Новости

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Болезни отчаяния

12.01.2005
Люди мучаются годами, не подозревая, как легко и эффективно лечатся их заболевания

Как мы питаемся? Чем и когда придется, всухомятку, перекусывая на бегу, щедро запивая консервы и концентраты пивом. И вот результат: каждый третий взрослый россиянин страдает проктологическим заболеванием. Десятилетиями люди молча мучаются, стесняясь обратиться к врачу, и в конце концов заболевают раком. А число болезней толстой кишки продолжает расти год от года. Вот почему сегодня у нас в гостях главный колопроктолог Челябинска, руководитель городского коло-проктологического центра Евгений БОРОНИН.

Люди мучаются годами, не подозревая, как легко и эффективно лечатся их заболевания

Как мы питаемся? Чем и когда придется, всухомятку, перекусывая на бегу, щедро запивая консервы и концентраты пивом. И вот результат: каждый третий взрослый россиянин страдает проктологическим заболеванием. Десятилетиями люди молча мучаются, стесняясь обратиться к врачу, и в конце концов заболевают раком. А число болезней толстой кишки продолжает расти год от года. Вот почему сегодня у нас в гостях главный колопроктолог Челябинска, руководитель городского коло-проктологического центра Евгений БОРОНИН.

-- Кто и как часто страдает заболеваниями толстой кишки?

-- Наши пациенты - это люди самого трудоспособного возраста, от 25 до 40. Пожилых очень немного. Мужчин и женщин - 50х50. Раньше считалось: болезни прямой кишки угрожают прежде всего водителям, бухгалтерам - людям сидячих профессий. Сегодня мы видим у себя и плавильщиков, и бизнесменов, и строителей, и домохозяек. Проктологические болезни составляют 10 процентов заболеваний желудочно-кишечного тракта, и почти половина из них требует хирургического лечения. Поэтому у шести врачей нашего центра очень высокая оперативная активность - 90 процентов. Обычная наша норма - 1200 операций в год.

-- Это что ж получается, за 30 лет работы через ваши руки прошла половина Челябинска?

-- Больше! Очень многие болезни лечатся консервативно, различными современными методиками. В промышленном городе уровень заболеваемости намного выше, чем в сельских районах. Причины - в экологии, более тяжелой работе, малоподвижном образе жизни и, конечно, питании. Добавьте к этому обильно потребляемое всеми пиво, а оно - первый друг геморроя. Прием всякой консервированной пищи приводит к запорам, что вызывает хроническое отравление организма каловыми массами, в результате нарушаются функции почек, сердца...

-- То есть болезнь N 1 - это запор?

-- Такого заболевания вообще нет! Запор - это симптом. Стул у человека должен быть каждый день, это норма, в крайнем случае - раз в два дня. Если этого нет, нужно обращаться к врачу. Мы разговариваем с больным, проводим обследование, находим причину запоров. И очень эффективно вылечиваем заболевание. Ведь это кошмар какой-то: мы лечим 17-летнюю девочку, которая в туалет ходит раз в неделю.

Или "скорая" привозит тяжелейших пациентов с воспалительными гнойными заболеваниями. Человек терпит и день, и два, и пять, а потом у него выходит по 100-200 граммов гноя, мы буквально вытаскиваем его с того света. Кровотечение - это тоже лишь симптом, под маской которого скрывается 30-40 заболеваний.

-- И сколько ж это болезней приходится на одну прямую кишку в 30 см длиной?

-- Их около 100. Девять из десяти болезней 8-метрового кишечника как раз и обрушиваются на его концевой отдел.

-- Почему тогда мы, пациенты, знаем лишь о геморрое?

-- Не только больные, но и терапевты мало осведомлены в этой области. Шесть лет обучаясь в мединституте, будущий врач изучает проктологию всего четыре часа, причем два из них отводятся раку. Немудрено, что участковые месяцами назначают людям слабительные, не находя первопричины заболевания.

На весь Советский Союз, между прочим, было только два проктологических центра - в Самаре под руководством профессора А. Аминева и в Москве - профессора А. Рыжих. Последний стал институтом проктологии, где обучаются все специалисты России и ближнего зарубежья. Чтобы получить сертификат, необходима четырехмесячная специализация с посещением всех операций. Потому что у прямой кишки очень сложная анатомия, ведь это - мышечные ткани, особое кровоснабжение. Одно неверное движение хирурга, и повреждается тазовое кольцо, человека можно сделать пожизненным инвалидом. Вот почему так важно, чтобы проктолог имел в прошлом солидный опыт хирурга. В нашем центре у троих специалистов за плечами по 10-15 лет операционного стажа.

-- Но давайте вернемся к болезням. Бытует мнение, что тот же геморрой оперировать бесполезно. Через три-четыре года он возникает снова.

-- Это в корне неверно! Профессора-энтузиасты, о которых я говорил, разработали методики, признанные лучшими в мире. Зарубежные методы как раз и считаются нерадикальными. Это подтвердил и I Всероссийский съезд проктологов, год назад проходивший в Самаре. За 17 лет работы центра мы прооперировали десятки тысяч людей. И никаких рецидивов!

Другое дело, что на Западе оперируют лишь 10-15 процентов больных. Остальных лечат нехирургическим путем, потому что они очень рано обращаются к врачу. У нас, к сожалению, все с точностью до наоборот. Человек мучается 10-15 лет. Есть такая форма геморроя - с выпадением узлов, так вот он уже ведро поднять не может, остановку на трамвае проедет - выходит, чтобы спрятаться и вправить узлы. Как тут без операции?

-- Но вот же стоит у вас лазерный аппарат...

-- Если болезнь не запущена - пожалуйста. Лазерная коагуляция узлов - это вообще амбулаторный метод. Прижигаем совершенно безболезненно, и человек идет домой. Другой метод - наложение латексных колец - тоже к вечеру отпускаем пациента. Но предупреждаем: обе методики - не радикальные, лазер рассчитан на два-три года, латекс - на 10-15 лет, в зависимости от вашего режима.

-- Евгений Владимирович, проктологических заболеваний сотня, а говорим мы почему-то лишь о геморрое.

-- Это самое распространенное заболевание, занимающее в нашей структуре 30 процентов. Второе место отводится полипозу. Полип - это по сути дела предрак, небольшая опухоль толстой кишки. Беда в том, что он проявляется бессимптомно, не беспокоит человека, но начинает расти и переходит в онкозаболевание, которое требует уже тяжелейшей операции. Вот почему так важно, чтобы все люди старше 40 лет раз в год обследовались у проктолога. Ведь полип убирается мгновенно, без разрезов, сжигается через трубочку, вся операция безболезненна и длится пять минут. Таких больных мы наблюдаем потом в течение трех лет каждые полгода.

Еще одно распространенное проктологическое заболевание - анальные трещины. Это дикие муки: люди в обморок на унитазе падают. Ни работать, ни жить невозможно. Ведь анус мы не случайно называем шокогенной зоной, здесь огромная масса нервных окончаний.

-- И как же при таких болях осматривать больного, оперировать?

-- 99 процентов всех операций мы делаем только под наркозом. Сейчас есть прекрасная анестезия: укол в копчик, и шесть часов больной ничего не чувствует, спокойно разговаривает с врачом во время операции. А для ректоскопии вообще никакого обезболивания не требуется: вводится тоненькая трубочка. Я считаю, сходить к стоматологу в 10-15 раз страшнее и болезненнее, чем к проктологу.

-- А как же стыдливость, стеснение?

-- Это ложный стыд, какие-то первобытные представления, от которых женщины и так изрядно настрадались. Есть такое заболевание - ректоцеле, которое возникает при родах, когда происходят разрывы с нарушением анатомии тазового дна. Расходятся мышцы, окружающие прямую кишку, что в дальнейшем вызывает хронические запоры. Эти молодые страдающие женщины были абсолютно брошенными больными. В лучшем случае они обращались к гастроэнтерологу или терапевту, им назначали слабительное. Так они и мучались годами.

Сегодня у нас очень много таких пациентов - проктологу сразу ясен диагноз. А дальше мы делаем по сути пластическую операцию, восстанавливая мышцы. Эффект замечательный! Женщины, годами жившие на клизмах, возвращаются к нормальной жизни.

-- Но это, наверное, дорогая операция?

-- Мы оперируем и обследуем всех жителей Челябинска бесплатно. Наш центр является базой кафедры хирургии УГМАДО под руководством главного хирурга области профессора Сергея Совцова. Уже больше десяти лет у нас проходят специализацию хирурги, мы обучаем 12-15 специалистов в год, причем не только нашей области. В результате сегодня в Челябинске в каждой районной поликлинике есть кабинет проктолога с прекрасной аппаратурой. Приемы эти доступны всем и приближены к пациенту.

-- Самое грозное проктологическое заболевание - рак?

