Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Герои хотели вернуть звезды

02.12.2004
Монетизация льгот стала следствием политического прагматизма

Евгений КИТАЕВ
Москва-Челябинск

Тема монетизации натуральных льгот россиян сейчас на пике своей актуальности, ибо грядет с 2005 года. В последнее время общественное мнение корректировали государственные телеканалы и чиновники, доказывая, что замена натуральных льгот деньгами - благо. Широкого обсуждения этого злободневного вопроса практически не получилось, оттого "за информационными скобками" оставались минусы стартовавшей социальной реформы.
Сегодня "Челябинский рабочий" предлагает иной взгляд, точнее, анализ сильных и слабых сторон принятого варианта монетизации, сделанный научным руководителем московского Центра социальных исследований и новаций Евгением ГОНТМАХЕРОМ в журналистском клубе общественной организации "Открытая Россия".

- Я был свидетелем и даже участником попыток социального реформирования на протяжении многих лет, - сообщил московский эксперт.

Монетизация льгот стала следствием политического прагматизма

Евгений КИТАЕВ

Москва-Челябинск

Тема монетизации натуральных льгот россиян сейчас на пике своей актуальности, ибо грядет с 2005 года. В последнее время общественное мнение корректировали государственные телеканалы и чиновники, доказывая, что замена натуральных льгот деньгами - благо. Широкого обсуждения этого злободневного вопроса практически не получилось, оттого "за информационными скобками" оставались минусы стартовавшей социальной реформы.

Сегодня "Челябинский рабочий" предлагает иной взгляд, точнее, анализ сильных и слабых сторон принятого варианта монетизации, сделанный научным руководителем московского Центра социальных исследований и новаций Евгением ГОНТМАХЕРОМ в журналистском клубе общественной организации "Открытая Россия".

-- Я был свидетелем и даже участником попыток социального реформирования на протяжении многих лет, - сообщил московский эксперт. - Для меня давно было понятно: система льгот, которая сложилась у нас, неэффективна.

Несколько лет назад был принят закон о государственной социальной помощи, которая должна предоставляться гражданам с доходами ниже прожиточного минимума. Но он оказался "спящим". Под него нужно было подвести деньги. Собственно, идея монетизации льгот предполагала этот второй шаг. К сожалению, когда он был сделан, исказилась идеология перенацеливания социальной поддержки на наименее обеспеченных людей. Все денежные компенсации с 1 января 2005 года пойдут по усредненному принципу. Инвалиды первой группы, независимо от их фактического материального положения и места проживания, будут получать 1400 минус 450 рублей (социальный пакет). Средства, которые можно было переориентировать на персонифицированную помощь, снова станут распределяться без учета реального положения семей. Опасность здесь в том, что у федерального и местных бюджетов уже не останется денег на реальную адресную поддержку.

-- В Москве обсуждались и другие концепции социальной реформы?

-- Существовала иная схема. Мы ее рассматривали, в том числе у премьер-министра. С моей точки зрения, она более разумна. Есть у нас, скажем, инвалиды и участники Великой Отечественной войны. Пожилые люди - убывающая по численности категория. Как ни цинично прозвучит, через некоторое время это поколение уйдет совсем. Поэтому вряд ли стоило сейчас перестраивать его сложившийся быт, устоявшиеся привычки. Речь даже не о количестве денег, хотя, конечно, можно было бы и прибавить. В результате монетизации изменится технология жизни. Стоило ли трогать натуральные льготы этих людей? После ожесточенных споров оставили в покое только Героев Социалистического Труда и Советского Союза, которые объявили, что в противном случае выйдут на Красную площадь и свои Золотые звезды положат у Мавзолея.

Чего не понимают чиновники, так это гуманитарных, психологических вещей. Для ветерана важно, что он может бесплатно проехать в автобусе, сознавая: так признаются его заслуги. Иное ощущение будет, когда ему за деньги придется брать билет наравне с молодыми людьми, заслуг не имеющими.

Я беседовал с питерским губернатором Валентиной Матвиенко, которой помогаю в северной столице, где предпринимаются попытки смягчить монетизацию. Она говорила: "Не представляю, чем обернется поездка в троллейбусе ветерана Великой Отечественной войны. Он, конечно, билет брать не станет. Тогда контролер его из вагона будет за руки выводить?" С позиции закона это правильно. Но с точки зрения моральных, этических понятий? Это бездушный подход. Увы, он возобладал.

-- Как, по-вашему, обеспечивается "справедливая" поддержка?

-- В 2005 году нужно было составить добротный персональный реестр льготников. Приходит, скажем, Иван Иванович Иванов к социальному работнику и говорит: "Претендую на социальную помощь". Компьютер выдает: такие-то заслуги, такие-то болезни "стоят", к примеру, 725 рублей в месяц. А вот Петру Петровичу Петрову, опять-таки в соответствии с его индивидуальными данными, положена иная компенсация - 858 рублей. При этом каждому должны предоставляться распечатки, как при получении зарплаты. Тогда с людьми можно будет разговаривать в режиме диалога. Два инвалида первой группы - все-таки два разных человека. Непонимание этого нам аукнется.

