам. Для нас каждый случай материнской смертности - это трагедия.

Вообще состояние здоровья магнитогорских женщин далеко от идеала. Более 50 процентов из них страдают анемией (у беременных этот показатель еще выше). У многих больны почки, имеется дефицит массы тела, патологии иммунной системы, других состояний, практически всегда обостряющихся во время беременности.

-- В последние три года отмечается рост инфекционной патологии (современные лабораторные технологии позволяют диагностировать ранее неизвестные процессы: цитомегаловирусную инфекцию, хламидиоз, гарднереллез и еще около 10 инфекционных заболеваний).

И когда Евгений Нелюбин пишет, что его жена была здорова - это, к сожалению, не так. Из соображений врачебной этики я не могут перечислить те заболевания, которые у нее имелись. Но на двух моментах, которые сыграли роль в развившихся осложнениях, остановлюсь. В детстве у Татьяны было тяжелое легочное заболевание, ей была удалена одна доля легкого. К тому же за последние два года эта беременность была третьей. Первая закончилась родами в срок и кормлением грудью, бессонными ночами. К третьей беременности запас внутренних резервов организма был исчерпан. В амбулаторной карте есть записи о высоком риске развития осложнений данной беременности, о том, что появилась и нарастала клиническая картина гестоза. Татьяна посещала консультацию регулярно, ей назначалось лечение. Но ей надо было хорошо отдыхать, а дома ее ждал маленький ребенок, и эффекта от амбулаторного лечения не было. Неоднократно ей рекомендовали лечь в стационар, но Татьяна отказывалась (о чем есть записи в медицинской документации с ее подписью). И только в ту последнюю явку в женскую консультацию, когда она пришла вместе с мужем, после беседы с ним согласие на стационарное лечение было получено.

Нет смысла описывать процесс лечения в роддоме. По жизненным показаниям Татьяне была произведена операция - кесарево сечение, позволившая появиться на свет здоровому ребенку. Но старые (из детства) проблемы и более поздние напомнили о себе. Развилось тяжелое осложнение. Появилась необходимость во второй операции. Почему не обговаривали объем и характер операции с мужем? Абсолютно все женщины, которым производится то или иное гинекологическое вмешательство, сами решают, какой объем информации об этом они сообщат мужу. На это у них есть и юридические основания, и женская логика.

К сожалению, усилия медиков оказались тщетными. Это трагедия близких, но, уверяю вас, и медиков тоже. С каждым больным во враче погибает какая-то его частичка.

Клинический разбор данного случая продолжался в управлении здравоохранения Магнитогорска пять часов без перерывов. Выслушали всех: и тех, кто наблюдал больную, и экспертные заключения специалистов, и эмоциональные, профессиональные высказывания главных специалистов (главного акушера-гинеколога, главного реаниматолога и других). Были вопросы: почему не настояли на более ранней госпитализации? Адекватная ли проводилась терапия? Медики - не юристы, они пытались понять, можно ли было спасти женщину и все ли для этого было сделано. Результаты разбора и экспертное заключение были направлены в ответ на запрос юридических органов. А медики вновь на своих рабочих местах - в женских консультациях, роддомах, реанимационных отделениях - делают все, чтобы были живы и здоровы дети, их мамы и папы.

Доктора лукавят

К комментарию управления здравоохранения Евгений отнесся все с тем же тяжелым скептицизмом:

-- Я не видел амбулаторную карту с подписью-отказом Тани от госпитализации. Мне этих документов не показывали, хотя есть мое заявление с просьбой предоставить мне все копии. Но копии истории родов, всех экспертиз, заключений я добывал сам. Во время беременности Татьяна прошла три курса сохраняющей терапии при женской консультации и один курс - в стационаре, со 2 по 18 июня. То есть врачебные рекомендации не игнорировала. Заботы о маленьком ребенке и домашние дела не носили такого изнуряющего характера, как это хотят представить. У моей жены были все условия для отдыха. В женскую консультацию каждую вторую неделю мы ходили вместе, врач Мерзлякова меня прекрасно знала. И могла в любой момент со мной побеседовать, если ситуация ее так настораживала. Да, нам предлагали госпитализацию 1 и 19 июля. Но к Тане из Сургута приехала повидаться сестра. А какая же эта встреча, если человек лежит в больнице?

Евгений Нелюбин намерен продолжать искать правду в областном министерстве здравоохранения и настаивает на проведении еще одной независимой экспертизы.

Комментарии
Комментариев пока нет