Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

НаркоНЕзависимые

16.11.2004
В реабилитационном центре "Новая жизнь" врачуют душу наркомана

Марк РИСКИН
Челябинск-Кыштым

В челябинском центре реабилитации наркоманов "Новая жизнь" лечат свободой. А еще - религией, "когда Бог входит в твое сердце". Так объяснил мне свое мировосприятие  28-летний Максим, коловшийся пять лет и отсидевший в тюрьме три года за кражу. Еще один год он провел в добровольной изоляции от общества (условной, конечно) в реабилитационном центре.

Вера в исцеление
В центре, открывшемся в 2000 году, врачуют душу, а не тело.

В реабилитационном центре "Новая жизнь" врачуют душу наркомана

Марк РИСКИН

Челябинск-Кыштым

В челябинском центре реабилитации наркоманов "Новая жизнь" лечат свободой. А еще - религией, "когда Бог входит в твое сердце". Так объяснил мне свое мировосприятие 28-летний Максим, коловшийся пять лет и отсидевший в тюрьме три года за кражу. Еще один год он провел в добровольной изоляции от общества (условной, конечно) в реабилитационном центре.

Вера в исцеление

В центре, открывшемся в 2000 году, врачуют душу, а не тело. Наверное, именно поэтому примерно половина ребят, решивших пройти реабилитационные курсы, излечивается. Это показатель, к которому и близко не может подойти ни одна суперсовременная дорогая клиника.

Приходят в центр добровольно. Впрочем, едва ли можно так сказать о человеке, для которого обращение за помощью к Богу - последний шанс. Ребята хватаются за эту "соломинку", как утопающие, чтобы не сгинуть в смертельном водовороте, в который занесла их река жизни. А потом религия становится частью их души.

Для кого не стала - в любой момент вольны уйти. Но уходят редко, несмотря на строгий монастырский уклад. Парни и девушки ежедневно читают молитвы. И еще очень много работают: осваивают в центре профессии плотника, столяра, швейное мастерство. Свободного времени практически не остается.

-- В реабилитационный центр приходят, уже находясь на грани жизни и смерти, - говорит Максим. - Все испробовали, все испытали, во всем разочаровались. Практически у всех наркоманов судьбы если не одинаковы, то поразительно схожи. От большинства отворачивались родители и близкие, отчаявшись вытащить их из трясины. Нельзя сказать, что я не пытался завязать, но выдержки хватало только на полгода. Потом все начиналось снова. Меня везде гнали, а в центре приняли. Поверили.

В "метре" от новой жизни

Здесь надо сделать оговорку - поверили не сразу. Только после четвертого собеседования (таковы правила приема в реабилитационный центр) Максиму дали добро на поселение. Список вещей, которые разрешено брать с собой, весьма ограничен: домашняя и рабочая одежда и обязательно - строгий деловой костюм. Последний необходим для встреч с пастором.

-- Меня честно предупредили, что будет тяжело, но я решил не отступать. Пусть лучше сломаю свой характер, но обратно не вернусь. Готовность к трудностям обернулась поначалу недоумением - со мной обращались как с малым ребенком: все объясняли, показывали. Нянчились, одним словом. По сравнению с годом в колонии мне поначалу реабилитационный центр показался детсадом.

Но строгости определенные, конечно, существовали. В частности, за каждым новоприбывшим на месяц закрепляют наставника. Сами подопечные звали инструкторов "метрами" - те ни на минуту не оставляют без контроля своих подопечных. Всегда рядом: идет ли он в столовую, умывается или собирается в туалет. Подобные меры вполне объяснимы - первое время тяга к наркотикам сильна, как никогда. Каждый день - новый инструктор. С Максима надзор сняли через 20 дней - он дал понять своим поведением, что возвращаться к былому не намерен.

Но кроме поощрений в центре есть и свои наказания: за нарушение режима, плохую уборку комнаты, отлынивание от работы, за брань. Ругаться воспитанникам категорически воспрещалось. Максиму после года за колючей проволокой пришлось существенно корректировать свой лексикон.

-- Наказание, как правило, одно - заставляют сто раз переписывать главы из Библии. Я ее наизусть теперь знаю. Зато все ругательства и жаргон забыл. Навсегда.

-- А не возникало желания бросить все и вернуться к свободной жизни?

-- Так я и так свободен. Ведь что такое свобода? Это понимание того, что мне все можно, но не все полезно. Где-то после восьми месяцев, проведенных в центре реабилитации, я решил, что готов к самостоятельной жизни. Пошел к руководству и заявил, что не собираюсь ждать окончания курса и ухожу. Меня не держали, но предупредили, что если захочу вернуться, то будут ждать не больше суток. Если опоздаю, придется начинать все заново. Приехал в Кыштым, походил по городу, подумал и понял, что рановато мне еще возвращаться.

Причем возвращение к жизни за пределами центра также идет постепенно. Через девять месяцев разрешается провести день в кругу близких. Через десять месяцев допускается суточное отсутствие. Потом "каникулы" длятся неделю. Случается и такое, что год реабилитационной программы для некоторых воспитанников проходит впустую. Среди знакомых Максима были и такие, вернувшиеся на повторную реабилитацию. Искушение оказалось сильнее их характера. Не всем удается победить наркозависимость.

-- Но иногда, наверное, и тебя тянет к наркотикам?

-- Когда тяжело - лучше всего помолиться. И не надо никаких лекарств. Но чтобы помогло, надо искренне принять Бога, открыть ему свое сердце. Тогда он поможет.

-- Ты это когда осознал?

-- Первые два месяца вообще с трудом понимал, что со мной происходит. Только потом начало потихоньку доходить. Инструкторы здорово помогли. К тому же к нам приезжали психологи, пастор навещал.

Это не чудо и не таблетка

Просто "вырвать" из себя наркоманию нельзя. Пустое место будет давать знать до тех пор, пока не заполнится либо новой страстью, либо исцеляющей верой.

Красивые слова? Наверное. Но: Можно, конечно, лечить только "материальными" методами. Пичкать наркоманов современными "эффективными" лекарствами, привязывать к кровати, чтобы не могли дорваться до дозы.

Старые наркоманы говорят, что дело здесь не столько в физической привязанности к наркотику, сколько в психологической. Старая пословица гласит, что можно привести коня к водопою, но нельзя заставить его пить. В благодати и тиши на берегу Шершневского водохранилища у наркозависимых есть возможность покопаться в себе и понять, что лучше пить из чистого источника, чем из отравленного. Когда тяжело и одолевают мысли о дозе, можно поговорить с ребятами, которые в такой же ситуации, как и ты, получить совет инструктора, который сам когда-то прошел все круги наркоманского ада и вышел из этой борьбы. Никакого чуда на самом деле не происходит. Люди просто приобщаются к нормальной человеческой жизни.

Кто-то скажет: "Не верю!" Ведь врачи говорят, что наркоманию излечить практически невозможно. А тут какие-то чудесные исцеления. Однако то, что "нетрадиционная христианская медицина" работает, доказывают примеры исцеления от наркомании многих людей.

Исцелился сам - помоги другому

Вернувшись домой, Максим и его сподвижники из благотворительного фонда "Теплый дом" решили организовать филиал центра реабилитации в Кыштыме. Городская администрация выделила здание на территории бывшей воинской части в районе Дальней дачи. Сейчас они завершают ремонт помещений.

-- Рецепт освобождения от наркозависимости тот же, который я испытал на себе - личное желание, труд и вера, - заключает Макс. - Сейчас у нас пока двое подопечных. Мы готовы принять до 20 человек. Претворить планы в жизнь нам помогают и городские власти, и частные предприниматели. И я верю, что новая жизнь, к которой возвращаем зависимых от наркотиков, продлится для них и за пределами реабилитационного центра.

Комментарии
Комментариев пока нет