Новости

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Точка на севере: Тимино

21.11.2000

В деревне Тимино был банк. Давно уже. В начале века. То ли земельный, то ли крестьянский. Само здание - кирпичное, в два этажа, с арочными окнами, с узорчатой кладкой карнизов и арок - сохранилось до сих пор, но успело обрасти мхом легенд и паутиной мифов, в которых едва различимы проблески достоверности.

В деревне Тимино был банк. Давно уже. В начале века. То ли земельный, то ли крестьянский. Само здание - кирпичное, в два этажа, с арочными окнами, с узорчатой кладкой карнизов и арок - сохранилось до сих пор, но успело обрасти мхом легенд и паутиной мифов, в которых едва различимы проблески достоверности.

Жаль, но я не смогу назвать имя того состоятельного человека, который замыслил и по-строил в деревне банк. (Между тем где-то в архивах наверняка хранится история этого уникального финансового учреждения, но никого из местных жителей не разо-брало любопытство, чтобы порыться в архивах). Говорят, община не приветила того предпринимателя, найдя подозрительным его проект, землю под банк отвела на болоте, надеясь, что тот откажется от своего намерения. Но предприниматель согласился и на болото, поставил на нем внушительное здание, которому и сто лет - не век.

Как я понял, тот банк был особый. Таких нынче нет. Не банк-ростовщик, а банк-партнер. Он не ограничивался выдачей ссуд и кредитов. Он закупал и завозил новый инвентарь, перспективные сорта семян, приглашал агрономов, которые пропагандировали науку, опыт, технологии, приемы, доселе неведомые крестьянам. Тот банк не просто брал свои проценты, он создавал новый капитал, новую культуру, в которой проценты были понятны. Гарантии свои тот банк искал не в том имуществе, что было, а в том, что будет, нарастет.

И то надо сказать, что крестьянский банк в Тимино не был сугубо финансовым учреждением. По сути, в деревне возник небывалый культурный центр, который собирал публику и в свой ресторанчик, и на концерты привозных артистов. Банк был открытым, приветливым, а не замкнутым, не чопорным. Я так понял.

Суть: тот банк имел деньги не для того, чтобы зарабатывать деньги, а чтобы делать дело, создавать новые ценности и преображать жизнь.

Есть резон удивиться: банк - в глуши? И я удивился. Но выяснилось: глушь, да не совсем. Не тогда. Деревня, как оказалось, стояла на тракте. И сегодня здесь говорят: "Большая дорога". Та дорога будто бы вела далеко, в Сибирь, она-то и не давала деревне уснуть, вливала в нее энергию. Где дорога, там и ярмарка, а где ярмарка, там и навар от нее. В разные годы деревня облюбовала разные ремесла. Муку молола. Жгла уголь. Кирпичи пекла. Валенки валяла. Спирт из картофеля гнала. Золото копала. Мало ли что.

Строго говоря, под названием Тимино теперь подразумевается не одна, а две, некогда разные деревни: Петухово и собственно Тимино. Разделяла их речка Багаряк. Но не только она. По преданию, в самом Тимино жили крепостные крестьяне, а в Петухово - свободные люди. Надо было всего лишь преодолеть мосток через речку, чтобы оставить "крепость" в Тимино и приобрести свободу в Петухово. Ну, и наоборот. И до сих пор молчаливо признается, что в Тимино живут те, кто победнее, а в Петухово - те, кто побогаче. Кирпичные дома, три или четыре, - в Петухово. Зато, правда, школа (кирпичная), клуб (деревянный) и сам бывший банк - в Тимино.

Обо всем этом мы говорили с Иваном Дмитриевичем Любуткиным, у него в гостях, когда жена его Галина Васильевна угощала нас пышными, с пылу с жару пирожками с капустой. Ивану Дмитриевичу, учителю-пенсионеру, уже под восемьдесят. "Я здесь старше всех". Сам он в историю деревни дотошно не вникал, знает ее по, так сказать, фольклорным источникам, тем не менее сходит за краеведа. Впрочем, не только за краеведа. К нему обращаются, когда требуется какая-никакая ученость. Узнать, допустим, новость за пределами околицы. Радио в деревне нет. Телевизор ловит только северную (Свердловскую), а не южную (Челябинскую) волну, и то с сильными помехами. Долго Тимино оставалось без телефона. Теперь, правда, по крайней мере с почты можно позвонить в Касли. Автобус появляется в деревне два раза в неделю. В понедельник прибыл, следующий будет в пятницу.

Оторванность чувствуется. А как люди ни захвачены своими будничными хлопотами, все же не потеряли интереса и к тому, что творится в мире. Если, допустим, в магазине Иван Дмитриевич заговорит о событиях "на большой земле", то слушатели всегда найдутся. Сам же он черпает информацию из нашей газеты, которую выписывает многие годы. Газета, слава богу, доставляется, пусть и не в день выхода.

Чтобы исчерпать историю Тимино, скажу еще, что в школе есть музейчик, в котором собраны кое-какие вещи и предметы. Например, монеты. Копая огороды, сельчане частенько находят старые монетки, будто бы аж восемнадцатого века. Что не удивительно, если согласиться, что Тимино возникло в 1740 году. И что был некий Тима, Тимофей, который дал ему начало.

