Новости

Таков итог столкновения двух легковых автомобилей прямо на пешеходном переходе.

На борту самолета находилось 42 пассажира и 5 членов экипажа.

Руководство сети магазинов "Виват" отблагодарило пермяков Владимира Кузнецова и  Вячеслава Полыгалова, защитивших кассира от вооруженного налетчика.

Треть жителей Кубани - под угрозой профессионального выгорания.

Хрюшки полегли в Красногвардейском селе.

Познавательную игру посвятили двум темам – родному заводу и космосу.

Имеретинская набережная, раскуроченная штормом, восстановлена.

Разрушенный участок отремонтирует ПО «Маяк».

Очередная постройка-самоволка снесена в Лазаревском.

Молодому человеку предъявлены обвинения по 16 эпизодам.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Заслужил ли глава "Почты России" премию в 95 млн рублей?






Результаты опроса

Постсоветские Изгои

18.12.2004
Десять лет интернациональная семья живет без гражданства

Виктор РИСКИН
Озерск

Мастерок вместо автомата
Главу большого семейства Ягуба Агабалаева мы застали в сильном замешательстве. В ходе разговора он и его жена Елена сомневались: а надо ли откровенничать перед журналистами? Не навредит ли им и детям излишняя открытость?
Когда-то Ягуб и Елена были счастливы и беззаботны. Уроженец Азербайджана Ягуб Давуд-оглы Агабалаев прибыл в Озерск не по своему желанию. В 1982 году его призвали в армию и направили из города Шеки, что под Баку, на Урал - охранять химкомбинат "Маяк". Правда, чаще всего ему приходилось держать в руках не автомат, а штукатурный мастерок и малярную кисть, поскольку служил в строительном полку.

Десять лет интернациональная семья живет без гражданства

Виктор РИСКИН

Озерск

Мастерок вместо автомата

Главу большого семейства Ягуба Агабалаева мы застали в сильном замешательстве. В ходе разговора он и его жена Елена сомневались: а надо ли откровенничать перед журналистами? Не навредит ли им и детям излишняя открытость?

Когда-то Ягуб и Елена были счастливы и беззаботны. Уроженец Азербайджана Ягуб Давуд-оглы Агабалаев прибыл в Озерск не по своему желанию. В 1982 году его призвали в армию и направили из города Шеки, что под Баку, на Урал - охранять химкомбинат "Маяк". Правда, чаще всего ему приходилось держать в руках не автомат, а штукатурный мастерок и малярную кисть, поскольку служил в строительном полку. Возводил четырехэтажные казармы, работал на заводах комбината. Стал сержантом, командиром отделения в 11 человек. Начальство посылало родителям Ягуба благодарственные письма, а ему вручало грамоты. Отслужил два года без ЧП, не получил ни одного наряда вне очереди. Да и ни к чему было бегать в самоволку. Свою избранницу, а затем и жену Ягуб встретил прямо на промышленной площадке: Елена работала вольнонаемным штукатуром в бригаде, в которую входило и строительное отделение сержанта Агабалаева. Почему именно Елена поглянулась служивому из знойного Закавказья?

-- Красивая она, шустрая и работящая, - приводит неоспоримые доводы Ягуб.

Отрепетировали ненависть

Свадьбу сыграли в Озерске по окончании солдатской службы. Год бакинец жил в семье родителей своей жены. И не на птичьих правах, а законно, с пропиской. Родилась дочка Лейла. До нее у Елены был сын Алексей. Заметим: оба ребенка по месту рождения - коренные озерчане. Но неспокойно было на душе Ягуба: в Азербайджане осталась одна больная мать. Решили возвращаться на родину.

А дальше началось то, что не могло присниться и в страшных снах: тихое Закавказье после нескольких лет перестройки взорвалось. Возник кровавый карабахский конфликт, вспыхнула ненависть между азербайджанцами и армянами. Город Шеки оказался едва ли не в прифронтовой полосе. Отключение тепла, света, перебои с продуктами стали обычным делом. Мужчин приглашали в военкомат и отправляли на братоубийственную войну. Несколько раз вызывали и Ягуба, дескать, надо родину защищать.

-- Не хотел я идти воевать, - глуховатым голосом говорит наш собеседник. - Мне с армянами нечего делить. Родина, считал, у нас одна. Мы и дружили, и служили вместе.

