Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Леха и генерал

05.02.2005
Южноуральского солдата, проданного в рабство в Чечне, спас из плена будущий глава наркополицейских УрФО

Елена ЕПИМАХОВА
Челябинск - Екатеринбург

Встреча  спустя годы
- Леха, встретил бы тебя на улице, не узнал! - генерал и солдат обнялись, похлопывая друг-друга по плечам.
Пути двух совершенно разных людей, наверное, никогда бы не пересеклись на гражданке. Они встретились в Чечне в 2000 году при обстоятельствах, которые не забываются.
Четыре года назад милицейский взвод полковника Виталия Яковлева во время командировки на Северный Кавказ освободил из чеченского плена челябинского солдата Алексея Крапивина. С тех пор милиционер и солдат ни разу не виделись.

Южноуральского солдата, проданного в рабство в Чечне, спас из плена будущий глава наркополицейских УрФО

Елена ЕПИМАХОВА

Челябинск - Екатеринбург

Встреча спустя годы

-- Леха, встретил бы тебя на улице, не узнал! - генерал и солдат обнялись, похлопывая друг-друга по плечам.

Пути двух совершенно разных людей, наверное, никогда бы не пересеклись на гражданке. Они встретились в Чечне в 2000 году при обстоятельствах, которые не забываются.

Четыре года назад милицейский взвод полковника Виталия Яковлева во время командировки на Северный Кавказ освободил из чеченского плена челябинского солдата Алексея Крапивина. С тех пор милиционер и солдат ни разу не виделись. Не было возможности связаться. Один нес службу в Новосибирске, другой после госпиталей вернулся в Челябинск. Когда В. Яковлев был переведен в Екатеринбург и возглавил Главное управление ФСКН по УрФО, "чеченцы" нашли друг друга и решили встретиться.

Вспомнили общих знакомых - новосибирских омоновцев. Кого-то из них уже нет в живых. Погиб военный медик, выхаживавший Алексея в первые дни. Солдат из Челябинской области был для них почти что сыном полка. Когда освободился из плена, милиционеры носили ему конфеты и семечки.

По словам Яковлева, больше всего он тогда боялся, что парень надломился и после всего, что довелось вынести, не сможет вернуться к нормальной жизни. Но Алексей выжил, вернулся на родину, устроился на работу.

"Слава Богу! Одну душу домой привезли - и то хорошо!" - порадовался генерал.

"Продавали самых крепких"

Прапорщики отбирали самых крепких и работящих из каждой роты. Говорили - на восстановительные работы. Сажали в машину и увозили на гражданские объекты. Сначала действительно работали - разбирали завалы, таскали цемент, рыли землю. Потом солдат разделили, одних отправили в Грозный, других повезли в горы. Причем минуя блок-посты. Выгоняли из машины и отправляли пешком под конвоем в обход.

Кого-то из пленников сразу продали в рабство, кого-то упрятали до поры до времени в тайниках. Алексея отвезли в Аргунское ущелье, на плато "Старая башня" и оставили в пещере. Там держали еще одного пленного солдата и богатого старика-чеченца. Боевики похитили его и требовали у семьи выкуп.

Сначала пленников немного кормили, чтобы они могли собирать дрова. Дрова в горах - огромная ценность, с топливом проблемы, а в ущелье очень холодно. Месяцев через пять второй солдат куда-то исчез. То ли прибился к боевикам, то ли сбежал. Остались со стариком вдвоем. К тому времени кормить их уже перестали. Ели крапиву и березовые листья. Потеряли счет времени. Боевики, не сумев получить выкуп или обменять пленных, просто бросали их умирать.

Момент освобождения из плена Алексей почти не помнит. К тому времени он весил 36 килограммов (при росте 175 сантиметров), подушечек пальцев не было. Только спустя три дня начал приходить в себя. Целыми днями сидел около казармы на солнышке, закутанный в старую камуфляжную форму полковника Яковлева.

Долгое возвращение

Милиционеры позвонили в УВД Челябинска и попросили связаться с Красноармейским районом, найти там семью Крапивиных и сообщить, что Алексей жив. В это время в отношении без вести пропавшего солдата уже возбудили уголовное дело по факту дезертирства (его продали в рабство 31 августа, а освободили в конце мая). Алексей просил оставить его дослужить положенный срок с новосибирскими милиционерами. Однако пришлось около года лечиться в разных госпиталях. Долгое время не мог нормально есть, ходить, говорить. Написал объяснительную в военкомат, и уголовное дело через какое-то время прекратили. Правда, денежную компенсацию за плен семье Крапивиных так никто и не выплатил. В военкомате Алексею выдали удостоверение участника боевых действий, и больше ничего...

Уже два с половиной года Алексей живет в Челябинске, снимает квартиру вместе с тремя друзьями, друзья работают на расфасовке масла, он - на автопогрузчике. Собирается жениться. Об армии, плене, войне старается забыть и ни с кем об этом не разговаривает. Только иногда снится пещера, и он просыпается от того, что внезапно чувствует холод гор.

Родители боятся военных

Село Нижнепетропавловское находится почти на границе области. На въезде стоит полуразрушенный храм. Хотя домов довольно много, на деревне лежит печать заброшенности. По дороге к дому родителей Алексея нам встретились только две старушки с баклажками - ходили к колонке за водой.

