Новости

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Димкина ноша

16.02.2005
12-летний мальчишка превратился в сиделку при матери-инвалиде

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Крик в ночи
По ночам из комнаты Марины раздается душераздирающий крик:
- Дима! Просыпайся!
Соседи испуганно вздрагивают. Что же она так кричит, как будто ее режут?!
А Марину мучают дикие, нестерпимые боли от пролежней. Последние полгода она все время лежит на правом боку. Это единственная поза, при которой она не так сильно страдает. Тело, измученное рассеянным склерозом, парализовано.

12-летний мальчишка превратился в сиделку при матери-инвалиде

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Крик в ночи

По ночам из комнаты Марины раздается душераздирающий крик:

-- Дима! Просыпайся!

Соседи испуганно вздрагивают. Что же она так кричит, как будто ее режут?!

А Марину мучают дикие, нестерпимые боли от пролежней. Последние полгода она все время лежит на правом боку. Это единственная поза, при которой она не так сильно страдает. Тело, измученное рассеянным склерозом, парализовано. Ноги не двигаются, правая рука - как плеть, пальцы не слушаются. Даже повернуться самостоятельно не может. Вот и зовет на помощь Димку за ночь раз по семь. А он, намаявшись днем, спит как убитый.

-- Мне хоть из пушки пали, бесполезно! - виновато вздыхает мальчишка.

Знают об этом и родители Марины, которые живут в той же трехкомнатной квартире. Кстати, она им и принадлежит. Иногда на дикие крики дочери выходит мать.

-- Давай, я тебе помогу, - говорит. - Не буди ты Димку. Ему ведь завтра в школу!

Но Марину уговорить непросто. Что ни сделает мать, ей все не так. Вот и разругались из-за всяких мелочей в пух и в прах.

-- Раньше я расстраивалась, а теперь смирилась, - говорит Валентина Владимировна. - Ну что я могу поделать, если Марина меня ненавидит?! Купила ей средство от пролежней - не надо. Предлагаю поролон подложить - отказывается. А ведь мы с отцом были, наверное, неплохими родителями, раз обе наши дочери получили высшее образование.

И неожиданно, понизив голос, признается:

-- Я ее боюсь.

У Валентины Владимировны тяжело болен муж. Вот за ним она и ухаживает. И он ее помощь принимает, в отличие от Марины.

Мир в семье раскололся, не выдержав испытания горем. И Димка живет в этом мире боли и ненависти, как между двух огней. Что это за ад, в школе, где он учится, даже не представляют. Иначе классный руководитель Людмила Иванова не стала бы выказывать свое неудовольствие, унижая мальчишку в присутствии корреспондента.

-- Мы тебе тройки из милости ставим! - жестко выговаривала она Диме. Слушая это, мальчишка сдерживался из последних сил, но слезы предательски текли по его щекам. Слезы унижения и обиды. И учительница, смягчившись, сказала, обращаясь ко мне:

-- Способный, но не учится. Начинаю его ругать, он в слезы. А от них ведь знаний не прибавится!

А парень, как видно, и вправду способный. Даже в олимпиаде "Шаг в будущее" участвовал.

-- Вы были у Димы дома? - спрашиваю Людмилу Михайловну.

-- Нет. А зачем?! Мы и так все знаем! - жестко ответила она. И добавила категорично:- Ребенку не место у кровати больного человека!

А если там больше никого нет?

Мы с тобой еще станцуем!

К 37-летней Марине приходит социальный работник, хотя ей это не положено. Ведь соцработник обслуживает людей пожилых и одиноких, но для Марины сделали исключение.

-- Сколько раз без хлеба сидели, - вспоминает она. - Мать ни разу не спросила: "Вы хоть ели сегодня?" А теперь, спасибо Светлане Сергеевне, при продуктах, когда деньги есть.

В тот день, когда мы разговаривали с Мариной, деньги как раз закончились, а до пенсии оставалось еще более двух недель.

-- Нам не привыкать, - как-то легкомысленно заявила Марина, имея доход в 2000 рублей пенсии и 1000 алиментов в месяц. - Продержимся!

После развода муж оставил ей денег. Но, по-видимому, на них она купила аппарат "от всех болезней" за 14 тысяч рублей у "доброй" женщины - Татьяны Владимировны. Марина сама ей позвонила (Дима набирает номер и прикладывает трубку к ее уху). Аппарат не помог, но "ангел-хранитель" деньги не вернула, хотя наведывается в дом снова и снова.

-- Он теперь в цене упал до шести тысяч рублей, - объясняет она Марине. И пока женщины ждут, когда аппарат снова поднимется в цене, бывший доктор-рентгенолог, как представилась Татьяна Владимировна, продает Марине "чудо-лекарство" Грин Лайт, одна упаковка которого стоит 750 рублей.

-- Мы еще станцуем с тобой! - радостно обещает Татьяна Владимировна, получив деньги за товар. И это должно случиться, по ее словам, уже к новому году.

В справочной же аптек, куда я позвонила, мне объяснили, что Грин Лайт - это натуральные пищевые добавки для стабилизации веса. Понятно, что на ноги они еще никого не поставили. Марина же в надежде на исцеление отказывает себе и сыну во всем. Что они едят?

-- Обычно я покупаю для них одноразовую лапшу, крупы, макароны, ну, может быть, еще минтай и изредка мясной фарш, - рассказывает социальный работник Светлана Пикулева.

Уход в ее обязанности не входит. Им занимается Дима - каждый день, без выходных и праздников. У болезни ведь каникул не бывает.

...Я пришла навестить Марину по просьбе коллеги из Миасса. Через всю комнату была натянута бельевая веревка. На ней сохли куртка и еще какие-то вещи. Кто постирал? Дима. На коробках - электрическая плита. Вернувшись из школы, Дима ставит ее на табуретку и начинает готовить еду под команды Марины: "Убавь огонь! Помешай! Сними!" Потом кормит мать с ложечки, словно ребенка.

Верх его кулинарного искусства - это пирог с рыбой.

-- А бабушка тебя угощает? - спрашиваю Диму.

-- Если попрошу.

-- И что же ты просишь?

-- Рассольник. Я его очень люблю. С перчиком и со сметаной.

Дима и в магазины сам ходил, но там его нередко обманывали. И мать сам моет. Обычно это делает сестра Марины. Но временами ее заменяет Дима. Мать он везет в ванную на тумбочке. На "дорогу" туда и обратно у него уходит изрядно времени.

-- Тяжело тащить парализованного человека? - спрашиваю.

-- Я привык, - отвечает Дима равнодушно.

-- Ну, а если маме станет хуже?

-- Все равно я с ней останусь, - упрямо твердит мальчишка.

"У тебя, кроме меня, никого нет!"

Свой выбор Дима сделал давно, когда ему было еще два года. Он играл на полу, когда его мама, сев с ним рядом, обняла сынишку и заплакала. В этот день она получила на руки приговор - документ об инвалидности. Димка ничего не понял. Но взял тряпку, заляпанную раствором (в квартире шел ремонт) и стал нежно вытирать ее слезы.

С тех пор он верен своему выбору, как бы мать себя ни вела. По словам близких людей, которые с Мариной общаются, она срывается на ребенке. На ее ворчание Димка просто не реагирует, как на говорящее радио. Ну а если мать в сердцах крикнет: "Уезжай!", то резонно ей отвечает: "Куда же я поеду? У тебя, кроме меня, никого нет".

Однако у Димы есть отец. Первое время, уже после развода родителей, когда отец приезжал в Челябинск, Дима с радостью бросался к нему на шею: "Папа!" Отец от сына не отказывался. Хотел забрать его к себе. В 2003 году он обратился в суд с просьбой решить вопрос о месте пребывания ребенка. Но когда в суде мальчика спросили, с кем бы он хотел остаться, тот опять же ответил: "С мамой!" Вероятно, желание мальчика и сыграло решающую роль в определении его места жительства. Ребенок свой выбор сделал сердцем, а не разумом. Он не мог знать, какие испытания его ждут. И взял на себя непосильную ношу. Но это сегодня никого не волнует. А проблема ведь не только глобальная, где и с кем ему жить? Вот уже несколько лет мальчик не отдыхает, находясь неотрывно возле матери. Разве нельзя было организовать для него отдых в каникулы? "Пробить" путевку, устроив Марину на время, скажем, в хоспис? Поговорить не только об оценках, но и об отце, отношения с которым испортились окончательно.

-- Он мне два года уже не пишет и не звонит и материально плохо помогает, - сказал Димка.

-- Зато сын мне пишет, называя меня в третьем лице, как чужого, - парировал Игорь Викторович, когда я ему позвонила в Миасс. - И пока у меня не родилось ощущение, что я ему нужен.

По его словам, Диму он любит и помнит о нем. Проблему мог бы решить один телефонный звонок: "Папа, забери меня!" Но мальчишка к отцу не просится.

-- Это Марина против отца настраивает, - считает бабушка Димы Валентина Владимировна. - Сколько я раз говорила: подумай о ребенке! Как будто не слышит.

Думать о мальчишке пока никто не хочет. Все от него только требуют. Школа ждет хороших оценок, отец - признания и любви, мать - помощи и защиты. А чего ждет он? Это кому-нибудь интересно?

У ребенка должно быть детство

Может ли сказаться на здоровье Димы проживание с тяжелобольной матерью?

-- Подобная нагрузка велика не только для ребенка, но и для взрослого человека, - говорит доцент кафедры детской и подростковой психиатрии Уральской медицинской академии дополнительного образования Евгений Кривулин. - Такой образ жизни для мальчика может плохо кончиться. У ребенка нет детства, а оно должно быть. Нельзя ему жить взрослой жизнью. Но, с другой стороны, если мальчик привязан к матери, то разлуку с ней ему перенести будет сложно. Она может стать для него еще одной психологической травмой. Это нужно учитывать, решая Димину судьбу.

Откуда ждать помощи?

Помощь нужна не только Диме, но и его матери.

-- Все упирается в деньги, - считает Марина. Она не верит в свой диагноз, начитавшись литературы о рассеянном склерозе. И надеется найти средство против своей болезни самостоятельно. К чему это может привести, мы увидели. На примере Татьяны Владимировны, которая торгует не только "чудо-лекарством", но и косметикой, полотенцами и т.д.

Поможет ли медицина? Понятно, что она не всесильна. Но у тяжелобольного человека не должно возникать ощущения, что его бросили на произвол судьбы. А именно такое чувство появилось сегодня у Марины Чернеевой, которую обслуживает поликлиника N 5 Калининского района.

Социальная служба. Она тоже могла бы с большим участием отнестись к судьбе семьи, в которой оказалось два тяжелобольных человека. Кто еще?

Отец Димы. 12-летний ребенок может оценивать ситуацию неадекватно, но у взрослого человека ведь зрелый разум. Школа N 89, где Дима учится.

Есть еще общественный Детский фонд Валерия Гартунга. Церковь...

Кто же откликнется?

Комментарии
Комментариев пока нет