От призыва спасала броня: Ягуб работал дизелистом на аэродроме. Однако понимал, что в любое время его могут перевести из резерва в действующую армию. Подталкивала к отъезду и Елена: в голодном и холодном городе жить с тремя малыми детьми (в 1988-м родилась Мария) становилось все невыносимей. К тому же начались гонения на армян: людей выгоняли из квартир на улицу. Да и к русским относились все с большим подозрением, открыто говорили, что им здесь делать нечего. Оставалось одно - бежать.

Листок убытия

Агабалаевы бежали от одной большой беды, чтобы попасть в другой переплет. В 1994 году они вернулись в Озерск. Получили в миграционной службе статус беженцев, прописались в Метлино у родителей Елены, сняли двухкомнатную квартиру в городе. Но официально на работу вот уже десять лет устроиться не могут. На пенсию по старости рассчитывать тоже не могут, поскольку не делается никаких перечислений. Соответственно нет у Агабалаевых трудового стажа. Почему, спросите? Да потому, что Ягуб и Елена вместе со своими детьми гражданами не являются! Ни Азербайджана, ни России! Живут до сих пор по советским паспортам. Чиновниками не берутся в расчет ни солдатская служба Ягуба в Озерске, ни то, что Елена и ее дети родились здесь, ни то, что брак зарегистрирован на озерской земле. Оказывается, необходима бумажка, которая называется листком убытия. Ну не успели ее взять Агабалаевы, поскольку не уезжали из солнечного Азербайджана, а бежали. Потому и беженцы! Вообще-то за листком можно и съездить. За 300 долларов его (Ягуб созвонился со своей неласковой родиной) могут выдать. Но этих денег и шести тысяч рублей на билеты туда-обратно у него нет. Все средства, которые Ягуб с женой получают, работая у частников, идут на семью, на плату за жилье (три тысячи в месяц). А тут еще несчастье с младшим - десятилетним Давудом:

Маленькая родина

Красивый, коротко стриженный мальчик во время нашей беседы несколько раз заглядывал из коридора в комнату, как бы выказывая желание пообщаться. Но, увы, это было невозможно: ребенок получил тяжелейшую травму и теперь теряется не только в компании взрослых, но и сверстников. Беда случилась на перекрестке улиц Ленина и Музрукова. Давуд катался на самокате, и тут на него налетела иномарка. Две с половиной недели мальчик находился в коме. После того как встал на ноги, его перевели из обычной школы в коррекционную. Последствия травмы ощущаются до сих пор: последние несколько недель Давуд не ходит на занятия. Нужны деньги на лечение. А взять их неоткуда. В том числе и от водителя, который даже не поинтересовался, как чувствует себя сбитый им ребенок.

В общем, Агабалаевы заслуживают сочувствия и соучастия. Но они не могут рассчитывать на российское гражданство без треклятого листка убытия. Наши законы строги, хотя человек, родившийся, допустим, в США, автоматически становился гражданином этой страны. Но российских бюрократов этим не проймешь, они непреклонны. Они твердят одно: нельзя менять закон в угоду пусть даже одной неустроенной семьи! Ну и что, что родились здесь, ну и что, что бежали, ну и что, что военный конфликт!

А вот теперь самое время грустно посмеяться над всем выше мною произнесенным. Наши законы все-таки применяются, выборочно.

-- Нашего старшего взяли в армию, - рассказывает Елена Михайловна. - Я приехала в часть и объяснила, что призывать его не имели права, поскольку он не гражданин России, и поэтому забираю его домой. И что вы думаете? Ему тут же сделали паспорт с российским гражданством и выдали военный билет.

Вот так! Когда надо государству надеть на парня солдатскую шинель, то ноль внимания на наличие листка убытия. Как говорится, было бы прибытие. А почему? Да потому, что в данном случае Алексей стал крайне необходим государству, поскольку армейский строй наш с каждым годом редеет. До этого он в поле зрения того же государства не попадал, как не попадают до сих пор его брат, сестры и родители. Вот случись им пойти в военкомат и попроситься встать под ружье, вмиг оформят гражданами России! Выходит, мирные и трудолюбивые граждане ей теперь не нужны?!

Я нарочно пишу слово "родина" с маленькой буквы. По моему разумению, ей, родине, которая так безразлична к своим сыновьям и дочерям, до большой буквы надо еще дорасти. Скажете, не родина, а законы и чиновники виноваты?! Так она же, родина, их породила. Пора уже ей первых поправить, а со вторых спросить...

Комментарии
Комментариев пока нет