Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Авиакомпания "Сибирь" - кандидат на вылет?

08.12.2004
У Челябинского аэропорта может вновь поменяться хозяин

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

Эйфория от прихода в Челябинск авиакомпании "Сибирь" начинает быстро проходить.
Летом 2004 года, когда новый собственник авиационного бизнеса вступил в права владения, руководитель этого крупнейшего перевозчика Владислав Филев, нынешние гендиректор Челябинского авиапредприятия (ЧАП) Сергей Солнцев и председатель совета директоров челябинской компании Александр Мертен поделились планами. Суть их заявлений сводилась к следующему: география и частота полетов из Челябинска удручают, поэтому мощный инвестор в лице "Сибири" вдохнет в этот рынок новую жизнь, привлечет другие авиакомпании, разрушив тем самым монополию "Энкора" со всеми вытекающими последствиями.

Оптимизм иссяк
Минуло несколько месяцев. Сбылись ожидания?
Вот выдержки из справки коммерческого отдела ЧАП, предоставленной "Челябинскому рабочему" по его запросу.

У Челябинского аэропорта может вновь поменяться хозяин

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

Эйфория от прихода в Челябинск авиакомпании "Сибирь" начинает быстро проходить.

Летом 2004 года, когда новый собственник авиационного бизнеса вступил в права владения, руководитель этого крупнейшего перевозчика Владислав Филев, нынешние гендиректор Челябинского авиапредприятия (ЧАП) Сергей Солнцев и председатель совета директоров челябинской компании Александр Мертен поделились планами. Суть их заявлений сводилась к следующему: география и частота полетов из Челябинска удручают, поэтому мощный инвестор в лице "Сибири" вдохнет в этот рынок новую жизнь, привлечет другие авиакомпании, разрушив тем самым монополию "Энкора" со всеми вытекающими последствиями.

Оптимизм иссяк

Минуло несколько месяцев. Сбылись ожидания?

Вот выдержки из справки коммерческого отдела ЧАП, предоставленной "Челябинскому рабочему" по его запросу. В июле 2004 года (до реорганизаций, проведенных "Сибирью". - Ред.) из областного центра выполнялись регулярные рейсы в 30 аэропортов России, стран СНГ и дальнего зарубежья. В октябре 2004 года (когда реформирование уже чувствовалось. - Ред.) количество аэропортов сократилось до 16. Были отменены рейсы из Челябинска на Иркутск, Краснодар, Норильск, Новый Уренгой, Сочи, Минеральные Воды, Ганновер, Франкфурт-на-Майне. Рейсы в Анапу, Белоярский, Бугульму, Надым, Нижневартовск, Сургут носят сезонный характер. В октябре, а также зимой 2003 года из Челябинска по расписанию осуществлялось 53 самолето-вылета в неделю. В октябре 2004 года - 42. И нынешней зимой увеличение вылетов не запланировано.

Сокращение направлений из Челябинска, отмечается в справке, компенсируется трансфертными перевозками "Сибири" через Домодедово. В октябре 2004 года стыковки из московского аэропорта производились по направлениям на Ганновер, Франкфурт-на-Майне, Мюнхен, Дюссельдорф, Ереван, Баку, Тбилиси, Киев, Симферополь, Сочи. Таким же образом, по сути на "перекладных", можно было попасть в Волгоград, Ростов, Иркутск. То же справедливо для Краснодара, Минеральных Вод, Махачкалы. Говоря по-другому, путь на запад, юг и частично на восток лежал через столицу. Все это существенно отличается от розданных "Сибирью" авансов.

Сегодняшние заявления руководства ЧАП вновь полны мажора. Но наблюдателями воспринимаются уже без былого оптимизма. Попробуем разобраться, отчего так нетороплива "Сибирь", когда речь заходит о выполнении собственных программных заявлений. Своим видением проблемы делится челябинский предприниматель Павел Рабин, участник корпоративных схваток за "челябинское небо".

Начало 2004 года

Чтобы понять, в какой точке траектории развития находится теперь авиапредприятие, в какую сторону оно вообще движется, полезно обратиться к недавним событиям. Поэтому бизнесмен решил пролить свет на "затемненные" обстоятельства акционерных сражений в челябинском небе и на земле, что уже представляется сенсацией, ибо не каждый деловой человек отважится на "мемуары", когда не все еще отболело, здравствуют и полны сил герои его воспоминаний.

-- С самого начала приватизации, - рассказывает Павел Рабин, - я консультировал руководство авиапредприятия по вопросам управления собственностью, помогал проводить собрания, организовывал скупку акций и т.д. Будучи консультантом и владельцем компании, которая вела реестр акционеров ЧАП, был неплохо осведомлен о том, что там происходит. В последние годы, когда Яшин, обеспокоенный состоянием сервиса в авиакомпании "Энкор", предложил мне наладить бортовое питание по современным стандартам, авиакомплекс стал еще и сферой моих бизнес-интересов.

Две знаковые фигуры челябинского авиационного бизнеса - Сергей Яшин и Евгений Разумов - всегда договаривались о разделе функций, контролируя это сложное и многопрофильное хозяйство. Но, несмотря на декларацию равенства, первые лица не были равны. Как лидер воспринимался Сергей. Он умел настойчиво, порой даже жестко добиваться исполнения своих решений. Это определяло его доминирующую позицию, одновременно являясь источником недовольства для многих подчиненных и партнеров. Разумов и Яшин были как добрый и злой полицейские в американских боевиках. Распределение ролей сложилось произвольно, но в целом помогало проводить нужную политику. Однако после приглашения Яшина в Москву на работу в министерство он передал оперативное руководство партнеру, что, в конечном счете, привело к обострению давно назревавшего конфликта, связанного с разделом полномочий. Насколько это было в моих возможностях, я попытался ввести стороны в переговорный процесс, но бывшие партнеры не достигли согласия. Напротив, чувствовалась эскалация напряжения. К сожалению, пока разрешение кризисных ситуаций в бизнесе происходит не путем поиска законного компромисса, а с помощью "административного ресурса" или силовых методов, включая угрозы и шантаж.

Когда стало ясно, что мирные договоренности невозможны, я принял сторону Яшина, политика которого в отношении авиапредприятия была мне ближе, казалась более правильной. Мы совместно попытались выработать антикризисную программу, не позволяющую окончательно обескровить бизнес. Предполагалось, что будет заменен совет директоров, а меня изберут генеральным директором ЧАП. Но на внеочередном акционерном собрании появились судебные приставы, потребовавшие исполнить определение Комаричского районного суда Брянской области, который буквально накануне вечером постановил не учитывать голоса Яшина и его соратников при подведении итогов голосования. Решение показалось заказным. Сразу созвонившись с брянским судом, мы узнали: оно еще и липовое. Но этот ход противников не давал возможности немедленно подвести итоги собрания. Поскольку закон позволяет оформить итоговый протокол в течение двух недель, у нас было время для полного разоблачения фальшивки и юридического подтверждения принятых решений. К сожалению, представители независимого регистратора, которые осуществляли функции счетной комиссии, проявили избирательную "независимость". Вместо того чтобы, разобравшись, на следующий день подготовить решение собрания, подписали протокол в тот же вечер, а точнее той же ночью, приняв во внимание ограничения, наложенные фальшивым судебным определением. Протокол сразу передали нам и нашим оппонентам. И тут я раcтерялся, осознав, что организация-регистратор заранее договорилась о "сотрудничестве" с противниками. Особенно обидно, что ее руководители были осведомлены о фальшивке, но не могли проигнорировать указания, полученные от высокопоставленного чиновника крупного министерства. Они получили приказ и не смели ослушаться, а потому сорвали принятие решения.

Поздно ночью я пришел домой и там уже испугался по-настоящему. Раз решение собрания не принято, этот факт отражен в протоколе, значит все, сделанное мною, незаконно: обращение в СМИ от имени директора, подготовка протокола от имени директора, попытка зайти в штаб авиапредприятия. Поэтому, думал я, если у наших оппонентов хватит ума и наглости, может быть возбуждено уголовное дело, а утром или даже ночью могут прийти с обыском и арестовать меня. Но утром скоростной почтой пришло официальное подтверждение из Брянска, где было сказано: определение суда, которым руководствовались приставы и регистратор, фальшивое: нет такого судьи, такого дела, такого иска и такого определения. То есть все нарисовано здесь, в Челябинске, чуть ли не "на коленке".

Так мы победили?! Даже не мечтал о том, что противник сделает подобный подарок. Я тогда уже знал, что за Разумовым стоит крупный чиновник федерального уровня, деловая биография которого начиналась у нас в области, а, значит, эта фальшивка пачкала всех, включая тех официальных лиц, которые помогали "административным ресурсом". Следовательно, Разумов разом потерял все свои ресурсы.

Моя уверенность в победе получила подтверждение через пару дней, когда с просьбой о встрече мне позвонил из Москвы давний знакомый, который раньше работал начальником правового управления крупного металлургического комбината, а позже занимал важный пост в юридических структурах СНГ. Мы не виделись с ним несколько лет, и я даже не представлял предмет предстоящей беседы. Встреча состоялась. И, к моему удивлению, темой разговора стало Челябинское авиапредприятие. Когда в СМИ появились сообщения о фальшивом определении суда, я полагал, что противная сторона выйдет на переговоры. Но не ожидал, что это произойдет так быстро и на таком высоком уровне. Мой гость предъявил свои полномочия от "больших людей", которые хотят договориться об урегулировании конфликта именно со мной, а не с Яшиным. Значит, можно встречаться с оппонентами и договариваться, имея сильные позиции. Не хотят с Яшиным - пожалуйста, пусть договариваются со мной. Главное, мы можем закончить борьбу. Наверное, мы что-то потеряем, но все-таки достигнем компромисса.

Прилетаю в столицу, встречаюсь с Яшиным. Высказываюсь в том духе, что передача акций авиапредприятия крупной авиакомпании - хорошая идея, потому что пейзаж после битвы выглядит крайне плачевно, значит, без чужой помощи не обойтись. Но передавать активы надо после того, как закрепим свою победу в переговорах с нынешним противником. Тут Яшин, прервав мои "восторги", сообщает, что, как мы договаривались ранее, он провел решающий раунд переговоров с руководителем "Сибири" и пообещал передать ему контроль над авиапредприятием. Сергей рассказывал мне об этом, а я сидел и думал: наверное, привезенная мною весть о победе - лишь тактическая уловка противника. Мы не сумеем ни о чем договориться. И мне, и Яшину стало ясно: невозможно сделать ЧАП жизнеспособным и сильным "прежним составом". Но, возможно, это по плечу будет Владиславу Филеву: "сибирский олигарх", легко получив акции, свободен от любых обязательств перед соратниками и противниками.

Декабрь 2004 года

Воспоминания Павла Рабина не только содержат ответы, но и рождают вопросы, ответить на которые корреспондент "Челябинского рабочего" и попросил руководителя "RB-Group".

-- Несмотря на логику недавних событий, все-таки возникает ощущение, что появление "Сибири" на Южном Урале во многом произошло случайно. Так ли это?

-- За десяток лет Разумов с Яшиным сумели создать довольно хорошую систему перевозок. Но подошли к точке, когда двигаться вперед стало трудно. Это общая беда всех региональных компаний. Так возникла идея слияния ресурсов - интеллектуального опыта небольшой фирмы с масштабами и количеством самолетов крупного перевозчика. По сути, конфликт начался с этого. Разумов, не советуясь с Яшиным, предложил "Сибири" купить часть акций. Партнер обнаружил попытку тайного сговора. Сразу возникло напряжение. Но Яшин тогда попытался вести переговоры с этой компанией, стараясь нащупать оптимальные соотношения. Не зря придумано: в одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань. Про сибирского монстра говорят: управлять им еще получается, а контролировать это управление уже нет. ЧАП представляет его противоположность. Это сбалансированная, управляемая структура. Бездумно влить ее в "Сибирь", значит, потеряться. Поэтому нужна была формула, позволяющая сохранить компанию. Но, к сожалению, планомерная работа в этом направлении прервалась, когда конфликт между партнерами приобрел открытую форму. В какой-то момент мы поняли: за Разумовым стоят по-настоящему влиятельные фигуры. С симпатией относилась к нему и администрация области. Конечно, губернатор старался сохранить нейтралитет. Но мне кажется: если бы он собрал обе стороны и по-отечески попробовал примирить их, конфликт был бы потушен в зародыше.

-- А так Яшин вспомнил о "Сибири"?

-- Глава этой авиакомпании Владислав Филев инициативно предложил нам в помощь свою юридическую структуру, выказав тем самым некое дружеское расположение. Борьба становилась очень затратной. Искать оптимальную схему объединения в тех условиях было уже невозможно. По сути, мы приняли протянутую руку, рассчитывая на то, что прежний опыт взаимодействия даст возможность рассчитывать на благородство авиационного олигарха.

-- Решение Яшин принял единолично?

-- Оно было общим. Разнились лишь представления о тактике.

-- Никого, кроме "Сибири", в качестве союзника вы больше не видели?

-- Думали о разных компаниях. О "Домодедовских авиалиниях", например. Предполагали обратиться к олигархам российского и местного масштаба. Но, в конце концов, пришли к выводу: "Сибирь" отвечает нашим представлениям о партнере - много самолетов и много проблем. Это как ребенок растет - симпатичный, видно, что умный. Но развивается слишком быстро, не успевает правильно формироваться, ноги заплетаются, об углы постоянно ударяется. Казалось, приход в эту компанию поможет преодолеть кризисы роста. Никто ведь не хотел уходить на покой, предполагая работать вместе с Филевым.

-- Вместо этого союзник начал выдавливать вас?

-- Сегодня мы не выдавлены, но и не востребованы. Хотя... идут переговоры о передаче бортового питания другому поставщику. Но и с нами не рвут окончательно, задерживая оплату, накапливая долги.

-- Ответьте прямо: не жалеете, что поставили на "Сибирь"?

-- Сожалею лишь о том, что потенциал, переданный этой компании, не используется. Лишнее подтверждение: то, что достается без усилий, не ценится. Мы видим: сократилась география полетов. Аэропорт в раздрызганном состоянии. Зарплату авиаторам опять перестали вовремя выдавать.

-- Летом сибиряки много обещали. В частности, задействовать для рейсов в столицу Ил-86.

-- Не думаю, будто они сознательно вводили общественность в заблуждение. Просто нет продуманной политики. Когда узнали, что нужен миллион евро на технику и прочие дела, позволяющие эксплуатировать аэробус, решили: а зачем это, собственно, нужно?

-- Что сегодня происходит с "Энкором"? Звучало, что его не бросят, что будет жить.

-- Не бросили. Живет. Но его хороший офис в Домодедово заняла "Сибирь". Все приличные самолеты тоже забрала и теперь перекрашивает в свои цвета. Оставила в основном Як-42. Самые ценные маршруты либо отменила, как в Германию, либо опять-таки забрала себе, как в Москву. А так ничего: "Летайте!" Но как? Самолетов нет, денег тоже. На перевозчике многомиллионные долги. Какой порт его принимать захочет?

-- Удалось ли обнаружить покупателя, которому прежнее руководство ЧАП продавало "Энкор"? Ведь это было большой интригой.

-- Мы нашли его. Приобретателем оказался не бомж, как предполагали, а инвалид детства. На него было зарегистрировано несколько сотен предприятий. За каждое ему платили небольшие деньги и гоняли через него астрономические суммы. В общем, не только "Энкор" ему принадлежал. Просто у парня была такая профессия. Он ничего в этом не понимал и вообще смутно представлял, что происходит. Но когда ему приносили его скромные "комиссионные" - радовался...

-- Кстати, где теперь Разумов и Яшин, чем занимаются?

-- Мне говорили: Разумов уже четыре-пять месяцев за границей. Что-то пытался делать в Германии, на Кипре. Видимо, ищет новые виды бизнеса. Яшин работает в Москве, постоянно встречается с Филевым. Они пытаются урегулировать отношения в околоавиационной сфере. Это связано с билетами, топливом, грузовыми перевозками. Там большое хозяйство, и не все оно входит в ЧАП.

