Новости

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Играющий в куклы

28.01.2005
На днях актеру Федору Псареву присвоено звание заслуженного артиста России

Бытует мнение, что артистами театра кукол становятся те, кто не поступил на драматическое отделение. Но и они, начав работать в кукольном театре с его особой атмосферой и самыми благодарными на свете зрителями, как правило, больше ни о чем другом не мечтают.

- Федор, как вы оказались в театре кукол?
- Совершенно случайно. В народном театре шел спектакль "Солдатская вдова". Его принимала комиссия, в которой был легендарный режиссер Челябинского кукольного Валерий Аркадьевич Вольховский.

На днях актеру Федору Псареву присвоено звание заслуженного артиста России

Бытует мнение, что артистами театра кукол становятся те, кто не поступил на драматическое отделение. Но и они, начав работать в кукольном театре с его особой атмосферой и самыми благодарными на свете зрителями, как правило, больше ни о чем другом не мечтают.

-- Федор, как вы оказались в театре кукол?

-- Совершенно случайно. В народном театре шел спектакль "Солдатская вдова". Его принимала комиссия, в которой был легендарный режиссер Челябинского кукольного Валерий Аркадьевич Вольховский. Видимо, я ему чем-то понравился, и он позвал меня в театр. Дал мне куклу жаворонка из спектакля "Соломенный жаворонок", попросил, чтобы я выучил небольшой моноложек, и велел прийти через неделю. А я человек нетерпеливый и пришел через три дня. Мы пошли в репетиционный зал. И тут у меня все как будто перевернулось, стало страшно так, что я совершенно забыл то, что учил. Но, начав говорить, все вспомнил и стал кричать-вещать, отчаянно трепыхая над собой куклой. Вольховский слушал, слушал и говорит: "Иди сюда, посмотри на себя в зеркало (а я был весь мокрый). А теперь сделаем так: смотри мне в глаза и куклой мне отвечай". И начал задавать вопросы. Мы вели с ним нормальный человеческий диалог. В результате Вольховский сказал: это то, что мне нужно, и больше ничего. И велел смотреть спектакли, чтобы потом потихонечку в них вводиться.

-- Да, с первым педагогом вам невероятно повезло. Ведь время работы Вольховского в театре до сих пор называют "золотым десятилетием".

-- Несомненно. Но к тому же меня окружала великолепная плеяда актеров: Людмила и Борис Звагельские, Анна Ковалевская, Татьяна Тэрните, Анна Светлицкая, Валентина Ширяева. Я первое время некоторых, может быть, копировал. На Виктора Голованова вообще смотрел с открытым ртом. Он, например, в репетиционный период всегда работал с куклой перед зеркалом, чтобы найти нужный, выгодный для нее ракурс. Я тоже начал так делать. Но, помню, часто ходил и думал: почему Виктор берет куклу и все у него прекрасно, а у меня не получается? Вроде, казалось бы, я делаю то же самое. В общем, было у кого учиться ремеслу.

-- Каковы взаимоотношения актера с куклой, когда он находится на сцене вместе с ней и за ширмой?

-- Для начала все возможности куклы нужно тщательно "исследовать", опробовать то, что она может, и, исходя из этого, искать наиболее выгодный и интересный рисунок ее существования на сцене. Конечно, в идеале нужно, чтобы она жила, а не просто двигалась, иллюстрируя текст. Вольховский, например, лица актеров прятал за маски, чтобы они своей мимикой не отвлекали зрителей от куклы. В "Мертвых душах" это была маска Гоголя. Спектакль делала Елена Луценко, замечательный художник. Какие живые у нее были куклы! Вот Голованов сидит на сцене с куклой Собакевича. И вдруг она задумалась, минуты на две, наверное. И зал начинал хохотать от того, как выразительно задумалась кукла. И после такой длинной паузы Собакевич выдает: "Вам нужны мертвые души!". Понял, наконец. То есть актер как бы отдаляется от куклы, отдает ей всю свою энергетику по принципу: ты делай, а я на тебя посмотрю. Ей отдается твое сердце, но это она двигается и живет, это кукла дает актеру возможность быть в каком-то образе, актер как бы сам становится куклой, это единое целое.

В работе за ширмой суть та же: как можно более эффективно и интересно использовать "дарования" куклы и, конечно, возможности своего голоса, умение интонационно передать характер образа.

-- Когда накопленный опыт позволил почувствовать себя вполне состоявшимся артистом?

-- Это был спектакль "Сон в летнюю ночь" в постановке режиссера из Таллина Рейна Агура. Я там играл столяра Милягу в живом плане и Пэка с куклой. Как нас Агур зажигал! Он говорил: вы ремесленники, но хотите стать актерами, чтобы поставить спектакль к дню бракосочетания герцога. Если ему ваше представление понравится, вы будете получать 6 пенсов в день на всю жизнь. И вы выходите со знанием того, что непременно должны взять эти 6 пенсов, то есть должны "взять" всю публику. Когда выходила наша команда ремесленников (кроме меня - Голованов, Борок, Плотов), зрители просто ухохатывались. Мой Миляга совершенно не мог членораздельно говорить. А ему досталась роль Льва, то есть он должен был весьма убедительно рычать. На листочке с ролью было написано: "Р-Р-Р". И как раз это "Р" у него и не получалось. Я купался в этой роли. Когда выходил на сцену, у меня мурашки по телу бегали. Доходило до абсурда. Милягу просят: "Скажи Р-Р-Р", - а у него не получается, он долго мучается. И вдруг однажды из зала подвыпивший парень выбегает на сцену и кричит: "Да он трус, давайте я сыграю". Голованов, не выходя из образа, отвечает: "О, как хорошо, вот еще один, пойдем, сейчас расскажу тебе роль". И уводит его за кулисы.

А однажды произошел и вовсе анекдотический случай. У меня в роли все-таки были какие-то слова кроме "Р". Идет сцена, когда ремесленники показывают свой спектакль в герцогском дворце. В зале хохочут, ремесленники-актеры все сосредоточены. И вдруг при моем тексте наступает полная тишина, а актеры - в "покатушку". Я ничего не могу понять. Голованов вообще за кулисы ушел, потому что не мог остановиться. И потом выясняется, что я сматерился. У меня там есть слова: была беда, а я сказал: была б.... Причем я сам этого не заметил, потому что мне все время приходилось преодолевать нечленораздельность Миляги. Потом билетеры говорили, что некоторые зрители подходили и спрашивали: это что, у Шекспира так?

-- Говорят, вы играете на многих музыкальных инструментах?

-- Не совсем так. В школе я немного играл на трубе. Потом научился играть на фортепиано, причем самостоятельно. Потом для различных спектаклей я слегка освоил аккордеон и балалайку. В спектакле "История болезни" мне пришлось играть на "Ямахе". Кстати, кроме игры на музыкальных инструментах я достаточно быстро научился жонглировать. Это понадобилось режиссеру на спектакле "Куда ты, жеребенок?", в котором я играл Конягу. Спектакль будет восстанавливаться у нас режиссером Владимиром Гусаровым, я вновь буду играть Конягу. Мне кажется, что Коняга - это я. Люблю трудиться, работать.

Татьяна ЖИЛЯКОВА

Федор Псарев родился в Закарпатье в городе Чоп. Рассказывает, что в детстве был отчаянный балагур, любил шутить. Ему хотелось все время играть, кого-то представлять.

После школы поехал поступать на актерский факультет в Киевский театральный институт. Ему оставалось сдать один экзамен, но умер отец, и он, схватив все документы, уехал домой. Потом служба в армии и переезд в Челябинск к сестре. Закончил ПТУ, стал машинистом мостового крана. Поступил работать на завод, ходил в народный театр ЧМЗ, которым в то время руководил Павел Северович Микутских. Потом поехал в Москву. Поступил в студию на Красной Пресне к Вячеславу Спесивцеву. Роли у него намечались, но мешал закарпатский акцент. Пока он его убирал, больше занимался строительством театра, которое в то время только начиналось. Поскольку помещения еще не было, то спектакли игрались, где придется, например, в вагонах электрички. Когда понял, что выйти на сцену ему придется не скоро, вернулся в Челябинск.

Комментарии
Комментариев пока нет