Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Точка на востоке: Крутоярское

25.11.2000

- Проблемы? - переспросил начальник пограничной заставы в поселке Крутоярский капитан Денис Шерстнев. - Люди долго жили без границ, а теперь мы оказались между ними.

Граница вернулась в Крутоярский. Казачий поселок, почти крепость, и возник-то в 1773 году на границе, на пограничной линии вдоль Уя. Казаки возвели каланчу, с которой обозревали зауйские окрестности на двенадцать километров до следующей вышки.

-- Проблемы? - переспросил начальник пограничной заставы в поселке Крутоярский капитан Денис Шерстнев. - Люди долго жили без границ, а теперь мы оказались между ними.

Граница вернулась в Крутоярский. Казачий поселок, почти крепость, и возник-то в 1773 году на границе, на пограничной линии вдоль Уя. Казаки возвели каланчу, с которой обозревали зауйские окрестности на двенадцать километров до следующей вышки. Если что, могли они пальнуть из четырех пушек, которые, однако, не очень пугали казахов, или, как тогда говорили, киргизов. В порядке вещей были набеги, угоны лошадей, скота, пленников, погони, стычки: Вражда, какая бы она ни была, не мешала, как водится, смешению кровей. "По маменьке ты русачоночек, - пелось в песне, - а по тятеньке ты киргизеночек".

Столкновение - это и узнавание, а узнавание - это сближение. Долго ли, коротко ли, но между казаками и казахами установился мир. Лучшие земли, чернозем на полметра, оказались по правому берегу Уя, и казаки распахивали там поля, отдавая за аренду танчу - нетель.

А базар в Крутоярском, на который съезжались торговцы с обоих берегов Уя, не примирял племена, разделенные границей? Примирял. И потому каланча ветшала, а пушечные ядра засыпало песком.

На долгие годы казаки и казахи о границе забыли. И теперь она вновь разделила их. И что, граница возродит казачество?

-- Если бы, - сетует Дмитрий Сергеевич Атмановский, учитель на пенсии. - Это было бы прекрасно.

-- А почему?

-- Была организация. Порядок. Вы знаете, как в предвоенные годы были ухоженны улицы поселка? Казаки метлу из рук не выпускали. Во дворе подметали, за двором подметали. Сор увозили в отведенное место. За порядком следил атаман. Наказывал. То штрафом, а то кнутом. А теперь?

Не возрождается казачество. И не казаки охраняют рубеж, а контрактники.

Граница, как расколотая льдина: только что были вместе, и вдруг - трещина. И уже через несколько лет ощутилась разница - тут и там. На этой разнице многие в Крутоярке делают деньги. На мясе, на зерне. Никто не считал, сколько мяса перевезено через Уй. Там закупить подешевле, тут продать подороже - и вся хитрость. Кое-кто кое-что скопил на таком бизнесе. Иной фермер не пашет и не сеет, а хлеб продает. Не свой, а заречный.

Тут худо, а там - хуже. Не то что русские, сами казахи готовы перебраться через Уй. Поселковая статистика зафиксировала 68 переселенцев.

Граница то приходит, то уходит. Кому от того лучше?

Кто в Крутоярке знаменит и что в Крутоярке знаменито?

В Крутоярке знаменит фермер Николай Игошев, на виду у всех возводящий свой чудо-коттедж. И челябинец из местных Петр Кораблев, на месте родительской усадьбы поднимающий краснокирпичный особняк. И перекупщик мяса Андрей Атмановский. И некогда председатель сельпо Тамара Носенко. И Иван Шеметов, неугомонный правдоискатель. И ингуш Мухарбек, наезжающий в поселок то на одном, то на другом джипе. И Николай Ноев, садовод, лекарь и контактер - общается с космосом и лечит людей, вроде Чумака нащупывая в их телах тепло.

В начале августа в Крутоярском состоялся международный семинар. Тема - женская эмансипация. Были доклады. Про домашнее издевательство и сексуальное насилие. Семинар на совести ассоциации российско-американских юристов. Ассоциация эта, по американскому образцу, норовит эмансипировать русских женщин. Юристы интересовались, бьют ли (и как часто) русские мужики русских баб и позволяют ли себе сексуальное насилие.

Трудно сказать, почему юристы избрали Крутоярку. Говорят, донеслось и до них, будто в этом поселке власть взяли женщины, что, конечно, не могло не заинтересовать, потому что такой эмансипации и в Америке не найдешь. Оно и верно: кто возглавляет местную администрацию? Мария Степановна Костюченко. А кто верховодит в АО "Крутоярское"? Любовь Ивановна Андриенко. А директор школы? Нина Евгеньевна Петрова. А та же торговая начальница? Тамара Александровна Носенко.

В самой Крутоярке и сами не заметили, как все посты захватили женщины. Однажды оглянулись - действительно, власть у казаков женская. Кто знает, случайно или тенденция такая. Но мировая общественность это заметила. И невдомек ей, пресыщенной, что в Крутоярке избыток женщин-одиночек, никогда не познавших сексуальное насилие.

Или впрямь женский пол взял верх. Раньше как было? Женщина с двумя ведрами на коромысле несет по крутому бережку речную воду, а рядом - лихой казак на гарцующем коне. А теперь кто на коне?

Кто-кто: Никто.

Формально считается, что в Крутоярке фермеров много, под тридцать, а все сходятся на том, что настоящий фермер один - Николай Петрович Игошев.

На какой материальной базе держится хозяйство Игошева? Есть ли на чем держаться ему, кроме двух рук фермера? Есть.

В собственности у Игошева четыре трактора, два гусеничных и два колесных. У него два комбайна, один - в поле, второй - в запасе. У него свой инвентарь от сеялки до бороны. И свой грузовик - "Урал". А также своя сортировка, свой склад. Словом, все, что требуется для производства зерна. Ну и, естественно, сама земля - 270 гектаров, из коих 60 собрано по паям, а остальное взято в аренду.

Семейная ферма Игошевых тоже достойна уважения.

-- Кого держите?

-- Пять дойных коров. Ну, и быки, телята.

-- Сколько?

-- Крупного рогатого скота тринадцать голов. Свиней держим, овец.

-- Сколько?

-- Сколько там? Овец - голов сорок. Птица, не знаю, сколько. Словом, себя обеспечиваем, а еще две-три тонны мяса продаем.

-- Это все?

-- Почему все? Огород у нас большой. Помидоры на корню зреют. Арбузы свои едим вволю. Дыни.

-- А семья-то какая?

-- Я с женой да трое детей, дочь и два сына.

Семья Игошевых девять лет прожила в Челябинске. Когда началась перестройка с реформами, Николай Петрович увез жену-челябинку и детей на родину, о чем никто не жалеет.

Восемь лет фермер наращивал материальную базу, на нее работал. Теперь появилась возможность и на себя потратиться - дом заложил. Ничего дом, просторный: две общие комнаты и четыре спальни. Все свое. Вода из скважины, титан для обогрева.

Я спросил у Игошева, почему только он один из фермеров успешен.

-- Работать надо. А люди не хотят работать. Не только в совхозе, но и у себя.

Трудолюбие Игошева и его домочадцев в Крутоярке не оспаривает никто. Но и то сельчане понимают, что для успеха мало рук, умеющих вкалывать. Требуется и голова, способная на расчет, на стратегию-тактику, на оценку обстоятельств, не исключая ловкости и оборотистости.

Река Уй в Крутоярке не по-степному быстра. Крючок рыбацкий течение уносит, как щепку. Поэтому поплавок надо отвести от крючка метра на два, хотя до дна и метра не наберется. Лежит поплавок на воде, трепещет, будто на ветру. Раз - и утонул. Не зевнул рыбак, значит, тут же поднимет над стремниной окунька или чебачка.

Что она, река, - кормилица? Кормилица, как не кормилица. Ушицу похлебать - от нее. Гусей-уток кормит она же. А пойма? На пойме - сено. И огороды тут. Картошка на огородах - в два кулака. И все остальное охотно растет на пойменных илах. Только бы весной вода полая ушла в срок.

С Любовью Васильевной Кагляк, работницей Крутоярской администрации, мы беседовали о многом. Был у меня к ней и вопрос о тамошней кухне.

-- Бешбармак знаете? - спросил я.

-- Знаем. Но бешбармак лучше есть у казахов.

-- А свое что?

-- Пельмени, с осени, как свиней заколем. Курники - пироги с птичьим мясом. И пироги с рыбой. Лапша, куриная и гусиная. Окрошка. Капуста соленая. Квас.

Пока нет признаков того, что АО "Крутоярское" поднимется с колен. Гнет слишком тяжел, чтобы подняться.

-- Мы не распоряжаемся своей продукцией, - сказал мне главный агроном хозяйства Петр Константинович Ненашев.

Весной бывший совхоз заключил с ООО "Злак" (это тот же бывший хлебоприемный пункт) договор: "Злак" дает хозяйству кредит под осеннее зерно. В договоре черным по белому: 2400 рублей за тонну зерна. Но когда осень пришла, "Злак" самовольно меняет цену: 2100. Как быть? Соглашаться. Иначе будущей весной останешься и без такого кредита.

Все на хлебе жируют, все, кроме самого хлебороба.

-- По итогам года, - говорит Ненашев, - долги мы в лучшем случае отдадим. А на зарплату опять ничего не останется.

Бывший совхоз - на коленях, но именно на нем держится весь поселок.

-- Сейчас у нас 300 работников, - объясняет Ненашев. - А было 900.

-- И что остальные 600?

-- Они не работают. Но живут.

-- На что?

-- Воруют. У нас.

Дора Федоровна Новикова живет одна в своем доме. В трех комнатах, устланных коврами, линолеумом, обклеенных обоями. По ночам в темноту опускается такая тишина, что требуются какие-то звуки, чтобы ее обнаружить. Вдруг включается холодильник, громко, будто с подскоком. Выключится холодильник - и опять тихо.

После того, как умер муж, Дора Федоровна стала все чаще думать о том, чтобы продать дом и уехать к дочери в Челябинск. Трудно ей управляться с хозяйством, нанимать людей и на то, и на се. Сын рядом живет, так его не хватает на два хозяйства. Да и нездоров он.

Силы уже не те. Да и скучно одной. Телевизор включит - экран мельтешит. Другие казахстанский "Хабар" смотрят, а у нее и "Хабара" нет.

Уехать бы, да нет покупателя на дом. Кто его купит по нынешним временам?

В центре Крутоярского - сквер с обелиском и мраморными плитами, на которых высечены фамилии 188 односельчан, погибших на войне.

-- Из десяти вернулись двое, - сказал мне Д.С. Атмановский. - Только моей матери повезло: четыре сына воевали, и все вернулись.

А сквер зарос жесткими, будто жестяными, травами. Не до мемориалов Крутоярскому. Время упадка. В упадке труд. В упадке нравы. В упадке дух.

Раньше мы думали, что Россия кончается далеко, за Сибирью, за Дальним Востоком. Теперь Россия кончается близко, за поселком Крутоярский.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет