Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Квартира на халяву

12.03.2005
Сержант милиции решил получить ее, прописавшись к спившемуся человеку

Олеся ГОРЮК
Челябинск - Варненский район

- Люся, включи свет! - испуганно просит сестру Раис Абдурахманович, хотя на дворе еще не стемнело, а в деревенской избе окна со всех сторон.
Полгода Раис прожил без электричества: его отключили за неуплату. Темнота была не только в квартире, но и в сознании Раиса Шафеева. Тот страшный период своей жизни он почти не помнит.
- Очнулся на больничной койке, - вспоминает Раис, - и стал думать: а из-за чего я сюда попал? Стал разглядывать себя в зеркало.

Сержант милиции решил получить ее, прописавшись к спившемуся человеку

Олеся ГОРЮК

Челябинск - Варненский район

-- Люся, включи свет! - испуганно просит сестру Раис Абдурахманович, хотя на дворе еще не стемнело, а в деревенской избе окна со всех сторон.

Полгода Раис прожил без электричества: его отключили за неуплату. Темнота была не только в квартире, но и в сознании Раиса Шафеева. Тот страшный период своей жизни он почти не помнит.

-- Очнулся на больничной койке, - вспоминает Раис, - и стал думать: а из-за чего я сюда попал? Стал разглядывать себя в зеркало. Вижу, один глаз у меня не в порядке. Закрыл правый рукой, а левый-то, оказывается, не видит!

Путь в пропасть

Смерть жены три года назад нарушила привычное течение жизни Раиса Шафеева. А незадолго до этого он ушел на пенсию (раньше работал сварщиком на заводе). Оставшись без семьи и работы, стал прикладываться к спиртному. Почва для этого в Курчатовском районе Челябинска благодатная. Шайка бомжей, никем не преследуемая и действующая безнаказанно, быстро замечает человека, готового сбиться с верной дороги, и принимает его в свою компанию.

За два года Раис изменился до неузнаваемости. Немытый, небритый, весь в синяках, неспособный осознавать происходящее, он выглядел, как настоящий бомж. Его собутыльники наизусть знали, когда по квартирам разносят пенсию. И как только Шафеев выходил на улицу, избивали его и отнимали деньги. Если он сидел дома, дежурили в подъезде. Дверь в квартиру Раиса неоднократно вышибали - на ней до сих пор содрана обивка.

Прописка "с пьяну шару"

Именно тогда в голову Шафеева пришла мысль прописать кого-нибудь к себе в квартиру. Родни у него немного: сестра и брат живут в Варне, а сына от первого брака он видел очень редко. Шафеев отправился к своему сослуживцу Равилю Нагуманову (имя и фамилия изменены. - О.Г.), с которым 20 лет проработал на заводе.

-- Сам я прописываться к тебе не буду, - сказал Равиль, - пропиши моего сына Дамира.

Как и где проходила регистрация, Раис помнит смутно.

Однажды соседка спросила Раиса, прописан ли кто-нибудь в его квартире, и, узнав, что это совершенно посторонний человек, изумилась:

-- Как ты мог сделать такую глупость?

-- С пьяну шару, - ответил Раис Абдурахманович.

Действительно ли Раис был никому не нужен? Это не так. Сестра Люция и брат Рашит, живущие в Варне, видели, как он катится вниз. Неоднократно наведывались в Челябинск и звали его к себе.

Но всякий раз у Раиса, городского человека, напрочь забывшего деревенский уклад и не хотевшего его принимать, находились отговорки. Сначала надеялся, что все наладится, что еще сумеет найти работу сторожа или грузчика. Думал даже устроить личную жизнь. Потом, когда понял, что уже ничего не изменится, оправдывался:

-- Ну как я приеду в таком виде в деревню? Вот приведу себя в порядок - и тогда:

Узнав, что брат прописал к себе чужого человека, Люция Якупова вместе с братьями Рашитом и Раисом поехали к Нагумановым. Объяснили, что Дамиру необходимо выписаться, так как брата рано или поздно придется перевозить в Варну и покупать ему там жилье. Ни к какому результату этот разговор не привел: Дамир Нагуманов по-прежнему прописан в квартире Шафеева.

Милицейская опека

24-летний Нагуманов, взявшийся добровольно "опекать" Раиса, делал это весьма своеобразно. Оплачивал коммунальные платежи, за исключением платы за телефон и электроэнергию.

-- Дамир ходил к Раису и присматривал за ним, - сказал отец молодого человека корреспонденту в телефонной беседе.

Как блюсти общественный порядок, старший сержант милиции Дамир Нагуманов знает не понаслышке. Соседи, однако, не припомнят, чтобы он или его отец приходили проведать своего подопечного. Тем временем Шафеев лишился всего имущества и документов: паспорта и ордера на квартиру.

На что рассчитывали Нагумановы?

-- В случае смерти Шафеева Дамир Нагуманов, будучи единственным, кто прописан в квартире, остался бы ее нанимателем. То есть эта квартира перешла бы ему по факту прописки, - поясняет старший помощник прокурора Курчатовского района Татьяна Жинжина.