-- Конечно, таких больных мы оперируем у себя, однако чаще направляем в городской онкологический диспансер. Но и геморрой может превратиться в очень тяжелое заболевание, если человек каждый день теряет по чайной ложке крови, а длится это месяцами. У него развивается хроническая анемия, кровь просто не успевает восстановиться. К нам поступают больные с гемоглобином 80, 60, даже 40 (тогда как при норме он должен быть 120), белые, как полотно. Они буквально валятся с ног, оперировать в таком состоянии нельзя. При болевой форме геморроя человек не хочет, да прибежит к нам. Но такая форма гораздо опаснее, это просто наш бич. Меж тем операция по поводу геморроя длится всего-то 10-15 минут.

Очень сложно оперировать воспалительные заболевания прямой кишки. В общей хирургии это делают в два этапа: сначала вскрывают гнойники, потом направляют к проктологу. Мы разработали одномоментную методику с очень высоким экономическим эффектом, которая вместо двух-трех месяцев на больничной койке позволяет ставить очень тяжелого больного на ноги за три-четыре недели, причем без трубки в боку, возвращая его к работе, нормальной жизни. А ведь это очень тяжелые, подчас запущенные больные, которых "скорая" привозит чаще всего из области.

-- А колиты вы лечите?

-- Алиментарный колит - терапевтическое заболевание, связанное с нарушением питания, режима - с этим прекрасно справляются гастроэнтерологи. Но есть неспецифические язвенные колиты с кровотечениями, болями, срывами стула. Эти осложненные формы требуют тяжелых травматических операций и долгого лечения. Помните бум по методике Семеновой? Так вот пока эта дама читала телевизионные лекции, к нам начали поступать больные с эрозивными колитами. Так что нужно быть очень осторожными с ее брошюрами. Тот же результат мы наблюдаем и у приверженцев уринотерапии, которых привозит к нам "скорая".

-- То есть вы категорически против самолечения?

-- Однозначно. В аптеках сегодня огромный диапазон свечей, мазей, которые рекомендуют реклама, соседка, аптечный фармацевт, но никак не врач. Принимая их, больной может затормозить развитие заболевания, снять обострение, но анатомия наших болезней такова, что они лишь растут и растут. Это в лучшем случае. Мы, врачи, панически боимся всяческих модных средств. Вот, например, начали наши больные лечиться квасцами - их привозят в таком состоянии, будто они в анус факел засунули и все там сожгли.

Каждую весну у нас повторяется один и тот же кошмар. Девушки, готовясь к пляжному сезону, начинают потреблять всевозможные препараты для похудения. Средства - разные, результат - один: эрозии прямой кишки с кровотечениями, многочисленные язвы. Таких больных в тяжелом состоянии у нас много, на лечение их уходит масса сил и средств, вплоть до гормонов.

-- Евгений Владимирович, говорят, в вашем центре и курьезов хватает. Это правда, что вам удалось вынуть из пациента лампочку, не разбив ее?

-- Если б только лампочку! Вытаскивали и бильярдные шары, и градусники, и бутылки, и фаллоимитаторы. Чаще всего - флаконы из-под шампуня. Недавно всю ночь - пять часов - оперировал парня, доставая такую фигурную бутылку. Но самое большое потрясение было, когда "скорая" привезла несчастную женщину, которой пьяный муж засунул в задний проход кочергу. Дали наркоз и вытащили орудие пытки без разрезов, спасли женщину. До сих пор кочерга эта где-то в дежурке валяется.

Не всегда это хулиганские травмы, бывают и тяжелые производственные: падает человек на арматуру, на плуг, витрину, на кол. Восстанавливаем анатомию, зашиваем. Наши курьезы, сами видите, хуже иной трагедии.

-- Почему вы, блестящий хирург, выбрали вдруг такую специальность?

-- Во-первых, не вдруг. Моим учителем была замечательный врач, первый проктолог Челябинска Тамара Васильевна Никольская. Она научила меня избавлять людей от диких, тяжелейших страданий. Наши операции чрезвычайно эффективны: человек оживает буквально на глазах, с каждым днем ему становится лучше. Ведет такого больного всегда один врач: сам обследует, лечит, выписывает. Таких благодарных пациентов, как в проктологии, нет, пожалуй, ни в одном другом отделении - жизнь после операции кажется им сплошным праздником. Разве ради этого не стоит работать?

На прием к проктологу

идти необходимо:

n если стул у вас реже одного раза в день-два

n если у вас кровь в стуле

n если вам 45, осмотр каждые полгода обязателен

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

(Полностью материал опубликован в газете

"Уральское здоровье")

Комментарии
Комментариев пока нет