Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Сосны Германа Рябинина

25.01.2005
Его отец вместе с Курчатовым и Берия искал площадку для будущей "сороковки"

Виктор РИСКИН
Кыштым

Лыжи для армии
Родился Гера аккурат за десять лет до образования лесхоза - в 37-м году. Родители не имели отношения к лесному хозяйству: мать работала врачом, отец - экономистом на графитовой фабрике. Но жила семья в районе леспромхоза, за городской больницей, и все друзья Геры были дети лесников, а сама лесная жизнь протекала буквально перед глазами.
Кыштымские мальчишки все свои игры переносили на промышленные площадки леспромхоза. Главную тропу ребятня проторила к лыжной фабрике.

Его отец вместе с Курчатовым и Берия искал площадку для будущей "сороковки"

Виктор РИСКИН

Кыштым

Лыжи для армии

Родился Гера аккурат за десять лет до образования лесхоза - в 37-м году. Родители не имели отношения к лесному хозяйству: мать работала врачом, отец - экономистом на графитовой фабрике. Но жила семья в районе леспромхоза, за городской больницей, и все друзья Геры были дети лесников, а сама лесная жизнь протекала буквально перед глазами.

Кыштымские мальчишки все свои игры переносили на промышленные площадки леспромхоза. Главную тропу ребятня проторила к лыжной фабрике. Она находилась на месте нынешнего нижнего склада, где стоит двухэтажный деревянный дом, который служил одновременно конторой и общежитием. Здесь выпускались лыжи для Красной армии. Требования к продукции жесткие, поэтому в бессортицу уходило немало готовых лыж. Этим обстоятельством и пользовалась окрестная ребятня. То и дело бегали мальчишки к доброй кладовщице тете Тане и просили жалобно: "Теть Тань, у меня лыжа сломалась!" "Сейчас подберу!" - мгновенно откликалась кладовщица и шла в угол, где отбракованного добра было навалом.

-- Моего отца, - вспоминает Рябинин, - призвали в армию. Направили на двухмесячные курсы лейтенантов. Вскоре должен был уйти на фронт. Но тут на Ближней даче открылся госпиталь, и его начальником стал известный врач Степан Дементьевич Нарбутовских. Он отпросил отца из этой лейтенантской школы. Поставили его заместителем по хозяйственной части. Мать тоже попала в госпиталь. Работали сутками, поэтому родителей я дома редко видел. Торопились все: предстояло к январю 42-го принять первый эшелон раненых. Отец проработал в госпитале до 44-го года. Потом его перевели директором в "Заготзерно". И тут с ним случилась беда. Чисто российская - начал пить. С работы сняли, он пошел в торговлю:

Ночной арест

В этом месте Герман Константинович прервал свой рассказ. Нелегко, конечно, говорить такие подробности о своем отце. Но без этой правды не было бы других событий, удивительных и драматических, в семье Рябининых.

-- Я до сих пор об этом думаю, - продолжает Герман Константинович, - и не могу дать единственно правильного ответа. Как-то вечером лета 46-го года отец сидел дома у открытого окна, а со стороны улицы подошли два человека в кожаных плащах и шляпах. "Здесь, - спрашивают отца, - живет Рябинин? Нам надо с вами поговорить". Пригласили их в дом. Они опять спрашивают: "Вы хорошо знаете район Кызылташа?" "Отлично, - отвечает отец, - в этом месте находится совхоз "Коммунар", я там хлеб заготавливал". "А вы бы не могли с нами поехать и показать эти места?" Через четыре дня отец вернулся довольный: "Ух, - говорит, - я и попьянствовал с ними".

Вскоре эта история забылась, чтобы спустя некоторое время напомнить о себе. Отец поступил работать в ОРС - графит-базистом. В сентябре 47-го его перевели в управление ОРСа и он должен был сдать прежнее место работы другому базисту. После передачи они вместе пришли к нам домой. Принесли картонную коробку, на дне которой находилось несколько подмоченных пачек папирос "Беломор", деревянный ящичек сливочного масла и бутылку водки. Матери объяснили, что при передаче материальных ценностей этот ящик оказался лишним. Новый базист уговорил отца принести его пока домой, а завтра они создадут комиссию и решат, что с этим ящиком делать, куда его оприходовать.

Бутылку они выпили, базист ушел поздно вечером, а мы легли спать. В час ночи раздался сильный стук в дверь. Когда открыли, в дом ворвалась большая масса народу во главе с начальником ОРСа и прокурором. Тут же предъявили ордер на обыск. Первым делом обратили внимание на ящик с маслом, стоявший у всех на виду чуть ли не посередине комнаты. "Это что такое?" - грозно спросил прокурор. Отца арестовали и увели, а в том же сентябре состоялся суд. За присвоение десяти килограммов масла и нескольких пачек подмоченных папирос дали десять лет. Сидел отец сначала на Тайгинке, потом на Увильдах, потом в Карабаше. Вплоть до амнистии 54-го года.

Кто был вторым?