На момент прописки Раису исполнился 61 год. Однако при том образе жизни, который он вел с молчаливого согласия окружающих, бедолага мог в любой момент отправиться на тот свет.

Возвращение "блудного брата"

Во время очередного визита в Челябинск Люция Якупова нашла брата уже в полубессознательном состоянии. Раиса погрузили в машину и привезли в Варну. По нынешним временам поступок Люции Абдурахмановны, педагога с 30-летним стажем, можно назвать в высшей степени странным. Не принято нынче вытаскивать из ямы заблудших родственников.

-- Мы не так воспитаны, чтобы открещиваться от своих близких, - считает Люция Абдурахмановна. - Восемь лет в нашем доме жила мама моего мужа, пять лет - моя мама, слепая и парализованная.

Раиса привели в божеский вид и первым делом положили в центральную районную больницу, где у него обнаружили целый букет заболеваний. Полученная в 80-х годах черепно-мозговая травма и операция по удалению гематомы, помноженные на хронический алкоголизм, дали тяжелые последствия. Затем стали восстанавливать документы - ордер и паспорт. Снова наведались к Нагумановым - и снова получили отказ. Дело передали в прокуратуру, а Люция Абдурахмановна написала письмо в редакцию.

"Разве мы не люди?"

-- Все неправда, что здесь написано, - заявил Дамир Нагуманов. Я ознакомила его с письмом в кабинете его непосредственного начальника. А что же правда?

-- Это я буду говорить не вам. Я уже дал разъяснения в соответствующих инстанциях.

Под "разъяснениями" Дамир, очевидно, имел в виду счета за коммунальные платежи, которые он оплачивал. Сумма в общей сложности около семи тысяч. Возникает два вопроса: мог ли когда-нибудь Раис Шафеев, которому и пенсию-то прекратили бы выдавать из-за отсутствия паспорта, вернуть ему этот долг? И сопоставима ли эта сумма со стоимостью однокомнатной квартиры в Челябинске?

-- Почему вы так держитесь за эту квартиру? - спросила я Дамира напоследок. Парень развернулся и ушел.

Зато его отец оказался более разговорчивым. Странно проходила наша телефонная беседа. Я спрашивала, супруга Равиля Нагуманова подсказывала мужу ответы, которые тот в точности повторял.

-- Да разве же мы не люди? - воскликнул он. - И не можем обойтись без суда? Мне бы только дали поговорить с Раисом наедине, и мы бы все решили.

-- Каким образом?

-- Это мы с Раисом сговоримся. Мы ведь ему лекарства покупали, кормили его.

Сам Раис вспоминает, что его кормили, выставляя еду за ворота, как собаке (Нагумановы живут в частном доме). В отличие от соседок Розы и Марии Ивановны, которые пускали Шафеева к себе и наливали ему горячий суп, не претендуя на жилплощадь.

В чужой семье

В доме Люции Якуповой светло и уютно. В гостиной сидит Раис напротив телевизора. Он почти все время его смотрит, но когда начинаются "ментовские" сериалы, сразу же выключает.

Зимой в огороде нет работы, и вынужденное безделье в чужой семье его тяготит. Каждое утро он выходит на крыльцо и проверяет, не выпал ли снег, чтобы его расчистить.

Я сравниваю фотографию, сделанную на паспорт вскоре после его переезда в Варну, и с трудом узнаю в ней вполне нормального на вид человека, который сейчас сидит передо мной. Сразу же бросается в глаза природная мягкость характера. Она, как видно, и послужила виной всему произошедшему.

-- Пью только чай, - вздыхает Раис. - Даже пиво сестра мне не разрешает.

-- Ты свое уже выпил, - строго говорит Люция Абдурахмановна.

Она понимает, что взрослому брату, который сейчас стал уже вполне вменяемым, тяжело до конца своих дней оставаться в чужой семье. А отправить его обратно в Челябинск - значит вернуться к тому, от чего избавились с таким трудом.

Может быть, сестра преследует свои цели, решая жилищные проблемы своих детей? Но у ее сына собственный дом в Варне, у дочери - трехкомнатная квартира в Челябинске. Да и потом, неужели ее брат, 38 лет проработавший на заводе, не заслужил того, чтобы провести остаток дней в собственной квартире?

-- Разве я заставлял его пить? - резонно спрашивает Равиль Нагуманов.

Разумеется, в том, что произошло с Раисом Шафеевым, виноват только он сам. Но если окружающие видят, что человек катится в пропасть, у них есть два пути: помочь ему оттуда выкарабкаться или, наоборот, подтолкнуть. Сестра встала на первый путь, а бывший сослуживец и его сын - на второй.

Старший помощник прокурора Курчатовского района Татьяна Жинжина:

-- Если квартира, как в данной истории, не была приватизирована, наниматель по решению суда может выписать того, кто у него прописан.

Родственникам важно помнить, что если они не имеют возможности следить и ухаживать за больным человеком, неспособным самостоятельно действовать, то обязательно найдется посторонний, который будет претендовать на квартиру.

Комментарии
Комментариев пока нет