Новости

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Зеленые" правозащитники: борцы за идею или за деньги?

10.03.2005
Авторы "Челябинского рабочего" спорят о том, что же движет инициаторами шумных экологических скандалов

В английском языке слово "шантаж" звучит как "блэкмейл". При враждебных поглощениях одних компаний другими для обозначения шантажа используется термин "гринмейл", то есть "шантаж "зелеными", или долларами. В последние годы гринмейл приобрел иной смысл - шантаж "зеленых".
В России и Челябинской области этот термин пока не в ходу. Хотя его содержание уже известно и понятно многим.

Авторы "Челябинского рабочего" спорят о том, что же движет инициаторами шумных экологических скандалов

В английском языке слово "шантаж" звучит как "блэкмейл". При враждебных поглощениях одних компаний другими для обозначения шантажа используется термин "гринмейл", то есть "шантаж "зелеными", или долларами. В последние годы гринмейл приобрел иной смысл - шантаж "зеленых".

В России и Челябинской области этот термин пока не в ходу. Хотя его содержание уже известно и понятно многим.

До Урала докатилась новая разновидность экономического шантажа - атака на конкурентов и оппонентов силами экологических организаций. Отношение к ней, прямо скажем, неоднозначное.

Скандал разгорелся около месяца назад, когда один из политических региональных интернет-ресурсов опубликовал сообщение о весьма необычной "акции" челябинских экологов. Речь, в частности, шла о письме, которое "зеленые" рассылали по штабам кандидатов в депутаты и главы городов и районов. Как следовало из его текста, за "скромную" плату - от 10 до 15 тысяч долларов - экологи-правозащитники планировали начать "акцию протеста", жертвой которой мог бы стать политический конкурент адресата и его соперник на выборах.

"Челябинскому рабочему" удалось получить текст скандального письма. Его адресатами стали сразу несколько кандидатов в муниципальные органы власти.

Как оказалось, отношение к подобному поведению правозащитников далеко не однозначное. Сегодня мы публикуем мнения "за" и "против" их акции.

За

Сергей ВЕНСКИХ

Понятно, что так возмущает авторов, критикующих деятельность общественных объединений "зеленых". Многие из них, сделав себе пиар на экологической тематике и заручившись поддержкой общественного мнения, сами побеждают на выборах в представительные органы разного уровня. Вот и сейчас только в городскую Думу Челябинска баллотируются несколько правозащитников из числа "зеленых".

Можно согласиться с тем, что у подавляющего большинства из тех, кого принято называть правозащитниками, небезупречная репутация с точки зрения традиционной морали. Конечно, в народном сознании понятие "защитник" прочно соседствует со словом "бессребреник". Да и как, скажите, можно за такое брать с людей деньги? Ведь тот, кто нуждается в помощи, сам едва сводит концы с концами. А имеющий средства сумеет за себя постоять сам.

Все верно. Но что с того?

Даже при поверхностном рассмотрении в пользу правоты экологов говорит несколько аргументов.

Практически любая предпринимательская активность - от строительства гаражей в центре Челябинска до создания комплекса утилизации отработанного ракетного топлива под Кусой - способна нанести ущерб общественным интересам. Этот постулат и используют экологи для оправдания своего вмешательства в процесс подготовки бизнес-проектов. Формы вмешательства - организация общественной экологической экспертизы, проведение пикетирования, журналистских расследований в СМИ, инициация судебных решений, вплоть до сбора подписей за проведение всенародного референдума.

Однако любое упоминание об общественной экспертизе большинство предпринимателей с ходу отметают. Коммерческая тайна - и никаких разговоров!

Как следствие, строят, вообще не имея на руках внятной проектной документации. Об экологической экспертизе неудобно даже вспоминать.

Возможно, экологи играют на стороне конкурентов тех или иных коммерсантов. Но это "на руку" и рядовым жителям города.

Экологов попрекают тем, что они покушаются на государственные секреты. Но известны и другие аргументы на сей счет. Именно под покровом государственной тайны осуществлялись проекты, в результате которых гибли и болели люди. По сей день у уральцев перед глазами последствия радиоактивного загрязнения территорий нашей области, вызванные аварией на ПО "Маяк".

Постыдно брать деньги на экологические проекты из рук зарубежных грантодателей? Но почему? Или, может быть, они заработаны на торговле героином? Если нет, то сей тезис, как мне кажется, попахивает духом шпиономании.

Да и где, покажите мне, тот отечественный благотворитель, что готов финансировать деятельность "зеленых"? Его нет. Более того, государство показывает нам, что оно не заинтересовано в появлении системы отечественных грантов.

И, наконец, если мы и правда заинтересованы в появлении реального гражданского общества, нужно поддерживать правозащитные организации. Независимые от государства общественные объединения - это и есть квинтэссенция гражданского общества.

Да, плохи нынешние правозащитники-экологи. Скажу откровенно, некоторым из них при встрече я руки не подаю. Но других у нас пока нет.

Против

Артемий ВОЛКОВ

Не стоит строить иллюзий, почему появляются такие письма и почему за ними следуют "заказные" акции поборников защиты окружающей среды. Общеизвестно, что в большой политике весьма часто крутятся большие капиталы. И экологи, которые почему-то предпочитают именовать себя правозащитниками, просто стремятся (и надо сказать, небезуспешно) заработать на желании людей выйти "из грязи в князи", то есть избраться на тот или иной значимый пост.

И понятно, что именно в нашей области их усилия воcтребованы, а акции получают значительную огласку. Загрязнение окружающей среды очень больная для нас тема. Достаточно вспомнить историю с Теченским каскадом водохранилищ, последствия деятельности металлургических и других "грязных" промышленных объектов. Спекулируя на этих фактах, "зеленые" могут быть уверены, что очередная "страшилка" про некую свалку мусора у Миасса или строительство торгового комплекса в водоохранной зоне произведет неизгладимое впечатление на общественность. И голосов тех, кто попытается доказать, что проблема высосана из пальца, никто не услышит.

Все помнят, как известный челябинский предприниматель полгода назад подвергся массированной атаке в связи со строительством им крупного торгового центра вблизи берега Миасса. В прессе появились десятки проплаченных материалов, в суды посыпались иски, приставы якобы на полном серьезе заговорили о готовности снести незаконное строение.

Никто не верил, что бульдозеры сравняют с землей магазин, так не понравившийся "зеленым". Все помнят, чем закончился тот скандал? Форменным "пшиком". Стороны "неожиданно" договорились. Экологи отозвали из судов свои претензии в ответ на обещание предпринимателя впредь вести себя более примерно по части соблюдения природоохранного законодательства. Общественное мнение немного посудачило о том, во сколько торговцу обошлись означенные договоренности, и вскоре успокоилось.

Подобным нападкам в разное время подвергались ЧЭМК и ПО "Маяк", "Энергоинвест" и ЗАО "Карабашмедь". В "пострадавших" в иные годы ходили и такие известные предприниматели и публичные деятели, как Александр Аристов, Валерий Панов и другие.

Таких историй множество. И, конечно, не на Южном Урале придумали эту технологию.

Экологический шантаж давно и успешно применяется в мировой практике конкурентных войн. Чаще других бьют нефтяников. Это один из самых высокодоходных видов бизнеса. Самые известные примеры его применения - корпоративные войны между нефтяными компаниями на морском шельфе в Северной Европе. Тогда "бойцы" "Гринписа" осаждали одну за другой морские буровые платформы одной из крупных нефтяных компаний. А спустя некоторое время, получив, видимо, "отступные", атаковали объекты уже другой компании - своего прежнего "работодателя".

Из российской практики можно привести пример "Сибирского алюминия", боровшегося за активы лесопромышленной компании "Илим Палп".

Рискну предположить, что во всех случаях акции неплохо финансируются. Больную тему экологии используют для достижения чьих-либо корыстных политических или экономических интересов.

Не секрет, к примеру, что "атакующие" химкомбинат "Маяк" экологи существуют на западные гранты. Несложно догадаться, кому в таком случае выгодна деятельность российских экологов-правозащитников.

Комментарии
Комментариев пока нет