Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Даллас: черные дни

17.03.2005
Афроамериканцы, англосаксы, латиноамериканцы, русские - настоящие техасцы

Ольга Иванова  и черные братья
В черную баптистскую церковь Далласа я поехал с американкой по имени Ольга Иванова. Выпускница историко-архивного института в Москве. Десять лет назад вышла замуж за американца и перебралась из России в Техас, совершенно не зная английского. Вы-учила язык, подтвердила диплом, получила звание магистра (это  выше бакалавра). Три года назад муж умер от рака.

Афроамериканцы, англосаксы, латиноамериканцы, русские - настоящие техасцы

Ольга Иванова и черные братья

В черную баптистскую церковь Далласа я поехал с американкой по имени Ольга Иванова. Выпускница историко-архивного института в Москве. Десять лет назад вышла замуж за американца и перебралась из России в Техас, совершенно не зная английского. Вы-учила язык, подтвердила диплом, получила звание магистра (это выше бакалавра). Три года назад муж умер от рака. Был (и остается, впрочем) выбор: вернуться в Россию или продолжать американскую жизнь. Ольга осталась в Техасе, став уникальным консультантом-посредником: американцам, желающим иметь дело с Россией, она рассказывает про нашу страну, россиянам открывает глаза на Америку и американцев. "Их предки приехали сюда триста лет назад, чтобы быть счастливыми. И в Америке надо быть счастливым вопреки всему".

В баптистскую церковь в черном районе Далласа Ольга попала после смерти мужа. Кто-то посоветовал съездить. Выбравшись туда первый раз, раздумывала: не повернуть ли обратно? Можно ли оставлять машину в таком районе, что от нее останется? Машина уцелела, а русская американка Иванова теперь ездит на каждую воскресную службу.

Мы провели в церкви больше трех часов: уходить до окончания службы - невежливо. Да и не хотелось: безумно интересны были и песнопения мужского хора, и артистичная проповедь пастора, и крещение черного младенца в огромном круге родни, и прихожанки в фантастических платьях и шляпах. Все это напоминало кадры из "Сердца ангела" и других кинолент, где запечатлен черный американский юг. Нас встретили необыкновенно сердечно, пожилые леди одарили тыквенными пирогами, испеченными собственноручно. Ольга - единственная белая прихожанка этой церкви, в стенах которой я оценил точность утверждения, прозвучавшего на встрече в редакции черной газеты "Dallas Weekly" (издатели и читатели - афроамериканцы): "До сих пор черная община существует обособленно". Замечу: обособленно - не значит дисгармонично.

После службы мы отправились на русскую вечеринку в дом, где хозяева - москвичка Марина и техасец Чарли. А по дороге заехали в православный храм святого Серафима. Там шло занятие воскресной школы.

Дик и черные перуанцы

В Далласе мы жили в семьях: считается, что так приезжие плотнее и непосредственнее познакомятся с повседневной жизнью Америки, а принимающие гостей хозяева (гостеприимство было, кстати, совершенно бескорыстным) узнают что-то о современной России из первых рук и уст. К тому же, оказываясь в среде, где никто не говорит по-русски буквально ни слова, поневоле начинаешь говорить по-английски. С переменным успехом. "День ото дня ты говоришь все лучше. А когда водки выпьешь, вообще замечательно",- так считал мой хозяин Дик Сартейн. Его дом - недалеко от центрального даун-тауна с небоскребами. А дом Дика одноэтажный, как и все в округе. Много комнат, бассейн, три машины. Рядом озеро. Пейзаж почти деревенский. Обычный стиль жизни представителей среднего класса. Не богачей из района Черепаший ручей (есть в Далласе такая речушка), где средняя цена особняка - пять миллионов. Но и не обитателей мексиканских кварталов, где в однокомнатную квартиру набивается по десять-пятнадцать человек и где всегда есть согласные на любую работу, без контрактов и профсоюзов.

Дик родился в Далласе 62 года назад. Еще жива его мама, ей 97 лет, живет отдельно, ценит независимость. А Дик много лет прожил в Южной Америке, в Колумбии, его жена - колумбийка. Благодаря им, их дому, их колумбийской родне я в немалой степени прикоснулся к южно- и латиноамериканской составляющей жизни Далласа. И не только Далласа. В один из вечеров Дик повез на концерт коллектива "Peru Negro" - чернокожие перуанцы, потомки рабов. Это грандиозное шоу, что-то вроде перуанского ансамбля Моисеева и хора имени Пятницкого в одном флаконе (и еще очень много общего с покорившим и Россию ирландским шоу "Риверданс"). "Peru Negro" совершают мировое турне, Даллас - одна из его точек. Как видно, не случайная. Зал театра "Lakewood" был полон, в публике бурлили эмоции, почти все подпевали артистам и танцевали в проходах. "А кто эти зрители, Дик?" "Многие - перуанцы. Бывшие перуанцы, сейчас - американцы".

Менторы и черные пантеры

Даллас - город большой. В нем есть общественный транспорт (что-то среднее между метро и трамваем), но он охватывает лишь небольшую часть города. Наша наставница Дагмар была категорична: "На нем вы никуда не уедете". "Но можно же поймать такси, Дагмар?" "Здесь вы ничего не поймаете" (такси в Далласе не "ловят", а вызывают по телефону: особые усилия и немалые деньги). В своих передвижениях (а все время хотелось увидеть что-то новое) мы были полностью зависимы от добрых людей на колесах. Добрые люди, если это не были твои хозяева, назывались менторами - добровольные помощники нашей программы "Общественные связи", прекрасные, бескорыстные посредники между нами и большим Далласом. Все мои театральные и масса иных впечатлений - результат их заботы. Джейн - фотограф и женщина с самой ослепительной из всех американских улыбок (к тому же в этой улыбке была искренность), нефтяник Рассел, студентка-славистка Ора, юрист Хайнц, пенсионерка Патрисия... Спасибо им. А на спектакль труппы "Dallas Black Dance Theatre" ("Черный балет Далласа") в театре "Majestic" я попал благодаря Мери, в доме которой жила моя коллега из Озерска Лена Вяткина.

Эти черные пантеры на сцене могли бы и не танцевать. Просто ходить туда-сюда, глаз все равно не оторвать. Но они и танцевали великолепно, то давая пластический образ живой жизни под музыку Рэя Чарльза, то погружаясь в сомнамбулическое томление под Малера. А какая респектабельная публика собралась на это зрелище! Преимущественно все-таки афро-американская (как смотрелись черные бриллианты на черном!), но вообще-то всех цветов Техаса.

Владимир СПЕШКОВ Даллас - Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет