Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Юлия МИХЕЕВА: "Я-дрова для костра, из которого рождаются песни"

17.03.2005

Имя поэта, композитора, театрального художника, актрисы Юлии Михеевой хорошо известно челябинцам. В свои 30 лет она успела издать книжку стихов "Ломаный грош луны", выпустить сольный альбом "Облако" (на выходе второй сольник "Яблочки"), стать лауреатом конкурса актерской песни имени Андрея Миронова, лауреатом фестиваля авторской песни имени В. Грушина, создать около десятка ролей в театрах, оформить свыше 20 спектаклей. Очередной приезд Юлии в родной Челябинск стал событием для многих почитателей ее творчества.
Наша встреча состоялась в фойе театра "Манекен", с которого по сути дела и началась ее профессиональная карьера.

Имя поэта, композитора, театрального художника, актрисы Юлии Михеевой хорошо известно челябинцам. В свои 30 лет она успела издать книжку стихов "Ломаный грош луны", выпустить сольный альбом "Облако" (на выходе второй сольник "Яблочки"), стать лауреатом конкурса актерской песни имени Андрея Миронова, лауреатом фестиваля авторской песни имени В. Грушина, создать около десятка ролей в театрах, оформить свыше 20 спектаклей. Очередной приезд Юлии в родной Челябинск стал событием для многих почитателей ее творчества.

Наша встреча состоялась в фойе театра "Манекен", с которого по сути дела и началась ее профессиональная карьера. После звонка зрители устремились в зал, а мы сели за столик в опустевшем буфете и стали разговаривать "за жизнь"...

-- Юля, зачем, по-твоему, человек занимается творчеством?

-- Искусство - единственное, что отличает человека от животных. Дома они тоже строить умеют, а вот писать стихи, испытывать восторг перед красотой природы:Только человек может перестраивать мир, создавать другую реальность, состязаться с богом.

-- А не грех?

-- Раз дано, то не грех.

-- В одном из интервью ты говорила, что занимаешься творчеством, когда тебе плохо:

-- Точнее, когда я пребываю в беспокойном или пограничном состоянии. Когда происходит что-то, с чем я не справляюсь или в чем не могу разобраться. И вот тогда я начинаю писать. Зачем, для чего? Наверное, чтобы завершить какой-то внутренний процесс, впечатления которого кристаллизуются, отливаются в некую форму, и в итоге формируется мое отношение к тому, что происходило. А с другой стороны, я понимаю, что не я пишу эти стихи и песни. Я их раскапываю, как археолог бережно освобождает от песка старинные черепки. То есть все эти слова и звуки уже есть, существуют, и я только должна, не повредив, вытащить их на поверхность. Очень часто они сопротивляются, когда я пытаюсь их изменить или доработать. Они - такие, какие они есть. В определенном смысле я - медиум, проводник, по которому проходит, освобождается энергия творчества.

-- Каково ощущать себя избранным?

-- Я не считаю себя избранной. И даже испытываю чувство стыда, когда, допустим, в поезде меня спрашивают, кто я.

-- А кто ты?

-- Обычно я говорю "певичка". Это снимает пафосность. А если говорить "Я певица, актриса, поэт и композитор", то сразу как-то смешно получается. И стыдно.

-- А певичка - как будто из кабаре. Вульгарно.

-- А пускай. Так забавнее. Хотя быть художником и в особенности актрисой - нелегкий удел. Однажды во время творческого кризиса я как-то особенному ясно осознала, что все люди как люди, а я - дрова для растопки костра, из которого рождаются песни. Я живу, люблю, переживаю, а потом вдруг оказывается, что все это - только ради того, чтобы написать песню. Говорю об этом композитору Владимиру Дашкевичу, а он мне: "Юля, это то же самое, что негодовать по поводу того, что сегодня по календарю восход солнца в 5.30".

-- А было такое, что художественное призвание мешает осуществлению каких-то житейских планов или идет с ними вразрез?

-- Да, часто. Люди, узнающие, что я занимаюсь творчеством, сразу начинают навешивать ярлыки: ага, артистка, значит, готовить не умеет, из рук у нее все валится и вообще богема. Очень трудно пробиться через эти стереотипы. Нередко я испытываю чувство неловкости от того, что в зале сидит тот, про кого я пою, и это не всегда для него лестно. Но песня все равно родилась, и что бы ты при этом ни испытывал, она живет своей жизнью.

-- Ты называешь себя певичкой, но на самом деле пишешь стихи, музыку, играешь в театре Елены Камбуровой, занимаешься сценографией.

-- Да, не так давно сделала "Грозу" в Калужском ТЮЗе, сейчас занята в антрепризном спектакле памяти Марины Цветаевой. Выступаю на сцене с песнями и романсами. У меня не получается пока замкнуться в рамках какой-то специализации. Сегодня я занимаюсь пением, а завтра, возможно, займусь чем-то другим.

-- Ты говоришь о том, что лучше всего тебе работается в состоянии непокоя. Означает ли это, что художник должен быть голодным?

-- У меня не возникает истерики, если нет денег. А у многих возникает. В какой-то момент деньги дают свободу, а в какой-то отнимают. Честно говоря, я не знаю, что будет со мной в условиях, когда денег много. Надо проверить.

-- Что для тебя Челябинск?

-- До недавнего времени я даже не подозревала, как много он для меня значит. Мне все время снятся мой двор, мой старый дом. Почему-то очень часто - подвал этого дома, в котором происходят какие-то события, рождаются легенды, истории, приключения. Только в моих снах география немного отличная от той, что существовала на самом деле, - все вроде бы так и немного не так. Мы выросли во дворе. А в Москве во дворе не гуляют. Мой сын по сто раз просит меня пересказывать истории моего дворового детства. И я вижу, что он немного мне завидует.

-- В чем, по-твоему, отличие столицы от провинции?

-- В концентрации событий. Если бы в Челябинск приехал, условно говоря, Стинг, я бы сделала все, чтобы оказаться на его концерте. В Москве я не спешу это делать, кто бы ни приехал, надеюсь, что еще приедут. И в итоге пропускаю многое из того, что здесь никогда бы не пропустила.

-- А какие события ты в Москве не пропустила? Что оставило самый яркий след?

-- На меня произвела огромное впечатление московская театральная олимпиада и в особенности полунинские карнавалы. Недавно Полунин снова приезжал в Москву и вновь потряс меня степенью своей свободы. Он делает абсолютно все, что хочет, и мир ему подчиняется. Ужасно хочется этим его безумием заразиться. Этой зимой он сделал около Вахтанговского театра, где шло его сноу-шоу, около сотни снеговиков - с палками, пивными банками вместо носов. Вроде простая вещь, нехитрый образ, но он работает, действует. И ты улыбаешься и хочешь быть таким же свободным и счастливым... До сих пор не могу забыть спектакль "Три сестры" в театре Петра Фоменко. Когда я его смотрела, он мне безумно нравился, но воспринимала я его как-то легко. А потом поймала себя на том, что думаю про эту легкую вещь и день, и два. То есть работает не столько сам спектакль, сколько его послевкусие. Такая бомба замедленного действия. И совершенно гениальный Чебутыкин.

-- Стоит ли актеру ориентироваться на вкус публики?

-- К сожалению, иногда от этого никуда не денешься. Но, как показывают многие примеры, именно когда артист не ориентируется на публику, а делает максимально свое, он находит максимальное число зрителей. А компромиссы приводят к потере зрителя. Стремясь быть понятным всем и каждому, ты становишься общим местом.

-- Ты работаешь с Еленой Камбуровой, Андреем Макаревичем, Александром Кутиковым, режиссером Иваном Поповски. Что, по-твоему, роднит этих людей?

-- Все они сохранили свою детскость, хотя и пытаются скрыть это за статусностью. Когда мы встретились с Кутиковым и Макаревичем, они записывали свой альбом "Место, где свет". И эти состоявшиеся люди стали мне заглядывать в глаза, как мальчишки, и с волнением спрашивать: ну, как, понравилось? Такое же открытое, трепетное отношение к миру сохранила Елена Антоновна Камбурова - живой, необыкновенно ранимый, тонко чувствующий и все понимающий человек. Я счастлива, что в 2003 году она пригласила меня участвовать в спектакле "Капли датского короля" по Окуджаве. Потом там по ходу действия понадобился мальчик, и я привела своего сына Степу, думаю, ребенок хоть почаще меня видеть будет. С тех пор мы так и работаем вместе.

-- А с Макаревичем как ты познакомилась?

-- У Флоренского есть такая фраза: причина лежит в будущем. Точно так же, когда я сегодня оглядываюсь назад, то вижу, что многие события моей предыдущей жизни происходили ради встречи с Макаревичем. Во-первых, я почему-то вдруг стала рваться в Москву из Германии, где гостила у родственников, и уехала на три дня раньше. В Москве мне дали пригласительный билет на театральную олимпиаду. Сидим, естественно, на галерке, а когда гаснет свет, потихоньку перебираемся на свободные места в партере. Я поднимаю глаза и вижу прямо перед собой затылок Макаревича. У меня с собой совершенно случайно оказывается кассета с песнями, а у подруги - листочек бумаги, на которой написана диета для похудения. На этом листочке я пишу записку Макаревичу и передаю ему вместе со своей кассетой. Он довольно раздраженно берет ее у меня, а через день звонит и говорит, что ему понравилось:

-- Как бы ты определила свой музыкальный стиль?

-- В нем много составляющих - джаз, рок, бардовская и актерская песня. Мне очень нравится джаз. Настолько, что иногда я жалею, что я не негритянка. Никогда мы, белые, не сможем петь джаз так, как поет его, например, Элла Фицджералд.

-- Как ты считаешь, надо жить - по плану или как бог на душу?

-- По плану - не для меня. Внутренние процессы для меня интереснее того, что происходит снаружи. Важно зафиксировать состояния, движения души на каком-то определенном уровне. Чтобы я могла сказать себе: я это прошла и начинаю двигаться дальше:

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет