Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Актуальная почта

01.03.2005

Залечили до смерти
В нашу семью пришло страшное горе, мы потеряли нашего любимого долгожданного сынульку и братика 8 лет. Доставили сына в больницу в нормальном состоянии. Он находился в Нязепетровской больнице с 8 ноября 2004 года по 9 ноября 2004 года. 8 ноября его не лечили, 9 ноября к вечеру, когда состояние прогрессивно ухудшилось, ему, не определив диагноз, прокапали 600 мл глюкозы без инсулина. После чего он впал в кому, только после этого был определен диагноз, но было уже поздно.

Залечили до смерти

В нашу семью пришло страшное горе, мы потеряли нашего любимого долгожданного сынульку и братика 8 лет. Доставили сына в больницу в нормальном состоянии. Он находился в Нязепетровской больнице с 8 ноября 2004 года по 9 ноября 2004 года. 8 ноября его не лечили, 9 ноября к вечеру, когда состояние прогрессивно ухудшилось, ему, не определив диагноз, прокапали 600 мл глюкозы без инсулина. После чего он впал в кому, только после этого был определен диагноз, но было уже поздно.

Вечером 7 ноября пришел с улицы нормальный, поел. Лег спать, ничто не предвещало плохого. Ночью 8 ноября в 2 часа ночи появились тошнота и рвота, боли в животике.

Утром мы съездили в соседнее село, чтобы сына осмотрела фельдшер. Она написала направление с диагнозом "острый живот". Фельдшер предложила вызвать "скорую помощь", чтобы не затягивать время, мы доставили сына на своей машине в районную больницу 8 ноября в 14 часов.

Сыночка принимал молодой доктор - хирург. Мы ему все рассказали о болезни, как ребенок заболел, что стал в последнее время больше пить. Были сделаны анализы крови и мочи в момент поступления. В 14-15 часов были взяты анализы. Ни заведующий хирургическим отделением, ни педиатр сына не осматривали.

Наш сын пошел своими ножками в общую палату, но как только лег, его сильно стошнило. Ему сменили все постельное белье, из врачей даже никто не подошел. Рвота продолжалась, однако врачи сохраняли невозмутимость и спокойствие. В дальнейшем было поставлено два укола папаверина от колик в животе, так объяснила медсестра. У сына продолжали болеть голова и животик, продолжалась рвота. Через два часа в 16 часов сына вновь осмотрел хирург и назначил повторный анализ крови. Приблизительно в 20 часов впервые появились заведующий отделением с дежурным врачом. Осмотрели живот, сказали: "Все нормально, аппендицита нет".

К утру 9 ноября состояние резко ухудшилось. Только в 15 часов пришел на обход лечащий врач. Я как мать обратила его внимание на рвоту сына и обильное питье. Он осмотрел сына и назначил внутривенно капельницу - "Дисоль 400 мл", как он объяснил, из-за обезвоживания. После капельницы хирург вновь осмотрел сына и сказал, что дыхание стало лучше, давление нормализовалось и что он уходит домой, так как кончился его рабочий день.

После окончания дисоли сыну стало лучше. При мне медсестра установила капельницу с глюкозой.

Когда начали капать глюкозу, он начал вести себя очень беспокойно. Вызвав заведующего хирургическим отделением, я объяснила, что ребенку хуже, кое-что расспросив у меня, он сказал: "Чем вы его так отравили, от глюкозы ему хуже не будет". Но ребенок стонал, вел себя очень беспокойно, сгибал и разгибал ручки. Нам объяснили, что мы должны привязать его к кровати, чтобы он не оторвался от системы. Я неоднократно просила убрать глюкозу, потому что ребенок бился и бился все больше и больше. Но мне отвечали, что он маленький, поэтому устал и нужно его поддержать и что от глюкозы хуже не будет.

Все время ребенок бился и стонал, а потом очень сильно закричал: "Все, мама, все!" и еще были сильные крики, очень сильно открыл глаза. Подбежала медсестра и поставила ему в обе ноги по уколу, я ее спросила: "Что это?" Она сказала, что антибиотики и реданиум. Тогда мой сын закрыл глаза... К этому времени было прокапано 600 мл глюкозы. Подошла педиатр и говорит: "Что тут у вас?" А ребенок уже не реагирует ни на что. Посмотрев сынульку, сказала, что он уже не реагирует на свет, и ушла куда-то звонить.

Вызвали невропатолога, она пришла в 20 часов и начала расспрашивать, когда мы заболели и как, а ребенок в это время захрипел. Я ее прошу: "Пожалуйста, сделайте что-нибудь", а она говорит: "Если будете нервничать, мы вас попросим из палаты", а время шло. Я вынуждена была отвечать на все вопросы. Затем они ушли, а сын мой погибал, никого не было, ничего не делалось.

В 20 часов 50 минут взяли анализ мочи из бутылочки и вот мой сыночек перестал дышать, я закричала, все прибежали в палату, а меня выставили из палаты. Начали ему делать рот в рот искусственное дыхание. Вроде он задышал, а потом все...

Все доктора вышли из палаты, прошли мимо нас, не замечая, ничего не объяснив и скрылись у себя в кабинете, оставив только санитарку, чтобы она успокоила нас. Наш любимый сыночек умер в 21.45 9 ноября 2004 года.

Утром главный врач выделил машину для поездки к судмедэксперту для вскрытия в город Верхний Уфалей. Невнятно извинился, обвинил в смерти сына лечащего врача.

Мы были потрясены, когда после вскрытия узнали, что у сына внутренние органы в нормальном состоянии, поджелудочная железа без видимых изменений, ребенок умер от комы, от сахарного диабета. Более суток лечение ребенку не проводилось, а назначенное лечение не только не улучшило состояние ребенка, а ухудшило и привело к смерти.

Полное безразличие, некомпетентность, бездушие медперсонала и невнятное извинение главного врача, попытки обвинить в смерти нашего сына молодого врача, который работает менее полугода. Не это ли признак цинизма?

Мы сделали страшную ошибку, что доверили сына местным врачам и не увезли его в Челябинск. Будем всю жизнь обвинять себя. Мы хотим, чтобы виновные в смерти нашего сына были наказаны и надеемся, что министерство здравоохранения области подойдет к этому случаю со всей объективностью.

Семья ХАРИСОВЫХ,

д. Межевая, Нязепетровский район

Комментарии
Комментариев пока нет