В доме Крапивиных долго не открывали двери. Позже бабушка Алексея Майя Яковлевна призналась, что испугалась - подумала будто приехали внука забирать назад в Чечню.

Крапивины - обычная деревенская семья, отец Алексея - тракторист. Мать не работает. Пострадала в аварии. Когда на скользкой дороге перевернулся автобус с восемнадцатью доярками, она получила тяжелую черепно-мозговую травму и долго лежала в больнице. О том, что Алексей пропал, ей не говорили. На все вопросы бабушка и отец отвечали, что Леша писем не пишет, наверно, некогда. Правду узнала, когда Алексей уже нашелся. До сих пор в глазах матери стоит испуг, с людьми она почти не разговаривает и из дома старается выходить как можно реже.

Накануне исчезновения внука Майе Яковлевне приснился вещий сон. Как будто она на улице, а вокруг молоденькие солдаты идут, но нет среди них Лешки. Шагают они дальше и видят, что Алексей стоит у машины. Бабушка подбегает и спрашивает: Лешка, твоя машина? Нет, говорит, "батрачу", цемент на нее гружу, шлакоблоки. Сын тогда отругал ее за суеверия:

Родные искали Алексея всюду. Звонили в часть, ездили в военкомат, тетка Алексея четыре раза съездила в Чечню. Никаких результатов поиски не дали. Зато из военкомата регулярно приходили письма об уголовной ответственности Крапивина Алексея Сергеевича за дезертирство из армии.

Только 31 мая 2000 года из военкомата позвонили в сельсовет и сказали, что Алексей нашелся. Через два дня приехали военные, вызвали отца с бабушкой на улицу. Долго молчали. Бабушка заревела, подумала, что нашли мертвого. Только тогда люди в погонах скупо сказали: жив, мол в госпитале в Новосибирске, будет следствие.

Отец, рассказывая, как забирал Алексея, не сдерживает слез. Он не мог узнать своего мальчика. На койке вместо крепкого деревенского парня лежал истощенный 12-летний подросток.

-- Я обнял его и говорю: "Лешка, поехали домой:"

Отец хотел было съездить в часть и найти виновных в том, что случилось. Бабушка не пустила, сказала: мало нам уголовного дела на Лешку, так тебя еще посадят. Поиски Алексея и его лечение в госпитале практически разорили семью. Раньше в хозяйстве было пять коров, сейчас - одна. Все сбережения бабушки, деньги, отложенные отцом на машину для Лешки, были истрачены.

Сегодня работы в селе нет, отец иногда на своем тракторе убирает снег с улиц. Последний раз "живые деньги" семья видела перед Новым годом. Тогда отец получил 500 рублей. Молодежи в деревне нет, автобусы мимо не ходят. Семья Крапивиных пугается каждой незнакомой машины - вдруг опять приехали военные забирать Лешку. Алексей Крапивин должен родине еще один год службы в армии:

Из разговора с Алексеем

-- Пока был в плену, нас несколько раз возили в Урус-Мартан, потом в Грозный, потом опять в Урус-Мартан. Там устраивали бои. Стравливали пленных русских солдат с молодыми чеченцами.

-- И что, хорошо они дерутся?

-- Нет. Драться они не умеют, ломал я их. Одному разбил голову. Потом меня долго за это били прикладом.

-- Что больше всего вспоминается?

-- Не помню почти ничего. Забыл про плен.

-- А что ты там, в пещере, ел?

-- Сначала нас немного кормили, а потом перестали. Я выползал из пещеры и ел крапиву, потом заползал обратно. Ходить уже не мог.

Из рассказа генерала

-- Милицейские подразделения в Чечне укрепляли добровольцами. Однажды к нам пришел местный житель и сказал, что хочет работать с Новосибирским ОМОНом. Мы спросили, что полезного может для нас сделать. Он рассказал, что его брат пасет в Аргунском ущелье овец и пару раз видел, как на нижнее плато "Старая башня" приезжали боевики. Еще видел, что там держат пленных, один из них - русский солдат. Мы взяли у пограничников два вертолета, десант оформили и полетели его искать.

Высадились на плато. Шли часа четыре, не меньше. Когда нашли пещеру, Лешка как раз выползал оттуда и начал пищать: "Не бейте меня!" Подумал, боевики вернулись. Мы ему говорим, что русские, а он от нас в пещеру назад ползет.

Ходить парень не мог, мы его прицепили к носилкам и понесли, к вечеру только выбрались. Пошел дождь, вертушки долго не могли сесть, но все-таки приземлились, и мы отвезли Алексея к себе в часть. Дня через три он начал маленечко ходить, как на лыжах.

Виталий Леонидович Яковлев

генерал-майор полиции, участвовал в двух чеченских кампаниях: в 1996 и 2000 годах. За участие в обеих кампаниях награжден орденами Мужества. В сентябре 2004-го возглавил Главное управление ФСКН по УрФО.

Алексей Крапивин родился в 1982 году в селе Нижнепетропавловское Красноармейского района. Окончил девять классов, выучился на шофера. В мае 1999 года призван на военную службу. В военкомате родителей заверяли, что дальше Подмосковья Алексей не уедет. Однако солдатов-срочников сразу отправили во Владикавказ, в 503-й полк, откуда Алексей успел написать домой только два письма.

Алексей Крапивин отслужил в армии всего три месяца, затем прапорщик роты продал его в плен чеченцам. В плену пробыл 332 дня.

Комментарии
Комментариев пока нет