Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Миллиардер перерос Южный Урал

30.12.2004
После покупки государственного пакета акций Виктору Рашникову уже не нужна поддержка областной власти

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

Для Магнитки наступила новая реальность. Раньше она постоянно жила с ощущением внешней угрозы. Вначале на комбинате и, соответственно, в регионе опасались экспансии олигарха Искандера Махмудова. Длительное время на виду у всей области выяснялись отношения с главой ФПГ "Магнитогорская сталь". Но, одержав верх в этой борьбе, нынешние менеджеры встали перед новой проблемой - неизбежностью, связанной с продажей государственных акций флагмана.

После покупки государственного пакета акций Виктору Рашникову уже не нужна поддержка областной власти

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

Для Магнитки наступила новая реальность. Раньше она постоянно жила с ощущением внешней угрозы. Вначале на комбинате и, соответственно, в регионе опасались экспансии олигарха Искандера Махмудова. Длительное время на виду у всей области выяснялись отношения с главой ФПГ "Магнитогорская сталь". Но, одержав верх в этой борьбе, нынешние менеджеры встали перед новой проблемой - неизбежностью, связанной с продажей государственных акций флагмана. Наступило время союзов и разводов с Череповцом, Липецком, "Стальной группой "Мечел", тайной дипломатии, хитроумных комбинаций, не афишируемых лоббистких шагов. По сути, Магнитка продолжала рыть окопы вокруг себя, создавать неприступные бастионы, призванные защитить от непрошеных гостей, набегов незваных варягов. Это продолжалось не недели и не месяцы, а годы, длилось так долго, что успело вырасти новое поколение металлургов, а умение отражать удар стало привычкой.

Теперь соратникам Виктора Рашникова можно расслабиться, заказать массаж воротниковой зоны и удалиться в отдельную комнату для релаксации. Только что делать с привычкой к обороне? Не произошли ли за время тревог и надежд необратимые изменения в характере самой Магнитки? Ей (вернее, ее главным распорядителям) теперь нужно заново учиться жить в мире с миром, не ощущая больше опасности извне.

1,65 миллиарда долларов

Подготовка к аукциону напоминала шахматную партию с открытым финалом. Играли не перворазрядники, а гроссмейстеры, поэтому аналитики до последних дней терялись, оценивая, чьи шансы на выигрыш предпочтительнее.

Интрига сохранялась почти до последних минут. 20 декабря (аукцион проходил 22-го) собственники "Мечела" на внеочередном собрании решили бороться за пакет, определив в качестве верхнего порога своих расходов сумму, превышающую два миллиарда долларов. О повестке собрания акционеров оповещают за месяц, и она не может меняться в дальнейшем. Но предложение о покупке уже имеющейся у "Стальной группы" доли (к которой она хотела присоединить государственный пакет) не могло быть сделано эмиссарами ММК и моментально принято другой стороной. Все шло быстро, но не настолько. То есть переговоры велись еще до большого сбора акционеров. Значит, подспудная работа выполнялась параллельно, и, по сути, это было главное "секретное оружие" Рашникова.

Фактически верх руководство комбината одержало в тот момент, когда пришло согласие на эту имущественную комбинацию. Неделю назад на телеэкранах не раз мелькал один и тот же сюжет: Рашников нервно потирает руки не металлурга, а пианиста, но по лицу видно, что Виктор одержал викторию. Без "Мечела" нечего было делать на аукционе и Новолипецкому комбинату, который мог получить большой пакет только в альянсе со "Стальной группой", а не в одиночку, поэтому один из главных претендентов попросту не явился на торги.

Если подходить к делу арифметически, после покупки доли "Мечела" могла проигнорировать аукцион и сама Магнитка, обеспечившая себе нужный результат досрочно. Но слишком долго "пакетная неопределенность" тяготела над ММК, чтобы пускать дело на самотек, оставлять лазейку для возможных недругов, которые захотят оспорить легитимность ряда пакетов, контролируемых командой Рашникова. Все было сделано как в авиации, с тройной надежностью. Имущество и прилагавшееся к нему спокойствие стоили 1,65 миллиарда долларов, вдвое больше, чем конечная цена 17-процентного госпакета (примерно такую сумму, прогнозировали аналитики, придется выложить победителю аукциона).

Что дальше?

Подведена черта: большой передел собственности на Южном Урале закончился. Магнитка и "Мечел" отныне пойдут разными дорогами. Стальная группа, скорее всего, уже ничего в области не станет присоединять. ММК продолжит работу по созданию вертикально интегрированного холдинга, который позволит ему осуществлять более глубокую переработку продукции. Станет ли вовлекать в свои орбиты другие предприятия-спутники? Возможно более тесное взаимодействие флагмана и челябинских трубопрокатчиков. Но вряд ли произойдет их структурная интеграция. Трубный холдинг сам по себе достаточно силен, чтобы не искать "надежного плеча". Альянс вероятен на основе дружественных отношений. Могут быть реанимированы и проекты областной кооперации.

Однако в отношении социальной политики комбината статус-кво вовсе не факт. Сегодня менеджмент предприятия не столь сильно нуждается во всеобщей поддержке Магнитки, как прежде, когда был вынужден брать в доверительное управление акции своих работников и ветеранов. Ему приходилось предпринимать действия, способные доказать: во главе комбината поборники социально ответственного бизнеса. Иными словами, сильнее, чем следовало по логике, "налегать" на социальные проекты.

Можно предполагать, что теперь политика комбината станет прагматичной. Он будет меньше денег направлять на строительство аквапарков и лыжных курортов и больше вкладывать в производство. Возможно, это произойдет не тотчас, но собственникам (этой категорией оперировать сейчас допустимо с большим правом) свойственно заботиться прежде всего о развитии своего бизнеса.

Внутренний фронт

Прорвав кольцо внешних обстоятельств, ММК на самом деле может столкнуться с еще большей угрозой. Такова жизнь: в отсутствие внешних факторов всегда обостряются внутренние противоречия. Когда цель достигнута и радость, кажется, ничем не омрачена, монолит единомышленников начинает "приватизировать" саму победу, делить лавровый венок на части. И это оказывается еще более разрушительным процессом, чем попытки "наезда" сторонних компаний. Грозит ли что-то подобное Магнитке? Реально многие ее менеджеры ковали нынешнее счастье, но насколько сильны у них лидерские амбиции?

Акционерный капитал ММК в сегодняшнем своем состоянии сформирован не совсем типично для крупных корпораций. Первую скрипку здесь по сию пору играет генеральный директор, а не хозяева пакетов, что скорее исключение, чем правило. Этот "травоядный" фон больше подходит для начала-середины 90-х, когда консолидация капиталов была еще впереди. Пример главных конкурентов флагмана - "Евраз-Холдинга", "Северстали", "Стальной группы" и Новолипецкого металлургического комбината говорит о том, что рано или поздно появляются герои-одиночки, берущие бизнес в свои руки.

На ММК по-прежнему в ходу размытая формулировка "группа менеджеров предприятия", которая, читается в скобках, определяет корпоративную политику. Но комбинату, вероятно, еще предстоит пережить распределение пакетов акций среди "своих". Для него актуальным может стать вопрос о том, как не допустить разрушительного влияния центробежных сил, способных затормозить обновление и рост производства.

Вместе весело шагать

Года два тому назад корреспондент "Челябинского рабочего" был приглашен на совещание, которое губернатор проводил с руководителями металлургических предприятий области. Тогда готовились предложения представителей железной отрасли федеральному центру, и главный чиновник Южного Урала решил посоветоваться с директорами.

Когда губернатор предложил высказаться Рашникову, главный металлург заговорил почти шепотом. Журналисты замерли, но разобрать что-то в монологе гендиректора ММК было трудно, хотя тишина стояла гробовая. Слышали ли его сидевшие поодаль "братья по огню"? Но какое это имело значение? Его слышал Петр Сумин, и этого было достаточно. Не существовало присутствующих, стен администрации, первой (или второй?) приемной. Это, по сути, был разговор для двоих.

Отношения губернатора и гендиректора всегда казались рабочими и конструктивными, несмотря даже на некоторые редкие фактические шероховатости. Так было во время позапрошлых выборов депутатов Государственной думы. Областная власть продвигала по Магнитогорскому избирательному округу экс-чиновника Александра Чершинцева, комбинат - экс-министра Павла Крашенинникова. Интересы пересеклись в сфере политической географии. Но сколько-нибудь видимых последствий соперничество не имело. Губернатор никогда публично не критиковал Рашникова. А Виктор Филиппович, стоявший у руководства не подконтрольного Большому дому на улице Цвиллинга Союза промышленников и предпринимателей области, никогда не "грозил мечом" региональной цитадели власти.

Если кто-то в регионе и мог встать вровень с хозяином Магнитки, то это Петр Сумин. Руководитель ММК, встроенный скорее в федеральную, а не в региональную систему координат, сохранял с ним рабочий контакт. Хотя и имел поблажки как главный гарант бюджета. На аппаратных совещаниях у губернатора была заготовлена табличка с именем высокопоставленного металлурга, только место обычно оставалось свободно. Виктор Филиппович был обременен заботами другого масштаба. Но табличку с его именем все равно ставили. Как индикатор расположения к VIP-персоне.

Совместные усилия наблюдались и во время посещения Владимиром Путиным столицы российской металлургии, челночных визитов чиновников рангом меньше. Петр Сумин всегда был рядом. Областной административный ресурс всегда приходил на помощь команде Рашникова, когда она в нем нуждалась. Несмотря на прямой выход на Москву, лоббистские усилия власти Южного Урала усиливали вектор влияния гендиректора и его соратников, пока вопрос с государственным пакетом решался в столице.

Сейчас, по всем прогнозам, Рашникову больше нет нужды использовать на полную катушку былой ресурс. Не сделают ли эти новые обстоятельства по-настоящему прагматичными и отношения героя журнала "Форбс" с главным чиновником области? Что заставляет думать об этом? Виктор Рашников окончательно выходит за грань провинциальной политики. Если два героя прежде считались равновеликими, а аукцион приподнял одного, равновесие способно исчезнуть. Пока это предположения, но как знать? Раньше общественное сознание не ставило на одну доску директора Магнитки и магнитогорского градоначальника, а что будет завтра?

Пикантности этим по-человечески понятным отношениям придают президентские инициативы 13 сентября. Может быть, уже Петру Сумину понадобится надежное плечо друга, его ресурс, чтобы остаться губернатором. Над политическим фоном следующего года еще витает непрозрачная дымка. Кто лучше подойдет для вертикали власти, персонаж какого масштаба? Наверное, с юга области будут наблюдать всю политическую карту с особым вниманием, обозревать весь постепенно открывающийся ландшафт. На самом-то деле все политики, которые могут прийти в Большой дом на улице Цвиллинга, обречены на дружбу с владельцами ММК. Ну а если укрупнение регионов действительно приобретет реальные черты и сделается необратимым, веское слово новых хозяев Магнитки станет еще более веским.

Комментарии
Комментариев пока нет