Спорным было и введение социального пакета в размере 450 рублей. Каждый льготник до 1 октября 2005 года выберет: оставить этот пакет или полностью перейти на денежную компенсацию. Но никто не просчитывал поведение населения. А здесь нас могут ожидать неприятные сюрпризы. Предполагается, что люди будут сохранять пакет в городах, потому что там жизнь дороже, а в деревне живые деньги к пенсии - находка. Но я уверен, что в местной лавке тут же повысят цены на хлеб, молоко и прочее.

Другой момент. Если раньше деревенская бабушка, когда у нее кололо в боку, шла к фельдшеру и он выписывал ей бесплатное лекарство, то после монетизации льгот будет терпеть, как бы в боку ни прихватывало. Потому что за лекарство придется платить уже из своего кармана, а это совсем другое дело. Мы дождемся, что таких терпеливых граждан будут увозить на "скорой". Опять же не касаюсь этических моментов, но, с точки зрения бюджета, госпитализация - большие затраты. Что выиграем в итоге?

-- Будут ли индексироваться денежные компенсации, как происходит с пенсиями?

-- Они, сказано, индексируются в таком же порядке, как и базовая часть трудовой пенсии. Но в общественном мнении сложилось представление, что все станет индексироваться по инфляции. Это не совсем так. В законе о трудовых пенсиях говорится: базовая часть индексируется решением правительства не по инфляции, а с ее учетом. То есть можно индексировать, а можно и не делать этого.

Базовую часть трудовой пенсии поднимают, чтобы приблизить ее к прожиточному минимуму, но у компенсации иная природа, отношения к прожиточному минимуму она не имеет. В проекте бюджета-2005 предусмотрено два увеличения базовой части пенсий, а вот индексация компенсаций не закладывается. Реакцию населения, несмотря даже на разумные объяснения, предугадать нетрудно: "Вы нас обманули".

Еще одна социальная мина - запланированный в пенсионном законодательстве переход на так называемую степень утраты трудоспособности. Сейчас, как известно, у инвалидов первая, вторая, третья группы, которые свидетельствуют об ограниченной возможности жизнедеятельности. Это другое понятие. Есть классический пример. Я привожу его применительно к автору романа "Как закалялась сталь" Николаю Алексеевичу Островскому. Если б сейчас его переводили на новую схему, была бы нулевая степень утраты трудоспособности. Хотя Островский был недвижим, но как писатель-то он состоялся. И теперь нередки случаи, когда, скажем, преподаватель университета не может передвигаться самостоятельно, но с головой у него все в порядке, он отлично преподает и потому имеет нулевую степень утраты трудоспособности. При таком подходе человек лишается пенсии по инвалидности. Произойдут другие неприятные вещи, потому что люди с ограниченными физическими возможностями будут вынуждены идти на наш рынок труда, а он абсолютно к тому не готов. У нас 12 миллионов инвалидов, и они уже сейчас возмущаются. Всероссийское же общество инвалидов собирается подавать жалобу в Конституционный суд.

-- Среди россиян, которые пользуется льготами, встречаются люди далеко не бедные. В какой мере их коснутся преобразования в социальной сфере?

-- Что касается профессиональных льгот - военным, прокуратуре, ФСБ, милиции и так далее - делается достаточно много. Эти льготы также заменяют денежными компенсациями. Особый вопрос - депутаты Государственной Думы. Они собираются что-то пересматривать. Может, отменят право бесплатного пользования общественным транспортом. Хотя всем известно: в троллейбусах они не ездят.

Если говорить о льготах чиновников класса "А", то есть о бесплатном медобслуживании, автомобиле и т.д., мы уже пытались считать затраты, когда Борис Немцов руководил нами в правительстве. Например, персональный автомобиль министра ежемесячно обходится бюджету в тысячу долларов. Был вариант - выдавать эту тысячу министру на руки, чтобы сам нанимал машину. но это все-таки анекдот. Министр не должен думать, как добраться до работы. Другое дело - должен ли ездить на "Мерседесе" или "Волге", к которой всех приучал Борис Ефимович. Это вопрос политической культуры. Зачем министру здравоохранения и социального развития Михаилу Зурабову бронированный лимузин? Наверное, не нужен.

-- Почему же стратегия монетизации была выработана так спешно?

-- Мы стали жертвами благих намерений и российского политического цикла. Заработал закон политической спешки. Уже было заявлено, что второе четырехлетие Путина - время непопулярных реформ. Теперь каждый старается внести свою лепту. На самом деле чересчур ретивые чиновники подставляют президента. Минфин хочет решить свои проблемы, Зурабов тоже. Михаила Юрьевича я знаю много лет, он давно мечтает о введении обязательного лекарственного страхования. Это, может быть, его идея десятилетней давности. Фактически он ее начинает проводить в жизнь. Но цельного подхода тоже нет.

Некоторые достаточно влиятельные губернаторы уже обращались с вопросом к Путину: "То ли делаем с монетизацией? Давайте еще подумаем". На это Владимир Владимирович ответил примерно следующее: решение принято, говорить уже не о чем.

Какими соображениями руководствуются власти? 2004 год - время подготовки нового законодательства, 2005-й - его введения. Возмущения будут, но в 2006 году люди привыкнут, в 2007-м - забудут, а там уже новые выборы. Такая логика, на мой взгляд, порочна. На самом деле люди ничего не забывают. А мы в угоду политическому циклу все смяли и скомкали. Первый блин получился довольно жирным комом.

Комментарии
Комментариев пока нет