-- Вы можете дать свою оценку: является ли благом появление у нас "Сибири"?

-- Видимо, пока не является. Новому хозяину нужно взвесить собственные возможности. Одно дело - стараться откусить кусок собственности. Другое - на ломоть какого размера настраиваться. Удав может проглотить кролика, но воздушный шар точно не проглотит. В этом весь конфликт. Если тебе в руки попало "жемчужное зерно", надо и держать его крепко в руках. "Жемчуг" от теплых рук оживает. В противном случае все теряет смысл.

Благо, как мне представляется, вообще-то не в том, что появилась большая компания, а в том, что ушла монополия "Энкора". Но сейчас все выглядит ужасно, потому что "Сибирь" пришла не очень продуманно, без подтягивания тылов, с шашками наголо. Однако следом за ней наверняка подоспеют другие. Думаю, к новому навигационному сезону, который начинается в мае, возможности для полетов из Челябинска будут иными.

-- Вдруг хозяева не захотят "делиться"?

-- Можно чинить конкурентам козни - не принимать на земле, плохо обслуживать и т.д. Но чтобы аэропорт не брал денег с посторонних, необходимо иметь крупный материальный ресурс. Жить-то надо, зарплату платить, достраивать наземный комплекс, инфраструктуру. Все-таки это уже не вопрос - хочет Филев "потесниться" или нет. Думаю, не хочет. Вопрос в том, хотят ли к нам другие компании. А они хотят. Поэтому надо надеяться: хаотичный процесс, который начался летом и пока еще продолжается, скоро организуется и будет направлен в нужное русло. Причем не обязательно, что руководить им продолжат нынешние хозяева.

-- Имеются веские причины сомневаться в том, что "Сибирь" у нас всерьез и надолго?

-- Есть информация о предложениях, связанных с продажей челябинского аэропорта. На рынок это имущество не попало, но достаточно весомые переговоры ведутся. Не скажу, что нашелся покупатель, но товар уже подготовлен.

-- А зачем, собственно, продавать?

-- Аэропорт требует крупных инвестиций. К чему это бремя? Пусть вкладывается кто-то другой. "Сибирь" будет летать, платить за обслуживание. Рейсы у нее выгодные. На самом деле это бизнес-стратегия. Может, она даже правильная. Но что касается развития челябинского авиаузла, она неперспективна.

"Воздушные ворота" Челябинска выгодно расположены, сносно для провинции оборудованы. Есть хорошая взлетно-посадочная полоса, не самый плохой аэровокзал. Должен привлекать новые компании и промышленный потенциал области. Словом, альтернативы развитию воздушного сообщения вроде бы нет.

Среди регулярных перевозчиков, летающих из Челябинска, помимо "Сибири" и "Энкора" можно назвать "Аэрофлот" (выполняет рейс в Шереметьево), "Дальавиа" (летает в Ростов-на-Дону, Красноярск, Хабаровск), "Пулково" (Санкт-Петербург), "Узбекистон хаво ийуллари" (Ташкент). Информированные источники сообщают: скоро в этом крылатом полку возможно прибавление. Интерес к областному центру демонстрирует казахстанская компания "Феникс авиэйшн", летавшая в Арабских Эмиратах. У истоков ее стояли челябинские бизнесмены, что отчасти объясняет их обращенные на малую родину взоры. В качестве возможного воздушного гостя упоминается и быстрорастущая компания "WIM", которая базируется в Домодедово и имеет самолеты западного образца.

Одно смущает: если переходный период действительно затягивается и "Сибирь" не намерена должным образом "обслуживать" свою наземную собственность, на что все надеялись, вопрос со стабильной работой аэропорта вновь оказывается в подвешенном состоянии. Мы слышали, что все будет хорошо. Но отчего-то вспоминается и другое: нет ничего более постоянного, чем временное состояние неорганизованности. Хочется, чтобы "Сибирь" развеяла все сомнения на свой счет, показав себя с ответственной стороны. Или правы те, кто не считает ее стратегическим инвестором для воздушных ворот области?

Комментарии
Комментариев пока нет