Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

От аплодисментов до монументов

15.12.2004
Александр Розенбаум выступил с программой "20 лет спустя" и познакомился со своим бронзовым двойником

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

"Мотив своей души"
Когда его спросили после концерта, почему он не исполнил многие из своих хитов, Александр ответил:
- Отработать "живым магнитофоном", спеть песни, которые особенно любит публика, просто, но неинтересно. Я пел под диктовку своей души: и старые песни, и совсем еще никем не слышанные. Если хотите, назовите это творческим отчетом.
Оба его выступления прошли на переаншлаге, что не удивительно: концертный зал филармонии невелик, Розенбаум легко соберет и гораздо большую аудиторию. Однако именно с этой сцены он впервые (и тоже два вечера подряд) "живьем" пел для челябинской публики 20 лет назад.

Александр Розенбаум выступил с программой "20 лет спустя" и познакомился со своим бронзовым двойником

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

"Мотив своей души"

Когда его спросили после концерта, почему он не исполнил многие из своих хитов, Александр ответил:

-- Отработать "живым магнитофоном", спеть песни, которые особенно любит публика, просто, но неинтересно. Я пел под диктовку своей души: и старые песни, и совсем еще никем не слышанные. Если хотите, назовите это творческим отчетом.

Оба его выступления прошли на переаншлаге, что не удивительно: концертный зал филармонии невелик, Розенбаум легко соберет и гораздо большую аудиторию. Однако именно с этой сцены он впервые (и тоже два вечера подряд) "живьем" пел для челябинской публики 20 лет назад.

-- Без преувеличения назову те концерты очень важным для себя событием, - вспоминает Александр. - Челябинск встретил меня переполненными залами, бурей зрительских эмоций. К тому времени я только начал выходить на профессиональную эстраду, хотя песни писал уже лет 16. Поэтому испытал буквально телячий восторг от такого признания. Я его выстрадал, будучи долгое время "запрещенным" автором. А сегодня: Сегодня не только радостно, а еще и ответственно. Удержать публику труднее, чем завоевать. Тем более на протяжении 20 с лишним лет.

Тем не менее в зале было полно тех людей, кто не пропустил за эти годы ни одного его приезда в Челябинск, кто знает песни и стихи Розенбаума наизусть и теперь уже приходит на его концерты с детьми, а то и с внуками. Александр Яковлевич утверждает, что "его" слушатели разумны, доброжелательны, неагрессивны. Они любят разную музыку, но не всю. Не терпят рэпа или техно, зато обожают "Биттлз", ценят Чайковского, Рахманинова. В общем, обладают определенным вкусом или стремятся к нему. Своими ощущениями он поделился с челябинской публикой, говоря под занавес:

-- В который раз убеждаюсь, что Челябинск - особый для меня город. Пою и чувствую только положительную ауру. А это не всегда и не везде бывает.

"Возраст - это..."

"... состояние души", - написал он в одном стихотворении. Вот как он это объясняет:

-- Иногда чувствую, будто мне 18 лет, а иногда - 96. Когда ты молод, то ищешь славы для себя. В зрелом возрасте смотришь на все происходящее как бы сверху, отстраненно, значит, и видишь больше, под широким углом зрения. Вы спрашиваете, почему я стал меньше петь социальных песен? Сегодня наша жизнь и без того полна политики, чернухи, острых углов. Это не значит, что я их перестал замечать. Об этом пою в новой песне "Я очень не люблю ночных звонков". Но с возрастом становишься мудрее, хочется добра и счастья для всех, кто тебя окружает.

На встрече с журналистами он снова вернулся к воспоминаниям двадцатилетней давности.

-- Стоял мороз. В лучшей по тем временам челябинской гостинице "Малахит" было очень холодно. "Согревался" на званых ужинах. Я ж тогда был значительно моложе и более подвижен, к тому же голодный до внимания. Меня возили из дома в дом, мы ели-пили, и нам было хорошо. Эти люди стали моими друзьями, мы каждый раз видимся. Но: возраст берет свое. Стал уставать. От спиртного вообще отказался. Люблю поваляться у телевизора в свободную минуту. Нет, энтузиазма я и сейчас не потерял, просто туго со временем. Каждый день расписан. Перед приездом в Челябинск дал концерт в Оренбурге, оттуда срочно вылетел в Москву на заседание комитета по культуре Госдумы, потом - в Челябинск, затем снова надо лететь по депутатским делам.

В общем, ритм жизни 53-летнего артиста не замедляется. Ну разве мог он отказаться (с его-то азартностью) от участия в телешоу "Форт Боярд"! Или пренебречь приглашением "жюрить" на конкурсе "Славянский базар"! А депутатские дела и вовсе не отложишь в долгий ящик, раз уж взвалил на себя это бремя.

-- Мы сейчас работаем над законом о меценатах и меценатстве. Огромная, между прочим, проблема. Сегодня многие состоятельные люди заинтересованы в том, чтобы помогать развитию культуры. Надо пойти им навстречу. Закон принимать сложно, у него много противников. Но мы своего добьемся, хотя и не так быстро, как хотелось бы.

Вопрос, почему они с Кобзоном встали на защиту "матерщинника" Киркорова, вызвал у Александра Яковлевича возмущение:

-- Да никто его не защищал! Ни Розенбаум, ни Кобзон, ни Буйнов, ни Донцова по определению не могли защищать мат в адрес женщины. Мы как раз призывали к порядку всех: и артистов, и журналистов. К сожалению, те и другие сегодня часто объясняются непарламентским языком. Кстати, в былые времена ко мне приходили интервьюеры серьезные, думающие, а сегодня среди журналистской братии много таких, кто задает мне вопросы наподобие "Почему у вас такая прическа?", "Где вы купили такие джинсы" или "Сколько стоят ваши часы?" Я столько лет пою для миллионов людей, неужели им это неинтересно? Вот о чем речь! А Филю никто из нас не защищал, нет!

Помнит ли он свою первую профессию - врача?

-- Не только помню, но и практикую. Я человек общественный, часто езжу, летаю. В дороге люди имеют обыкновение заболевать, травмироваться. Если я поблизости, всегда прихожу на помощь. Не люблю, когда журналисты называют такие случаи из ряда вон выходящими. Это никакой не подвиг, а преданность профессии. Мало того что я доктор, я врач "Скорой помощи". Моя обязанность - откачать человека во что бы то ни стало. Недавно летал в Нью-Йорк, у одной из пассажирок случился очень тяжелый гипертонический криз. Лекарств почти не было, но я справился, сэкономив Аэрофлоту кучу денег, ведь вынужденная посадка дорого бы обошлась.

"Черный тюльпан"

Одна из самых его известных песен стала названием и художественной композиции, появившейся недавно на Кировке. В скульптурном портрете невозможно не узнать Розенбаума. Впрочем, большой поклонник его творчества мэр Вячеслав Тарасов и не скрывает, что по его замыслу художники и скульпторы ваяли образ, не отступая от оригинала, правда, не с натуры, а воспользовавшись фотографиями.

К своему бронзовому двойнику Александр Яковлевич, сопровождаемый Вячеславом Михайловичем, другими официальными лицами, а также журналистами и поклонниками, из артистического суеверия подойти близко постеснялся. А сфотографироваться на его фоне и вовсе отказался. Постоял, вглядываясь, помолчал, потом промолвил:

-- Впечатляет.

Продюсер артиста Белла Купсина растроганно вытирала набегающие слезы. Момент был щемящим для всех. Потом, все же отойдя в сторону, Розенбаум дал свой комментарий:

-- Скульптура посвящена Афгану и ребятам, которые там воевали. Это художественный образ, и он удался. "Розенбаум", сидящий на скамейке с гитарой возле камня-"скалы", строки песни, стакан с куском хлеба - символика, не касающаяся меня, ныне живущего артиста. Это памятник "афганцам", как стала памятником им всем моя песня "Черный тюльпан". Я действительно много сделал для них, и мы действительно братья. Поэтому я дал согласие "увековечить" себя на челябинской улице, внеся в эскиз готовящейся скульптуры лишь незначительную корректировку, она касалась формы гитары. Скульптур таких больше нигде нет, и, думаю, не будет, как, надеюсь, не будет повторения афганской войны. А памятник артисту можно ставить только после его смерти. Так что челябинская скульптура - единственная в своем роде. Я спросил, как горожане к ней относятся. Сказали, что хорошо. Приходят сюда, чтобы сфотографироваться, здесь собираются "афганцы" и поют песни. Это здорово! Очень важный стимул для меня. Любую благодарность людскую я расцениваю как аванс: от аплодисментов до монументов.

В ответ кто-то сказал из толпы:

-- Спасибо вам за ваши песни. Особенно нравится "Любить - так любить, летать - так летать:"

-- Жить - так жить! - заключил Александр Яковлевич.

Покидая Челябинск, он дал обещание мэру, что в день рождения города даст здесь следующий концерт. 13 сентября - это и его день рождения.

Комментарии
Комментариев пока нет