Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Инвестиции в веру

29.01.2005
В селе Петровском Увельского района агрофирма "Ариант" восстанавливает уникальную церковь

Лидия ПАНФИЛОВА
Увельский район

Вместо крестин - "октябрины"
Из-за гонений на церковь священник отец Александр Скопин лишился рассудка. Михаил Тренин в своей книге об истории Увельского района пишет о нем как об удивительном человеке, который не только проповедовал христианские ценности, но и прививал детям любовь к русской классической литературе, боролся с неграмотностью среди сельчан. Когда начали разрушение местного храма, один звон колоколов которого, говорят, отгонял болезни и эпидемии, батюшка, сбривший бороду и простоволосый, стоял в толпе, повторяя одну и ту же фразу: "Бога нет: Значит, я вас обманывал?.."
В это время местные комсомольцы затягивали на колокольне металлический трос и пытались развалить ее тракторами.

В селе Петровском Увельского района агрофирма "Ариант" восстанавливает уникальную церковь

Лидия ПАНФИЛОВА

Увельский район

Вместо крестин - "октябрины"

Из-за гонений на церковь священник отец Александр Скопин лишился рассудка. Михаил Тренин в своей книге об истории Увельского района пишет о нем как об удивительном человеке, который не только проповедовал христианские ценности, но и прививал детям любовь к русской классической литературе, боролся с неграмотностью среди сельчан. Когда начали разрушение местного храма, один звон колоколов которого, говорят, отгонял болезни и эпидемии, батюшка, сбривший бороду и простоволосый, стоял в толпе, повторяя одну и ту же фразу: "Бога нет: Значит, я вас обманывал?.."

В это время местные комсомольцы затягивали на колокольне металлический трос и пытались развалить ее тракторами. На теле храма до сих пор видны эти следы, но как стоял он, так и стоит. Одни говорят, что удивительную крепость эти стены приобрели благодаря богомольным старушкам, лившим в строительный раствор молоко и яйца. Другие утверждают, что секрет в том, что воздвигали сооружение с молитвой на устах и в сердце.

Так или иначе, храм устоял. Местные атеисты ограничились тем, что порушили кровлю и сбросили на землю кресты. А вместо крестин организовали в Петровке показательные "октябрины", запомнившиеся местным жителям тем, что одного из младенцев нарекли революционным именем Большевик.

А церковь осталась обезглавленная. Снега, дожди и ужасные условия эксплуатации довершили дело: строение окончательно пришло в запустение, осыпался кирпич, земля и мусор закрыли его до самых окон. Но основная часть здания сохранилась - проезжающий нет-нет да и повернет голову в сторону возникающих на горизонте очертаний старинного храма, которые долго не исчезают, остаются на виду, словно преследуя короткую человеческую память картинами и образами недавнего прошлого...

Помогли инвесторы

Вторая жизнь храма началась после прихода на село инвестора - агрофирмы "Ариант". Сначала было приобретено в собственность бывшее сельхозпредприятие "Рождественское", а через год - СТО "Петровское". К тому времени старинная казачья станица, когда-то считавшаяся центром Увельского района, давно утратила славу районной житницы. Урожайность в хозяйствах (в Петровский сельсовет входят семь окрестных деревень) была самой низкой в районе, практически исчез крупный рогатый скот, поголовье которого еще недавно насчитывало более полутора тысяч, народ уезжал в город на поиски лучшей доли. В итоге в Андреевке осталось 57 дворов вместо прежних 900, в Михайловке - два, а в Каштаке и вовсе один. Если бы не дачники, эти населенные пункты можно было считать исчезнувшими с карты области. С приходом "Арианта" жизнь стала налаживаться. Новые собственники сразу стали делать все "по науке" : закупили лучшие семена, удобрения, технику, стали внедрять передовые технологии. Скоро появились новые производства, рабочие места. Улучшились технические показатели, а с ними и качество жизни, селяне вспомнили о традициях, вере отцов.

На одной из встреч с Александром Аристовым жители Петровки подняли разговор о восстановлении старинного храма. Александр Михайлович пошел навстречу просьбам людей. Идею одобрил митрополит Челябинский и Златоустовский Иов. Три года назад в Петровку приехали строители, с тех пор на церкви идут работы.

-- Я благодарен Аристову за ту помощь, которую он оказал и продолжает оказывать нашему району, - говорит глава Увельского района Анатолий Литовченко. - И хоть до идеала нам еще далеко, увельчане стали жить во много раз лучше, чувствовать себя социально защищеннее. Александр Михайлович и его команда показали себя хозяевами в городе, в промышленном производстве, а потом доказали, что и на селе они первые. Поначалу "Ариант" приобретал земли под свои технологические циклы: Красногорскому откормочному комплексу требовалось зерно. Но крестьянский труд - особый, включающий в себя нравственную составляющую. Поэтому в процессе решения производственных проблем закономерно возник вопрос о церкви, которая тесно связана с нашей историей, устоями, укладом жизни людей. Сейчас основные трудности позади и восстановление храма близится к завершению. Надеемся, что к осени нынешнего года он примет прихожан.

-- А у вас в семье как относились к вере?

-- Родители были детьми своего атеистического времени: отец - председатель целинного колхоза, мама - учительница в школе. А вот бабушка верила, несмотря ни на что. До конца дней (а прожила она почти 90 лет) хранила две заветные иконки. Конечно, учась в институте, я не задумывался о вере. Теперь отношусь к этому вопросу серьезнее, потому что много общаюсь с людьми, вижу их настроения, искреннее желание следовать обычаям отцов и дедов. В этом году, например, особенно много увельчан участвовало в празднике Крещения: родители с детьми, старушки, солдаты, приехавшие к озеру на двух автобусах. С великой радостью они принимали благословение отца Павла и окунались в ледяную купель. Откуда это стремление жить в соответствии с нормами православия? Я думаю, в вере так много всего заложено, что ищущий духовной опоры и смысла жизни человек может найти в ней ответ на любой свой вопрос. И уж если в наш практичный век люди не утратили интереса к вере, просят, чтобы восстановили старинные храмы, значит, она не исчерпала себя.

Загадки и находки

Петровка встретила нас особой красотой равнинной местности, нетронутостью снегов, редкими прохожими, которые спешили в свои натопленные дома. Михайло-Архангельская церковь расположена практически в самом центре села. Когда стоишь рядом, ощущаешь, какая она большая: в ней легко размещается до тысячи человек.

-- Петровка тоже не всегда была маленькой,- поясняет глава местного сельсовета Алексей Шумаков. - Она построена на перекрестье путей в Троицк, Челябинск, Оренбург и считалась крупным торговым селом. А его центром, конечно же, была Михайло-Архангельская церковь. На богослужения сюда съезжались люди из соседних деревень.

Во время восстановления храма строители столкнулись с целым рядом загадок, находок и оригинальных инженерных решений. В первые же дни была найдена вросшая в землю могильная плита. На ней с трудом читалась надпись о том, что здесь покоится прах священнослужителя Александра Иоанновича (не того ли, что лишился рассудка, не вынеся издевательств над храмом?) Сейчас плита находится в сельсовете, ее заново установят на прежнем месте после завершения строительных работ.

О другой достопримечательности местной церкви известно только по воспоминаниям старожилов. Алексей Шумаков рассказал, что когда-то в подвале был подземный ход, соединявший здание храма с домом священника. Алексей Васильевич говорит, что впервые услышал об этом от бывшего председателя колхоза Павла Андреевича Ческидова. Тот не раз рассказывал о том, что тайный ход обнаружили во время строительства водопровода. Больше того, в подземелье была маленькая комнатка, отделанная обожженным кирпичом, с лежаком и источником воды. Для кого предназначалось это убежище? Удалось ли кому-нибудь им воспользоваться?

Вопрос о подземном ходе я задала прорабу Надежде Альковой, работающей здесь с первого дня.

-- Этот подземный ход наши ребята сначала тоже пытались найти, копали в разных местах, но пока безрезультатно, - говорит Надежда Семеновна. - Зато нашли много другого интересного. Однажды увидели в стене подвального помещения подобие свода, стали копать и обнаружили полую нишу. Позвали меня, я протиснулась и тут вижу, что наверху, над головой, кирпич уже рассыпался от старости и остался один щебень. Все это в любой момент может рухнуть нам на головы. Мы быстренько оттуда выбрались, но я успела рассмотреть дымоходы, которые мы потом находили и в других местах (они служили для обогрева огромного помещения). Соблазнительно было все восстановить, но для этого надо сначала досконально изучить принцип действия старой системы отопления, найти и привести в порядок все ее звенья. А у нас график, сроки и другие задачи.

-- Вообще церковь не перестает нас удивлять, - продолжает Надежда Семеновна. - То мы откапываем какие-то старинные балки. То чугунные плитки с необычным рисунком. Недавно обнаружили четыре шпалы, за которыми угадывался более глубокий шпальный слой. Мы даже не стали их трогать.

-- А вдруг там тайник с церковными реликвиями?

-- Вполне возможно, но для того, чтобы подтвердить все это, нужно иметь время, специальные навыки. Мы строители, а не искатели древностей.

-- Ощущаете ли вы, что храм - это особый объект, или работа здесь ничем не отличаются от любой другой?

-- Среди нас нет людей, которые работали бы из-под палки. Все считают восстановление церкви делом нужным. Греет и то, что наша работа хорошо воспринимается населением. Я тут летом пошла в деревню продуктов купить, со старичком одним разговорилась. Он еле ходит, однако дошел до церкви, чтобы посмотреть на нашу работу и похвалить ее, мол, хорошо трудитесь, молодцы. Сама я тоже считаю, что возрождение храма необходимо людям даже просто как исправление ошибки прошлого. Кому он мешал? Я так понимаю, что если веришь в Бога, то приходи в храм и молись. Не веришь - не ходи, никто тебя насильно туда не тащит. А разрушать-то зачем?

-- Сталкивались ли вы во время работ на храме с таинственными или необъяснимыми явлениями?

-- И такое было. Летом прошлого года, когда кругом стояла засуха, начали мы на фасад окна ставить. А тут одна бабуся старенькая говорит: "Пока они не застеклят окна полностью, дождя не будет". Мы про это уж и забыли, работаем себе. Наконец, наступил день, когда поставили стекла во все 28 окон, закончили рабочий день, и я села заполнить свои бумаги. И вдруг как подул ветер, настоящий ураган. Я давай быстрей окна закрывать, а тут и ливень как из ведра! Вот и не верь после этого старым людям.

А другой случай - когда наш рабочий Саша Воробьев увидел свечение над центральным куполом, временами переходящее в зарево. Здесь, под центральным куполом, вообще самая сильная энергетика. Даже моя внучка ее почувствовала и, когда я ее первый раз привезла в храм, тоже пришла вот к этому самому месту. Пришла и просит: "Боженька, сделай, чтобы я была красивой!" И теперь как только я возвращаюсь домой, первым делом спрашивает: "Бабушка, ну как там дела на храме?" Интересно ей.

-- Сколько лет простоит обновленный храм?

-- Как минимум еще сто лет.

Впишется ли обновленный храм в современную жизнь Петровки? Увеличит ли ее шансы на экономическое и духовное возрождение села или останется архитектурной реликвией? Как бы там ни случилось, Михайло-Архангельская церковь остается с людьми. Еще на одно столетие.

Сейчас церковь на глазах преображается. Внешняя часть уже оштукатурена. Работы идут внутри здания, старинные своды постепенно обретают цивилизованный вид. Строители в лице челябинской организации НПФ "Стадия" (субподрядчики "Челябагропроминвест-строя") стараются максимально точно придерживаться тех линий и пропорций, которые отличали поселковую церковь. Тут не рушат и не перекраивают, а именно восстанавливают то, что было построено полтора века назад. На поверхность метровых стен набивается кладочная сетка, на которую потом ложится слой штукатурки. Старинная кладка как бы упаковывается в саркофаг, придающий поверхностям дополнительную прочность и охраняющий их от дальнейшего разрушения. Пол также укреплен железобетонным перекрытием. Работы ведутся вахтовым методом, летом здесь занято свыше 50 человек, зимой меньше, но трудовой ритм не затихает ни на один день.

Комментарии
Комментариев пока нет