Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Неуклюжие пространства

29.11.2000
Николай Болдырев "Возвращение восточного ветра: три книги стихотворений". Челябинск, студия "Единорог", 2000

У Сергея Довлатова можно прочитать о споре, возникшем среди русских эмигрантов: "Как наши дети будут жить без Достоевского?!" - "Но Пушкин ведь жил, и ничего".
Этот остроумный ответ легко довести до абсурда: Шекспир прекрасно обходился без Пушкина, Гомер - без Шекспира. А древние племена и вовсе не нуждались ни в ком из них.
Все это имеет самое прямое отношение к новому сборнику стихов Николая Болдырева.

Николай Болдырев "Возвращение восточного ветра: три книги стихотворений". Челябинск, студия "Единорог", 2000

У Сергея Довлатова можно прочитать о споре, возникшем среди русских эмигрантов: "Как наши дети будут жить без Достоевского?!" - "Но Пушкин ведь жил, и ничего".

Этот остроумный ответ легко довести до абсурда: Шекспир прекрасно обходился без Пушкина, Гомер - без Шекспира. А древние племена и вовсе не нуждались ни в ком из них.

Все это имеет самое прямое отношение к новому сборнику стихов Николая Болдырева. Один из основных мотивов книги - возвращение к истокам.

Принято видеть в Болдыреве хранителя культурной памяти в пространстве, лишенном культуры, отсюда и высокая оценка этого автора в определенных кругах. Я же считаю (и новый сборник убедительно это доказывает), что речь о культуре не идет вообще. Речь идет, скорее, о прапамяти, о том, что было до слова:

Не тронь эти ветхие символы:

счастье, безумие, страсть...

Дай им, давно обессилевшим,

В волны безмолвья упасть.

Не тронь эти древние формулы:

Вера, божественный свет...

Дай им в молчаньи оформиться

Смыслом, которого нет.

Вся история культуры - это поиск новых форм для максимально точного выражения человеческих чувств и мыслей. Утверждая себя как поэта, Болдырев тем не менее готов в любую секунду отказаться от подобной миссии на том основании, что:

Слова захватаны, как облако, глазами...

От ощущений поэт легко и просто переходит к обобщениям:

Словесность закончилась.

Адрес поэзии смутен.

Мне кажется, что свою личную проблему - неточность выражения мысли - Болдырев представляет как тотальную невыразимость всего и вся.

Лирическое стихотворение "Почему-то никто не охраняет ночи..." заканчивается строкой:

Эти непостижимые бесчеловечные шедевры.

Предлагаю читателю найти это произведение (на странице 36) и самому оценить всю уместность слова "бесчеловечные". Может быть, все-таки "надмирные", "нечеловеческие", "нерукотворные"?

Антикультурный пафос произведений Болдырева становится особенно заметен, когда поэт самоутверждается за счет других поэтов. Упрощенный им до предела "великолепный Иосиф" не имеет ничего общего с настоящим Бродским:

Категоричнее нельзя быть, чем Иосиф,

Тиберия воспевший, а не осень,

воспевший вертитутку Эм Стюарт...

Перечитайте "Тиберию" и "Двадцать сонетов к Марии Стюарт", и вы обнаружите там мощную иронию, обычно нехарактерную для воспеваний. Неужели в вину мертвому поэту ставится обращение к теме - сиюминутной, а не вечной? Но осень была воспета Бродским неоднократно, и доказывать это глупо. Достаточно обратиться к первоисточнику.

Забавно, что три стихотворения, направленных против Бродского, написаны в целом и в общем в его поэтике. Видимо, по принципу: "Эту бы энергию, да на благие цели..."

Все это тем более странно, что нобелевский лауреат по сути является не оппонентом Болдырева, но его союзником. Какое нужно иметь зрение, чтобы этого не замечать! Бродский также ставит резкий, неутешительный диагноз современной цивилизации. Другое дело, что он делает это гораздо более изощренно, а значит, и более убедительно. Но...

Неуклюжи пространства плохо

прочитанных книг.

Лучше и не скажешь.

Дмитрий КОНДРАШОВ

Комментарии
Комментариев пока нет