Все эти семь лет семью Рябининых не оставляла одна мысль: арест был подстроен. В честности Рябинина-старшего никому до сих пор не доводилось усомниться. Да и не стал бы он, желая умыкнуть злосчастное масло, открыто тащить его в дом светлым днем, да еще на пару с почти незнакомым человеком, тем самым базистом. Значит, кому-то его арест был необходим, если состряпали такую примитивную провокацию. Но кому и зачем?

-- Отец для себя этот ответ нашел, - говорит Герман Константинович, - спустя много лет, когда в газетах появился портрет Игоря Васильевича Курчатова. Отец долго всматривался и сказал странные слова: "Если убрать бороду, то это тот самый, с кем я четыре дня ходил по Кызылташу. Такие глаза я никогда не забуду - умные они у него и цепкие". Отец умер в 1979 году, так и не открыв для себя всей тайны своего ареста. Я же пошел немного дальше. Года три назад смотрел какую-то телевизионную передачу, где говорилось, что место под строительство "Маяка" подбирали лично Берия с Курчатовым. И тут я вспомнил, что второй человек в кожаном пальто был в пенсне, а сам невысок и коренаст. Тогда и задумался: не потому ли сидел отец? Ведь в ту пору строжайшей секретности надо было убрать лишний язык.

Закрыть проплешины

Окончательный выбор в пользу профессии лесничего пришел к нему после того, как он: заблудился в лесу.

-- Пошли с ребятами рыбачить, а на другой день отправился один и не смог найти озеро, где был вчера. Крепко меня это задело. Я стал чаще ходить в лес, особенно нравилось посещать незнакомые места и самостоятельно оттуда выбираться. В общем, научился ориентироваться. Одновременно решив для себя, что непременно буду учиться на лесничего: Посоветовался с отцом, который только что вернулся из заключения. Вместе посмотрели по справочнику и нашли Свердловский лесотехнический институт. Задачу по физике на вступительных экзаменах решил неправильно, получил "трояк" и не прошел по баллам. Отец меня успокоил, сказал, что в таком случае надо идти работать.

-- Когда принимали меня на работу, - добавляет Герман Константинович, - мне очень запомнилась одна фраза тогдашнего директора Соловьева: "Ты поступай работать, но обязательно учись. Дело в том, что ты должен будешь помочь мне решить одну проблему. Не знаю, как закрыть на Сугомаке и Егозе проплешины. Чем их засадить, чтобы не выгорал этот лес? Если решим эту проблему, то большую площадь насаждений получим". Больную он задел тему: с южной стороны наши горы голые. Лес не вырастает по одной причине: даже если семечко пропадет в землю, солнышко все равно его засушит - слишком силен солнечный нагрев на склоне, куда лучи падают перпендикулярно.

Лесное хозяйство привлекало его своим масштабом. Ведь лесничему приходится и дороги строить, и лес рубить, знать капризы машин и повадки лошадей, как правильно вести пастьбу скота. Лесничество большое - 40 тысяч гектаров. Сейчас оно поменьше. Раньше в Кыштымское лесничество входила и часть Карабашского района. Словом, он с интересом проработал до 1971 года. Тогдашний директор Никольский по семейным обстоятельствам переехал в Касли (он и сейчас там живет), а Германа Константиновича рекомендовал поставить директором.

Не прогибаясь

Новации Рябинина с рубками ухода не всеми были поняты. Да и не все сразу получалось. В ходе поисков ломали дрова в прямом и переносном смысле. Все это вызывало недовольство проверяющих. Рябинину быть бы посдержанней и пообходительней с представителями партаппарата, а он однажды на замечание секретаря горкома так прямо и вылепил: мол, не разбираетесь, так и не суйтесь со своими советами! Стали Рябинина трясти, нагоняи давать на партбюро, хотя экономическое положение лесхоза было устойчивое, все показатели на уровне. Но не умел он прогнуться перед высоким начальством. А тут, как назло, обстоятельства сыграли не в его пользу: в 75-м году пришла беда - засуха. И как следствие - пожары. Первый пришел необыкновенно рано - с 10 апреля. И дальше - все лето да каждый день. Последний пожар случился 14 октября. Словом, было к чему прицепиться, чтобы снять независимого директора. Конечно, Рябинин переживал. Но все переживания показались мелкими и зряшными, а потом и вовсе улетучились, когда он вернулся в лес лесничим.

Свою мечту Рябинин воплотил в жизнь - растил сосновый лес. Дошел он в этой мечте до самых корней. Все понял: как проводить рубки ухода, какие нужны мероприятия, чтобы не навредить лесу. Сейчас он видит результаты своих трудов. Его дело продолжают в лесхозе сыновья - лесничий Андрей и лесник Дмитрий.

Герман Константинович в свои 67 лет не знает отдыха, по-прежнему работает. Занят своим любимым делом. Правда, не самим лесом, но всем тем, что связано с природой: Рябинин - специалист первого класса в комитете природных ресурсов города. И в том, что комитет на очень даже неплохом счету в области, есть и заслуга Германа Рябинина.

Комментарии
Комментариев пока нет