Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Доставка продуктов 24 часа: лучшие цены здесь.
Доставка подарков в Екатеринбурге на http://ekb.youdo.com/courier/podarki/.
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кто уйдет вслед за Григориади?

19.03.2005
УФСБ области готовит новые антикоррупционные процессы

На днях Верховный суд РФ поставил точку в нашумевшем деле мэра Григориади. Приговор областного суда оставлен силе и даже в некотором смысле ужесточен. Осужденному придется выплатить гораздо больше денег, чем определили наши судьи, поскольку суд признал доказанными все факты получения взяток. Сегодня решается вопрос о выборе для В. Григориади новой государственной "квартиры".

УФСБ области готовит новые антикоррупционные процессы

На днях Верховный суд РФ поставил точку в нашумевшем деле мэра Григориади. Приговор областного суда оставлен силе и даже в некотором смысле ужесточен. Осужденному придется выплатить гораздо больше денег, чем определили наши судьи, поскольку суд признал доказанными все факты получения взяток. Сегодня решается вопрос о выборе для В. Григориади новой государственной "квартиры". А УФСБ области, исполняя договоренность с "Челябинским рабочим", согласилось прояснить темные места в не очень светлой истории миасского градоначальника. На вопросы нашего корреспондента ответил заместитель начальника УФСБ области полковник Александр Рябченко.

-- Александр Николаевич, о деле Григориади до сих пор ходит много слухов. Поговаривают, например, что ФСБ начала "наблюдать" миасского мэра за несколько лет до его задержания. И наблюдала бы до сих пор, не явись в органы предприниматель с жалобой на вымогательство.

-- Действительно, "дело Григориади" возникло почти за год до того, как мы задержали Владимира Стилиановича при получении взятки. В управление стало поступать очень много информации о беззакониях в Миассе. И о том, что к этому непосредственно причастен градоначальник. Поэтому, если бы не поступило заявления от предпринимателя Зайцева, вопрос о возбуждении уголовного дела все равно решился бы по другим основаниям - злоупотреблений и нарушений законодательства в деятельности мэра было достаточно. Фактов у нас было много, мы ими занимались. Однако заявитель, выполнивший свой гражданский долг, существенно облегчил нашу задачу и помог следствию.

-- На чем строилось дело Григориади до появления свидетеля?

-- Мы не можем об этом говорить, поскольку эти факты не доказаны в суде и являются оперативной информацией. Весь материал, касающийся злоупотреблений Григориади, передавался для оценки в соответствующие структуры. Однако для того, чтобы человека обвинить и осудить, не обязательно рассматривать весь спектр его деяний. Это порой приносит только вред, поскольку затягивает судебный процесс, разбазаривает силы и государственные средства. У прокуратуры другой, на мой взгляд, совершенно здравый подход - расследовать и доказать один-два эпизода противоправной деятельности и передать дело в суд. Григориади и так получил достаточно суровое наказание, что довольно нечасто происходит.

-- Однако возникает вопрос: если в Миассе долгое время творились беззакония, почему на скамье подсудимых оказался один Григориади? Не мог же он действовать без ведома своего окружения?

-- Мы оперативники. Оценка информации остается за юристами. Они говорят, какой эпизод необходимо расследовать в полном объеме, а какой оставить без внимания. И потом лично я не сторонник того, чтобы сажать всех подряд. Главное - создать определенные условия, при которых преступления не могли бы совершаться в дальнейшем. Именно поэтому наказание должно быть действенным.

Мы видели в Миассе некую пирамиду, на вершине которой находился Григориади. Обезглавив ее, мы тем самым нарушили преступные связи, предотвратив дальнейшую криминализацию города. Можно, конечно, было бы закинуть большую сеть, потратить намного больше времени и государственных средств на мелкую рыбешку. Однако, думаю, гораздо разумнее нанести точечный профилактический удар с минимальными затратами.

Я не скажу, что сегодня в Миассе обстановка идеальная, но того беззакония, безусловно, нет. Более того, мы знаем, что многие руководители в области дело Григориади горячо обсуждали и уже сделали соответствующие выводы.

-- И все-таки какова судьба подконтрольных Григориади структур?

-- Для многих дело Григориади еще не закончилось. К примеру, в отношении отдельных свидетелей защиты установлено, что в ходе судебного процесса они говорили неправду. Поэтому прокуратура уже в ближайшее время может решить вопрос о возбуждении против них дел о даче заведомо ложных показаний. Что касается фирм, получавших от Григориади наличку за выполнение работ по городскому благоустройству, еще во время следствия было возбуждено дело по фактам уклонения от уплаты налогов.

-- Александр Николаевич, говорят, что вы долгое время работали в Миассе и близко знакомы с Григориади?

-- Да, с Владимиром Стилиановичем мы знакомы давно. Вы, вероятно, удивитесь, но в 92-м году, когда Григориади впервые занял пост миасского градоначальника, мы два месяца занимались поисками злоумышленника, вымогавшего у него деньги. Неизвестный прислал семь писем с угрозами сжечь коттедж мэра, если тот не оставит в условленном месте: 500 рублей. Через два месяца оперативно-розыскных мероприятий и сидения в засаде на болоте в районе Карабаша, куда злоумышленник потребовал доставить деньги, он был установлен и задержан. Сегодня на фоне преступлений самого Григориади все это выглядит детской шалостью. А вообще про это можно целый детектив написать.

-- Над делом Григориади вы работали в тесном взаимодействии с округом. Решение о возбуждении уголовного дела принимал окружной прокурор, и лишь после этого к расследованию были подключены наши следователи. Неужели в области все так плохо? Настолько сильна коррупция?

-- Я бы не стал так ставить вопрос. Да, мы работали вместе со специалистами следственного управления МВД России в УрФО. Именно поэтому собранные материалы поступали напрямую в окружную прокуратуру. Кроме того, необходимо было оценить полученную нами информацию на определенном уровне. Согласитесь, ситуация возникла неординарная. Григориади имел достаточно широкие связи во властных структурах, в том числе и в правоохранительных органах. Мы это учитывали. И вопросы конспирации ставили очень высоко. Однако руководство области о ходе следствия было информировано.

-- Говорят, Григориади что-то предчувствовал. Встречаясь со своими "должниками", применял особые меры безопасности...

-- Страхуясь от прослушки, он делал знаки, писал цифры на бумаге. Старался не брать деньги в руки. И, видимо, был уверен, что зафиксировать факт передачи денег невозможно. Но на видео это все хорошо видно, что и повлияло на оценку доказательств. Мы задокументировали два эпизода получения взяток - 30 тысяч рублей в феврале и 155 тысяч в мае, когда и задержали Владимира Стилиановича. Доказательства были настолько наглядны, что Верховный суд полностью признал вину подсудимого и вынес решение о возвращении всей суммы полученных средств - 650 тысяч рублей. Сегодня мы располагаем техникой, которая не позволяет преступнику чувствовать себя спокойно даже в подземном бункере.

-- Можно наивный вопрос? Григориади свое получил, кто следующий?

-- Сегодня расследуется ряд дел в отношении южноуральцев, занимающих различные государственные посты, в том числе и высокого ранга. Рассказывать о них по понятным причинам еще рано. Но в течение года некоторые из них будут завершены. Тогда и поговорим.

-- С какими проявлениями коррупции чаще всего приходится сталкиваться на Южном Урале?

-- С "откатами", а фактически - с хищениями бюджетных средств и переделом собственности. Особенно федеральной и муниципальной. Желающих задарма отхватить кусочек государства хватает.

На днях возбуждено уголовное дело по фактам злоупотреблений при акционировании ОАО "Южноуральская горнорудная компания", фактически отданного за бесценок англичанам. Разведали месторождения и передали их иностранной компании. Этими фактами мы занимались еще полтора года назад. Информировали о них различные государственные органы и предлагали возвратить эту собственность. Губернатор Петр Сумин, ознакомившись с нашей информацией, дал команду об обращении в суд. Однако, может быть, потому, что исполнял ее вице-губернатор В. Тимашев, судебное разбирательство тогда закончилось не в пользу области. Мы информировали, дело с мертвой точки не двигалось, и мы продолжали работать дальше.

Многие этого не знают, но инициатором "дела Тимашева" стал губернатор. Мы его проинформировали об одном из "откатов", составляющем примерно четверть выделенных на нужды геолого-разведочной компании бюджетных средств, и попросили провести проверку силами контрольно-счетной палаты. Ее результаты легли в основу дальнейшего расследования, результатом которого и явилось уголовное дело в отношении вице-губернатора.

Сегодня новый прокурор Александр Войтович возбуждает дела по нашей информации двух-трехлетней давности. Она была. Просто на нее нужно было адекватно реагировать.

-- Выходит, материалы о злоупотреблениях пылились под сукном два-три года в ожидании прихода нового прокурора?

-- К сожалению, долгое время существовала практика, когда информация по отдельным фактам, направляемая нами в органы власти, оказывалась на столе тех лиц, в отношении которых она собиралась. Исключение составляет губернатор, который всегда с особым вниманием относится к тревожным сигналам. Последний пример - контракт, заключенный с московской фирмой "Инком-недвижимость" на застройку пустующей территории на северо-западе Челябинска. Вложив в этот проект 12 миллионов долларов, москвичи получили бы всю территорию в безраздельную собственность, оставив город, область и федеральный центр (поскольку эта территория является федеральной собственностью) с носом. Мы своевременно проинформировали об этом Петра Ивановича. Он принял абсолютно правильное решение о приостановке сделки. А потом прокуратура через суд признала ее ничтожной. "Инком-недвижимости" пришлось уйти несолоно хлебавши. Работать на новых условиях москвичи, видимо, не захотели.

И таких примеров взаимодействия с властью множество. Мы стараемся своевременно информировать. А руководители на местах реагируют и исправляют ошибки.

Беседовал Михаил ПИНКУС

Комментарии
Комментариев пока нет