Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Сирота казахская

01.12.2004
В поисках лучшей доли бывший детдомовец Алексей Тонышев пешком пришел  из Казахстана в Россию

Наталья ФИРСАНОВА
Челябинск

С тех пор прошло восемь лет. Все это время он живет в Челябинской области фактически на птичьих правах, нелегально. У него нет ни гражданства, ни дома, ни работы.

Судьба Алексея типична для большинства детей, выросших в казенных домах. Их выпускники выходят в большой мир с набором одежды по сезону и небольшим материальным пособием.

В поисках лучшей доли бывший детдомовец Алексей Тонышев пешком пришел из Казахстана в Россию

Наталья ФИРСАНОВА

Челябинск

С тех пор прошло восемь лет. Все это время он живет в Челябинской области фактически на птичьих правах, нелегально. У него нет ни гражданства, ни дома, ни работы.

Судьба Алексея типична для большинства детей, выросших в казенных домах. Их выпускники выходят в большой мир с набором одежды по сезону и небольшим материальным пособием. Деньги быстро заканчиваются, а в одежде уже через месяц становится зябко. Но главное - вчерашним детдомовцам некуда идти. За воротами сиротского заведения они обречены на полную нищету и бесправие. По закону они должны получать жилье, но этого, как правило, не происходит. Нет жилья, значит, нет прописки и работы. Получается, что дети, от которых в свое время отказались родители, повзрослев, оказываются брошенными еще раз, теперь уже государством. А что может знать сирота, воспитанный по казенным инструкциям, о законах и своих правах? Оказавшись на улице, вчерашние детдомовцы пополняют ряды бомжей, попадают в сети криминала, совершают преступления, в основном кражи, а после этого - на тюремные нары. Тех, кто вопреки всему пытается строить нормальную человеческую жизнь, меньшинство.

Алексей Тонышев как раз из таких. Сейчас он живет в центре социально-трудовой реабилитации. В его комнате стоит цветной телевизор. Алексей сам отремонтировал разбитый "ящик". Под кроватью - швейная машинка. "Леха шьет классно!" - говорят соседи по комнате. Жизнь заставила Тонышева освоить разные ремесла - судьба никогда не баловала его.

:Своих родителей Алексей не помнит. В три года попал в детский дом, потом, как водится, - интернат, ПТУ. На этом его казенное воспитание закончилось, и парень оказался на улице. У него не было ни работы, ни жилья, ни денег. И тогда он решил отправиться в Россию на поиски лучшей доли. В январе 1996 года вышел из Кустаная. Перед дорогой зашел в храм, попросил благословения у батюшки. "Бог всегда будет с тобой", - напутствовал священник. С детства Алексей - верующий человек. В бывшем СССР воспитанников детского дома, замеченных в церкви, сурово наказывали. Но однажды воспитательница тайком отвела мальчика в храм, где его крестили. "Не вздумай проболтаться - на аминазин посадят (самое страшное наказание для детдомовцев. - Н.Ф.)", - предупредила она.

-- В пути меня спасала надежда и: господь Бог, - говорит Алексей. - Я мечтал найти работу в России. А когда у человека есть цель, это всегда помогает.

Но в дороге его подстерегали неприятности. Еще в Казахстане парнишку обобрали местные хулиганы. С него сняли плащ, пиджак и теплую рубашку, оставили только паспорт и свидетельство о рождении - самое дорогое, что было у Алексея. В метель и снегопад ему пришлось идти в одной майке, спортивном трико и кроссовках. При переходе через российско-казахстанскую границу путешественника тормознули пограничники. Но при виде худенького озябшего парнишки только махнули рукой и, что называется, дали зеленый свет. Алексей стучался в деревенские избы, которые попадались на пути, просился на ночлег. За горбушку хлеба помогал крестьянам по хозяйству. Порой засыпал прямо за столом перед миской с горячей картошкой. Но чаще юноше приходилось слышать угрозы: "Бомж, бич, вор. Сейчас милицию вызовем". На это он кротко отвечал: "Бог рассудит". И ночевал прямо в снежном сугробе.

-- Зароешься глубоко в снег, как под одеяло. Тепло, - вспоминает он. - Но как бы тяжело ни приходилось, я ни разу в жизни не переступил закон - никого не убил, не ограбил.

Февральским утром 1996 года человек в лохмотьях с длинными, давно не стриженными волосами пришел в Челябинск, сел в трамвай. Пассажиры шарахнулись от него в разные стороны. Кондуктор посоветовал обратиться в городскую администрацию. Там Алексей получил направление в центр социально-трудовой реабилитации Челябинска. Уже через полмесяца он устроился грузчиком в орсовскую столовую ЧТЗ.

-- Директор орса обещал мне комнату в общежитии, - рассказывает Алексей. - Я начал собирать документы и готовиться к переезду. Но столовую, где я работал, закрыли. С нами рассчитались, и я остался без жилья.

Вскоре он нашел новую работу - сварщиком на заводе ЖБИ. Несмотря на то, что Алексей - инвалид детства по зрению и по трудовому законодательству тяжелый труд ему запрещен, удалось перехитрить медкомиссию.

-- Когда человек чего-то очень хочет, он своего добьется. Зрение у меня тогда было минус девять, а мне написали минус три, - улыбается Алексей, поправляя очки с толстыми стеклами (сейчас у него минус 14,5).

Однако и с завода Тонышеву пришлось уйти. В центре социально-трудовой реабилитации молодому человеку помогли пройти медико-социальную экспертизу, он получил инвалидность второй группы и место в доме-интернате N 1 в Каштаке. Но в начале 2002 года вступил в силу новый закон о пенсионном обеспечении. В нем сказано: пенсионеры, независимо от их местопребывания, должны получать свои деньги на руки. Население интерната заволновалось, народ стал требовать выдачи пенсии по новому закону в полном объеме (раньше получали на руки только 25 процентов от пенсии). Инициативная группа дома-интерната строчила послания в областную администрацию и к депутатам. Письма решили не посылать по почте, а доставлять прямо по адресу. Роль курьера взял на себя Тонышев.

-- Там, в интернате, люди по коридору-то с трудом передвигаются, куда им в город ехать. А я на ногах, - объясняет Алексей.

По его словам, за участие в акции протеста с ним расквиталось руководство дома-интерната. Как бы то ни было, при очередном переосвидетельствовании ему назначили третью группу инвалидности. А работоспособных граждан из интерната отчисляют.

Так Тонышев снова оказался на улице. Устроился в хлебопекарню, там же и ночевал до тех пор, пока его не сбила машина. С переломом основания черепа Алексея доставили в нейрохирургию городской больницы.

Оттуда он вернулся в центр социально-трудовой реабилитации. После травмы здоровье ухудшилось. Резко упало и без того слабое зрение, он стал часто терять сознание, падать в обмороки. Но пенсию по инвалидности, которая ему положена, не получает - документы потерял. Ему не могут определить инвалидность - со времени последнего освидетельствования прошло больше двух лет, нет российского гражданства (без постоянной прописки он не может получить новый паспорт).

Несмотря на все "сюрпризы" судьбы, Алексей Тонышев не потерял веры в справедливость. Он надеется, что, в конце концов, Бог рассудит, кто прав, кто виноват.

-- Когда-нибудь придет и на нашу улицу праздник, - убежден он.

Дважды брошенные - родителями и государством

Екатерина ГОРИНА, председатель комиссии по правам человека при губернаторе Челябинской области:

-- Как правило, выпускники детских домов и интернатов не готовы к жизни в сложном обществе. Такие молодые люди во многих бытовых вопросах не опытнее маленьких детей, к тому же одиноки и не устроены. Они, как умеют, борются за выживание, но тратят на это много сил. Обычно, попав в трудное положение, просто не знают, куда обратиться.

Если они приходят к нам, мы помогаем таким ребятам. Вот, например, недавно встречаю двух молодых людей - Кирилла и Женьку. Оба - выпускники интерната, у обоих диагноз олигофрения. А они повестки из военкомата получили и в армию собрались. Говорю им: "Отправляйтесь в Бердяуш, к батюшке. В городе вы погибнете". Я всегда советую пристраиваться поближе к храму. Это единственное спасение. Но, к сожалению, они тянутся в Челябинск, на тот же Арбат:

Еще одна проблема бывших детдомовцев - жилье. По федеральному закону им должны предоставить жилплощадь до 23 лет. Но этот закон в нашей области практически не работает. В лучшем случае предлагают комнату в общежитии на улице Блюхера. А это настоящая клоака: там обитают ранее судимые люди, занимаются изготовлением наркотиков.

Нам удалось выиграть судебный процесс и добиться квартиры для бывшего воспитанника интерната Сергея Чебыкина. Однако выполнение судебного решения приостановлено. Сергей - гордость детского дома, что в Калининском районе Челябинска. После армии поступил на заочное отделение экономического факультета ЮУрГУ, окончил вуз, работает по специальности. Но судьба этого юноши скорее исключение.

Большинство выпускников интернатов возвращаются на дорогу родителей, повторяя их жизнь и ошибки. Скажем, девочки 16-17 лет оставляют своих детей в роддоме так же, как в свое время бросили их:

С 1995 года в Челябинской области число сиротских учреждений увеличилось вдвое. Причем их открывают в городах. А я считаю, что детей-сирот надо научить жить на земле - в деревне, поселке, чтобы они с малых лет привыкали к крестьянскому труду. И, повзрослев, могли построить свой дом, создать семью. Тогда и реабилитационные центры для выпускников интернатов не понадобятся, и у государства проблем станет меньше.

Комментарии
Комментариев пока нет