Прошлое, хоть и с потерями, у Тимино есть. А будущее?

-- В первом классе у нас пять учеников.

Так сказала завуч местной школы Светлана Александровна Шилкова.

-- А в будущем году ждете первоклассников?

-- Ждем. Восемь.

-- Всего в деревне 354 жителя.

Так сказал глава местной администрации (она в Шабурово) Александр Александрович Комлев.

-- А детей?

-- Кроме школьников 17 детишек посещают детский сад.

Между прочим, детский сад расположен в здании бывшего банка.

Конечно, Тимино тает. Деревни Колясниково, что стояла в трех километрах выше по реке, уже нет. Еще выше, в деревне Белопахово, остался один местный житель, Павел Гусев, остальные - дачники из соседней области.

И в Тимино все меньше Шилковых, Петуховых, Пазниковых, Новгородцевых - самых некогда распространенных фамилий.

Но почему бы не жить людям здесь, на берегах Багаряка? Что их уводит с родных мест?

Тимино - на границе. На границе двух областей. И на границе двух почвенных зон - Черноземья и Нечерноземья.

Почвы вокруг Тимино богаты: глиной. А глина и для колоса, и для плода, и для клубня субстрат нежеланный. Корню взять из нее почти нечего.

-- Без удобрений наша земля может дать только шесть центнеров зерна с гектара, - уточнила главный агроном АО "Северный" Тамара Степановна Кельчина. - Столько она и дает.

Едва ли не половина площадей, бывших в обороте, брошена. Поля зарастают. Не травой зарастают, а лесом: над посеревшей стерней поднимаются курчавые березки и мохнатые сосенки. Если земля в упадке, и все остальное никнет.

У директора АО "Северный" Александра Юрьевича Пестова вроде бы и силы есть, чтобы поднять хозяйство, а нет опоры. Нет первоначальной суммы, чтобы "завести" хозяйство. Нет того земельного банка, который дал бы ту стартовую сумму. Потому и буксует "Северный", каждый год едва сводя концы с концами.

Допустим, что деревне Тимино от земли нет прибыли (что весьма спорно), но, может быть, ее прокормит другая работа?

Константин Федорович Шилков живет в Петухово, точнее, в Малом Петухово, в конце деревни. Когда-то Малое Петухово малым не было и даже ни в чем не уступало Большому, которое ближе к центру. Теперь же оно действительно малое, потому что выродилось: дом от дома отделяют пустыри со следами бывших усадеб. Мы застали Константина Федоровича у одного из пустырей, когда он возвращался из магазина с несколькими буханками хлеба в авоськах через плечо. Константин Федорович и показал нам ископанные золотарями берега Багаряка. Это недалеко, за околицей.

-- На этом берегу были разрезы, а за рекой - шахта. Золото брали хорошее. Попадались зерна с таракана или клопа. Дед мой был золотарь, потому знаю.

-- И что, все золото выкопали?

-- Нет. Еще много осталось.

-- А чем еще богата ваша земля?

-- Чем еще? Графитом. Рядом, в березняке, геологи нашли графит. А подальше - мрамор. На поверхность выходит. Свердловчане свой мрамор уже добывают, но пласт уходит на нашу территорию. Так что мрамор в запасе. Что еще? Глина. Известь. Вольфрам есть. Может, еще что.

Не бедна земля вокруг Тимино, не бедна, а люди бедствуют. Отмечены случаи, когда детишкам не в чем в школу ходить. Иные доярки кормят своих ребятишек кашей из посыпки. А посыпка - это зерновая смесь, которой потчуют коров.

Или ленивы тиминцы?

Жители Тимино, прежде всего Петухово, старообрядцы, кержаки. Не из тех, кто нараспашку. Не пускают во двор, в дом, тем более в душу. Пройдешь по улице и не найдешь окна, которое не было бы плотно занавешено. Закрытые люди. Скупые на слова. И не только на слова.

-- Пенсию получил? - спросишь у кержака.

-- Получил.

-- Сколько?

-- Не считал.

Или иначе:

-- На базар ездил?

-- Ездил.

-- Что продал?

Молчит.

Да, работники. У себя на усадьбе, на подворье. Порядок везде. Блеск и чистота. И все прочно, крепко: сам дом, сарайки и пристройки из плоского плитняка, ворота, запоры, изгороди. Руки прилежные. И пьяниц мало. Вино не в обычае.

Такие они, тиминцы. Какие есть, такие и есть.

Екатеринбург к Тимино ближе, чем Челябинск. Потому деревня тяготеет к соседней области. Если что купить-продать - в соседний город. Учиться или переехать - тоже на север путь. Тем более, что многие уже обосновались там.

Конечно, от своей области напрочь не оторвешься. За справкой какой - в Касли, а то в Челябинск. Лечиться тоже у себя надо. Тем более пенсию хлопотать.

Словом, живут тиминцы на две области. Своя не очень своя и чужая не очень чужая. Такие обстоятельства. География такая.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет