Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Здесь опасно быть русским

16.11.2000
Корреспонденты "Челябинского рабочего" поехали в Чечню, чтобы завершить газетную акцию "Старики Аргуна"

Сергей КУКЛЕВ, Александр Кондратюк (фото)
Челябинск-Аргун-Челябинск

В начале февраля "Челябинский рабочий" объявил акцию "Старики Аргуна" в поддержку престарелого русского населения чеченского города. В течение месяца в редакцию поступили посылки с одеждой, продовольствием и медикаментами от более чем двухсот наших читателей. В марте, перед Пасхой, этот груз был доставлен в Чечню колонной ГУВД Челябинской области. В ответ жители Аргуна передали южноуральским милиционерам благодарственное письмо. В нем также содержалась просьба прислать религиозную литературу.

Корреспонденты "Челябинского рабочего" поехали в Чечню, чтобы завершить газетную акцию "Старики Аргуна"

Сергей КУКЛЕВ, Александр Кондратюк (фото)

Челябинск-Аргун-Челябинск

В начале февраля "Челябинский рабочий" объявил акцию "Старики Аргуна" в поддержку престарелого русского населения чеченского города. В течение месяца в редакцию поступили посылки с одеждой, продовольствием и медикаментами от более чем двухсот наших читателей. В марте, перед Пасхой, этот груз был доставлен в Чечню колонной ГУВД Челябинской области. В ответ жители Аргуна передали южноуральским милиционерам благодарственное письмо. В нем также содержалась просьба прислать религиозную литературу. В ноябре корреспонденты "Челябинского рабочего" привезли 20 подарочных экземпляров "Нового Завета" в Аргун:

Хотим поблагодарить всех читателей "Челябинского рабочего", откликнувшихся на призыв о помощи, и Челябинскую епархию.

Прошла неделя после командировки в Аргун. Какие-то впечатления потускнели, какие-то, наоборот, приобрели фотографическую ясность. Совершенно невообразимое смешение мирной жизни на фоне фугасных разрывов, звериная злоба в глазах молодых и отчаяние во взглядах пожилых чеченцев. Мы ехали в Чечню, чтобы увидеться с русскими аргунцами, а попали в зону проведения боевых действий, где быть русским опасно и носить православный крест на груди просто недопустимо.

Разрыв между мировоззрением чеченца и русского настолько велик, что говорить о скором примирении двух наций невозможно. Случай из жизни: хирург аргунской больницы спорит с челябинским милиционером.

-- Наша вера сильнее, - говорит образованный человек, спасший, быть может, не один десяток жизней.

-- Почему? - спрашивает сержант, поправляя сползший с плеча ремень автомата.

-- Вот смотри. Лежал у меня вчера на операции раненый, - с кавказским акцентом начинает пояснять эскулап. - Я ему пулю вырезал, а тут время намаза подошло. Я пошел делать намаз. Вернулся, а пациент - живой. Если бы Аллах хотел, чтобы он умер, он бы умер:

Логика. И ведь это говорит не невежественный крестьянин, прочитавший за всю жизнь лишь сотню этикеток на спичечных коробках. Это говорит специалист, закончивший институт и давший в свое время клятву Гиппократа. Делать намаз он ушел не один. Вместе с ним операционную покинули анестезиолог и два ассистента.

Или вот еще парадокс: косой взгляд на чужую жену расценивается в Чечне как личное оскорбление. За комплимент, высказанный вслух, можно получить нож в спину. Слова "проституция", по идее, в чеченском словаре вообще не должно быть. С другой стороны, женщина - это товар, вещь. Если за нее платят деньги, то почему бы и не продать? Так и случается:

Сильны клановые традиции. В 30-тысячном Аргуне существует 29 кланов-тейпов. Это своеобразные государства в государстве со своими законами и сферами влияния. Слово главы тейпа - закон. Совет старейшин решает, кто должен жить, а кто умереть. Умереть по разным причинам. Закон кровной мести до сих пор определяет стиль поведения большинства аргунцев, грозненцев и жителей самых заброшенных горных поселков. В Аргуне я много раз замечал людей в белых тюбетейках. Потом узнал, что этот головной убор - атрибут противника ваххабизма. Казалось бы, он должен тысячу раз расстаться с жизнью. Ничего подобного. Он знает, что его убийцы будут найдены и уничтожены. За него отомстит тейп. Знают это и убийцы, поэтому рисковать не хотят:

На аргунском кладбище много флагштоков, воткнутых в землю у могил. Это - не-отомщенные. Большей частью те, кто погиб в стычках с российскими войсками. На некоторых шестах укреплен зеленый флажок - отомстили. Месть на Кавказе носит вполне конкретный характер, хотя можно и откупиться. Если чеченец похитил первую (а кто-то очередную) жену, она может и отказаться жить в его доме. В таком случае за нанесенное оскорбление он обязан выплатить родне "невесты" пять тысяч рублей. Но, не дай Бог, если притязания горячего горца зашли дальше, чем просто похищение. За изнасилование убьют без разговоров.

Многое в Чечне было совершенно непонятным и диким. Как, например, взращивают злобу, как культивируют насилие? Оказалось, просто. С детства. Стоит четырехлетний мальчик. Разговорились. "Ты мужчина?" - вопрос, на который однозначно ответит любой еткульский пацан, вызывает затруднение. "Не-ет, - тянет чумазый мальчишка. - Мужчины в горах, воюют, а я еще стрелять не умею". Пройдет лет пять, и у него хватит сил, чтобы передернуть затвор автомата:

Еще зарисовка. В следственном изоляторе аргунского ОВД сидят разные люди. Кто воровал, кто баловался наркотой. Есть снайпер - парнишка двадцати лет от роду. На снимке он стоит с портретом Путина. В "жигуле", который остановили на блокпосту, нашли гранатомет, винтовку и патроны. Он не подавлен, и мысль о скором наказании его не пугает. Даже смерть для него пустой звук. "И даже если мы все умрем, мы перейдем в Священный Джихад", - пишет газета "Ичкерия", распространяемая в Чечне. Быть русским здесь не модно...

Читатели "Челябинского рабочего" помогли русским старикам, которые оставались в Аргуне еще весной. Вы действительно дали возможность выжить россиянам, которые не находились под опекой тейпа, а оказались в Аргуне случайно, как осколки послевоенного времени. Теперь их нет. На самом деле нет. Мы не нашли в Аргуне тех, кому были адресованы те весенние посылки с одеждой, крупой, спичками и медикаментами. Женщина, которая передала челябинским милиционерам письмо для наших читателей, пропала. Ее подруга, через которую мы держали связь с русской общиной в Аргуне, убита. Она осталась одна в трехкомнатной квартире, и неизвестный убийца подстрелил ее через окно. Остальные старики либо погибли, либо нашли возможность вернуться в Россию. Теперь в Аргуне не осталось русских семей.

Тем не менее двадцать экземпляров "Нового Завета", которые мы доставили в Чечню, не пропали. Христианскую литературу там днем с огнем не сыщешь, так что наша посылка пришлась весьма кстати. Мы оставили ее в расположении временного аргунского ОВД. Пригодится, ведь еще Егор Летов спел: " : Не бывает атеистов в окопах под огнем".

:Когда наша автоколонна отправилась в обратный путь и отошла от Аргуна километров шесть, бронетранспортер, шедший в хвосте колонны, в районе селения Джалка подорвал гранатометчик. Машина встала, невредимый экипаж принялся за ремонт. Таков был прощальный жест, которым нас проводила пылающая республика. Добавить, пожалуй, больше и нечего. Акция "Челябинского рабочего" "Старики Аргуна" закончена. Необъявленная война в Чечне продолжается... n

Комментарии
Комментариев пока нет