Новости

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Маски" у меня. Но х... их кто найдет!.."

18.03.2005
Челябинск готов установить скульптуру Эрнста Неизвестного, которую скрывали в подвале Екатеринбургского художественного фонда

СМИ уже сообщили о том, что доверенное лицо скульптора Эрнста Неизвестного челябинец Михаил Петров на днях предпринял попытку забрать из Екатеринбургского художественного фонда гипсовую модель монумента "Маски. Европа-Азия", задуманного автором как часть мемориала "Треугольник страданий" (другие его части установлены в Магадане и Воркуте). У Петрова были с собой телеграмма за подписью секретаря Союза художников России Г. Лемана с просьбой подготовить работу Неизвестного к погрузке и транспортировке, доверенность за подписью председателя Союза художников РФ В. Сидорова, другие документы.

Челябинск готов установить скульптуру Эрнста Неизвестного, которую скрывали в подвале Екатеринбургского художественного фонда

СМИ уже сообщили о том, что доверенное лицо скульптора Эрнста Неизвестного челябинец Михаил Петров на днях предпринял попытку забрать из Екатеринбургского художественного фонда гипсовую модель монумента "Маски. Европа-Азия", задуманного автором как часть мемориала "Треугольник страданий" (другие его части установлены в Магадане и Воркуте). У Петрова были с собой телеграмма за подписью секретаря Союза художников России Г. Лемана с просьбой подготовить работу Неизвестного к погрузке и транспортировке, доверенность за подписью председателя Союза художников РФ В. Сидорова, другие документы. Но все оказалось напрасным, "Маски" остались в Екатеринбурге.

Предыстория скандала такова. В апреле 1990 года Свердловский горисполком, свердловское общество "Мемориал" и Эрнст Неизвестный заключили договор о создании 15-метрового гранитного памятника жертвам сталинских репрессий. Договор предусматривал, что после выплаты автору вознаграждения в размере 700 тыс. долларов работа переходит в собственность заказчика. В рамках договора Эрнст Неизвестный привез из Нью-Йорка полутораметровый эскиз, из которого через два месяца родилась 4-метровая рабочая модель. От гонорара скульптор отказался, заявив, что направляет его в фонд сооружения мемориала. Однако деньги туда не поступили, куда делись средства от благотворительных счетов, никто не знает, и сам памятник тоже не был установлен.

В подобных условиях невыполнения обязательств заказчиком договор предусматривал, что работа остается в собственности автора. Но представители Екатеринбурга и не устанавливали памятник, и не отдавали его Неизвестному. Все эти годы он хранился в худфонде Екатеринбурга, а когда начались переговоры о его возвращении автору, директор фонда Сергей Титлинов распилил модель на 4 части и поместил в подвал здания, которое, по иронии судьбы, принадлежит ВТОО "Союз художников России". Впрочем, источник в Интернете свидетельствует, что 16 февраля нынешнего года, когда Эдуард Россель посетил экспозицию фонда, ему представили "Европу-Азию" вместе с другими произведениями искусства. А потом вновь спрятали в подвале, забаррикадировав деревянными щитами и мешками с цементом:

Неопределенность ситуации, нарушение условий договора и авторских прав заставили Неизвестного написать заявление начальнику УВД Свердловской области генерал-лейтенанту В.А. Воротникову. В нем скульптор задает резонный вопрос: "Зачем я их (эскиз и рабочую модель. - Л.П.) сделал за свой счет, зачем поехал из Нью-Йорка на Урал их увеличивать и что же я молчал о них вот уже почти 15 лет? :Я молчал, потому что надеялся на них - на свердловчан, т.е. екатеринбуржцев. Они же клялись в любви, старались, хотели, как лучше, а получилось - как всегда :Я запросил о местонахождении масок два года назад и обратился на все тот же комбинат, который успел превратиться за эти годы в ООО. Настоящий директор Свердловского художественного комбината Сергей Титлинов ответил моему менеджеру, звонившему из Нью-Йорка: "Маски? Да, у меня: Но х: их кто найдет! И вообще скажите спасибо, что я их спас". Потом я звонил вашему губернатору Эдуарду Росселю: "Да-да, конечно, спасем! Вы же наша гордость!"

Это заявление в УВД датировано 20 января 2005 года, а в феврале Неизвестный получил два письма - от руководителя администрации Свердловской области В.М. Голубицкого, написанное в комплиментарном стиле, и от генерального директора ТПО "Екатеринбургский худфонд" С.Титлинова. В письмах говорится, что достигнуто решение об установке памятника, но: с бессрочной передачей авторских прав на использование художественного объекта трубной металлургической компании, которая в случае подписания соответствующего договора готова осуществить финансирование работ.

И тогда на свет появилась другая идея - установить монумент в Челябинске. Она получила одобрение у губернатора П.И. Сумина и главы Челябинска В.М. Тарасова, о чем министр культуры области В.Н. Макаров известил Э.И. Неизвестного. Определена приблизительная стоимость работ (около 200 тысяч долларов при уменьшении размера монумента с 15 метров до четырех), материал (не гранит, а бронза), сроки (3-4 месяца с момента транспортировки в столицу Южного Урала), а главное, оговорена возможность приезда в Челябинск самого Эрнста Иосифовича.

История очередного "уральского" конфликта Неизвестного до боли напоминает другую историю пятилетней давности, когда скульптор тоже стал жертвой собственного патриотизма: один из челябинских предпринимателей, воспользовавшись непрописанностью юридической ситуации, в течение нескольких лет удерживал у себя коллекцию работ Неизвестного. В итоге справедливость восторжествовала, работы были возвращены автору. Будет ли столь же благополучным финал у нынешней истории?..

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет