Новости

Девушку искали почти сутки.

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жертва перестройки

01.02.2005
Трудно в России приходится честному капиталисту

Виктор Рискин
Кыштым - Озерск

В камере его называли директором
Он и был директором строящегося завода. Нормального предприятия с крупным объемом производства, прекрасной перспективой и, разумеется, с рабочими местами. Но предприятие стоит недостроенным вот уже 14 лет, а его владелец-руководитель судится с теми, кто отобрал у него вполне реальную мечту, а самого попытался спровадить в тюрьму. В камере уголовники его уважали. Когда у Кучеренко прихватывало сердце, они долбились в дверь, требуя от вертухаев открыть "кормушку", чтобы арестант глотнул более свежего, чем в камере, коридорного воздуха.

Трудно в России приходится честному капиталисту

Виктор Рискин

Кыштым - Озерск

В камере его называли директором

Он и был директором строящегося завода. Нормального предприятия с крупным объемом производства, прекрасной перспективой и, разумеется, с рабочими местами. Но предприятие стоит недостроенным вот уже 14 лет, а его владелец-руководитель судится с теми, кто отобрал у него вполне реальную мечту, а самого попытался спровадить в тюрьму. В камере уголовники его уважали. Когда у Кучеренко прихватывало сердце, они долбились в дверь, требуя от вертухаев открыть "кормушку", чтобы арестант глотнул более свежего, чем в камере, коридорного воздуха.

Начинал Александр Кучеренко свою трудовую биографию вполне успешно. Работал оператором, слесарем КИП на реакторном заводе химкомбината "Маяк", учился в МИФИ. Умного парня с задатками лидера приметили и двинули в освобожденные комсомольские секретари. Впереди у Александра маячили две лестницы, ведущие наверх, - партийная или техническая. Но тут грянула горбачевская перестройка, и он явственно увидел третью лестницу. Она выводила на простор свободного предпринимательства. Кучеренко поверил в совершенно новую жизнь, в возможность заняться реальным и, что скрывать, прибыльным делом.

-- Работая на комбинате, я открыл кооператив "Спектр", - рассказывает Александр Евгеньевич, - кстати, в городе зарегистрировался шестым. Занимались ремонтом телевизоров. Начали удачно. Вскоре понял, что на "Маяке" мне делать нечего: месячный заработок на комбинате равнялся дневному в "Спектре". Однако уходил со скандалом. Пришлось бросить на стол партийный билет. Причина? Меня вызвали на партбюро песочить за неуплату партвзносов. Ну, я и вспылил:

Кирпич для Куяша

В 1988 году это был, конечно, поступок. Не то что в 1991-м, когда едва не все вслед за Ельциным стали открещиваться от коммунистической веры. Но в то время Кучеренко было не до идеологических и духовных терзаний: кооперативы плодились как кролики, жить в закрытом городе зачинателям новонэпманского движения стало тесновато. И тут судьба занесла Александра в Кунашак. Его встретил тогдашний первый секретарь райкома партии Геннадий Габитов и пообещал содействие. В итоге в Куяше отвели площадку под строительство кирпичного завода.

-- Я объездил профильные предприятия трех областей, чтобы познакомиться с новым для меня производством, - рассказывает Александр Евгеньевич, - потом понял, что без специалиста все равно не обойтись. Пошел к Геннадию Максимовичу Середе. Он поддержал и подсказал кандидатуру специалиста-куратора - Теодора Шмидта. Разработали такую схему: от Середы получаю по остаточной стоимости железобетон, технику, а после пуска завода гарантирую в течение пяти лет отдавать ЮУСу по себестоимости кирпич.

За полгода поднялся корпус, установили обжиговую печь. Деньги на строительство Кучеренко зарабатывал грузоперевозками: по России колесили восемь тяжелых машин. Средств хватило и на газификацию поселка Куяш. Она была сделана на пять лет раньше предусмотренного областной программой. Для этого Александр Евгеньевич совершил "круиз" Москва - Тюмень - Екатеринбург, чтобы договориться врезаться в магистральный газопровод, сделать ответвление и поставить свою газораспределительную станцию. Далее поступательное движение событий прерывало постановление союзного правительства о ликвидации кооперативов и преобразовании их в малые предприятия. Но эти МП должны были состоять при предприятиях старого толка, как и ранее все кооперативы были не сами по себе. Такое "материнское" предприятие стал искать бывший "Спектр", а ныне МП "Россия". Нашел в Кыштыме, где и зарегистрировался.

Отбросы не задают вопросы

К тому времени на заводе подходили к завершению пусконаладочные работы. Не сегодня-завтра можно было начинать отделку. Специалисты, в первую очередь сам Кучеренко, продумывали современнейшую технологию полусухого формования кирпича. То есть еще немного, еще чуть-чуть: И тут наступает 91-й год с очередной трансформацией - МП перерегистрируются в АОЗТ. На собрании Александр Евгеньевич объявил, что это не просто смена вывески. В акционерное общество закрытого типа каждому учредителю надо войти со своим финансовым взносом. Такое заявление не понравилось руководителям предприятия, патронирующего "Россию".

Вскоре Кучеренко пригласили зайти в милицию: утрясти какие-то формальности относительно водителей тех самых восьми большегрузных машин.

-- Приезжаю к четырем дня, - говорит Александр Евгеньевич, - но вместо беседы о водителях на моих руках защелкивают наручники и отправляют в подвал. Трое суток допрашивали, требуя признания в краже 24 тысяч рублей из кассы предприятия-патрона! По тем временам это хищение в особо крупных размерах, предусматривающее 15 лет тюрьмы, а то и расстрел. Короче, как я потом узнал, поступил заказ от того предприятия - "закрыть" меня на девять месяцев и отобрать кирпичный завод:

Поведал собеседник и о вещах посерьезнее отъема кирпичного заводика. Будто бы своими глазами видел заготовленные постановления на массовые аресты (оставалась малость - фамилию вписать!): дело-то происходило накануне ГКЧП.

В то время нашего героя поддерживали две стороны - собственная жена, хотя ее саму обещали "закрыть" и: сокамерники по челябинскому изолятору. Супруга бесстрашно стучалась во все чиновные двери, требуя положить предел беспределу, а уголовники преподавали ему юридические азы. Особенно старался вор в законе Володя, сам проходивший по делу о хищении:

-- В изоляторе я поднаторел в уголовном праве так, что и адвокат стал не нужен, - продолжает свою одиссею Александр Евгеньевич, - а жена добилась того, что дело перекочевало следователю по особо важным делам областной прокуратуры. Он меня вызвал и сказал, что все шито большими белыми нитками, никакого состава преступления нет, поэтому меня отпускают.

Просидев полгода в изоляторе, жертва наговора вышла на свободу.

Рано высунулся

Конечно, Кучеренко в своих злоключениях сам виноват. Он слишком рано высунулся. Ведь как начинало большинство сегодняшних новых русских? Правильно, с тихих афер и завуалированного воровства. Кто паленую водку разливал по подвалам, кто резал действующие водопроводные и канализационные трубы и вместе со станками сдавал в металлолом, кто занялся перепродажей конфет и нижнего белья или наживал первый миллион банальным крышеванием торгашей. А наш герой сразу занялся серьезным делом. По наивности он поверил в смену идеологии.

В свое время "Челябинский рабочий" много рассказывал об одном производственном кооперативе. Здоровые умные мужики в три раза больше работали, в четыре раза подняли выпуск продукции, ну и получали пятикратную зарплату. Руководители предприятия, при котором состоял кооператив, приветствовали рост производительности труда и производимого продукта. Тем более что все организационные, социальные и технические вопросы кооперативщики решали сами. Но вот высокой зарплаты они им простить не могли. Начались "шахеры-махеры", в итоге мощная, высокоинтеллектуальная (там работали инженеры и даже кандидаты наук) бригада приказала долго жить. Люди не пропали: они перебрались в другую область, где (и такое случается!) нашлись разумные чиновники, которые с удовольствием приняли неожиданный подарок от поглупевших от зависти и жадности соседей.

В ожидании хозяина

Жадность и зависть: Именно эти качества обуяли партнеров Кучеренко, которые сначала спровадили его в камеру, а затем попытались отобрать недостроенный завод. Но почему не воспротивилось государство, ставшее, по сути, соучастником преступления? Так это же понятно. Такие, как Кучеренко, есть прямая ему угроза. Он и несколько единомышленников доказали, что без безобразно раздутого чиновного аппарата и без министров-реформаторов они могут поставить на ноги предприятия, освоить новые, причем отечественные (а не иностранные за бонусы!) высокие технологии, платить людям достойную зарплату, заниматься без шума и суеты благоустройством регионов и т.д. Но тогда окажутся ненужными и неуместными многочисленные надзирающие, контролирующие структуры, различные комиссии, комитеты. Само собой возникнет необходимость основательно проредить кабинеты малоэффективной сегодня (как и вчера!) представительно-исполнительной власти. А вот это уже покушение на основу нашей родной бюрократической системы, которое без внимания и реагирования оставить невозможно. Вот почему жадность одних и опаска вторых так срослись в случае с Александром Кучеренко.

А с его заводом история продолжается. Тем, кто пытался "кинуть" Кучеренко, не хватило ума пусть даже подложно, но окончательно присвоить себе недостроенный объект. Так и болтается неприкаянный кирпичный заводик в ожидании настоящего хозяина, который вот уже 14 лет ведет судебную тяжбу. Александр Евгеньевич в свои 50 лет все еще остался оптимистом и верит, что здравый смысл преодолеет все неуклюжие попытки нашей демократическо-бюрократической системы противостоять продекларированным ею же преобразованиям. На его стороне кунашакцы, этот завод поможет им решить проблему строительства жилья. Она особенно важна для переселенцев из тех мест района, на которые накатил и надолго задержался радиационный след.

Свой след, но совершенно иного, позитивного свойства на этой земле хочет оставить талантливый организатор Александр Кучеренко. А нам хочется надеяться, что в этом ему никто больше не посмеет помешать.

Комментарии
Комментариев пока нет