Новости

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Курьер в Екатеринбурге: частные объявления на YouDo.
Круглосуточная доставка шаурмы - рекомендуем!
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Странник с иконой

02.12.2000
Александр Садыков идет из Красноярска на Валаам

Таких на Руси называли странниками. Странные люди в стоптанной обуви, с отполированным ладонями посохом и пронзительным взглядом. Александр Сергеевич Садыков странствует уже 12 лет. Идет пешком по святым местам земли русской и несет в сердце Веру. В Челябинске он оказался после четырех месяцев пути, не евший два последних дня, в потертом тулупе и с окладистой бородой.

Александр Садыков идет из Красноярска на Валаам

Таких на Руси называли странниками. Странные люди в стоптанной обуви, с отполированным ладонями посохом и пронзительным взглядом. Александр Сергеевич Садыков странствует уже 12 лет. Идет пешком по святым местам земли русской и несет в сердце Веру. В Челябинске он оказался после четырех месяцев пути, не евший два последних дня, в потертом тулупе и с окладистой бородой. Язык не поворачивается назвать нашу встречу интервью. Говорил в основном странник, а я чиркал ручкой в блокноте и проклинал свою "свет-скость". Он не смущался. Что для него случайная встреча или лишняя тысяча километров на пути к Богу:

- Я родился в 1949 году в Сергиевом Посаде. Воспитывался в детском доме, а на окраине нашей деревушки, рядом с кладбищем, стояла разрушенная церковь. Мы, ребятишки, играли там в войну, курили, чего уж греха таить: Однажды я обратил внимание на стершиеся храмовые иконы на стенах. Не осознавал, что происходит, но в душе что-то зашевелилось. Потом стал у бабок в деревне расспрашивать про церковь. Они мне и рассказали про Троице-Сергиеву лавру, что была неподалеку. Я стал убегать туда, общаться с семинаристами, часами стоял перед ракой с мощами святого Сергия Радонежского.

Такое тогдашний режим не прощал, меня не приняли в пионеры, да я уже и не стремился к мирскому. Так, наверное, и начался мой путь к Богу: После детдома я 32 года проработал в Сергиевом Посаде, Троице-Сергиевой лавре, а потом судьба забросила в Красноярск, работал там маляром-штукатуром.

- Когда к вам пришло решение начать странствовать?

- Первый свой крестный ход я совершил в 1988 году, посвятив его 1000-летию крещения Руси. Шел в тот раз из Красноярска в Киево-Печерскую лавру. Потом, в 1992 году, прошел до Сергиева Посада к мощам Сергия Радонежского, преставившегося 600 лет назад. В прошлом году восемь месяцев шел из Владивостока к храму Христа Спасителя в Москве, ну а в этом году иду на Валаам, на Соловецкие острова, где преставилось немало священнослужителей, замученных системой ГУЛАГа. На Валаам несу небольшой валдайский колокол. Этот путь благословил архиепископ Красноярский и Енисейский владыко Антоний. У Валаамского монастыря живет старец-отшельник. У него хочу испросить благословения пойти к Гробу Господню, в Иерусалим. Но прежде дойти надо.

- Как вас принимают на пути?

- По-разному. Вот в прошлом году я семь пар сапог истоптал. В этом - уже три. С собой ничего не беру. Если Господу будет угодно, в дороге и одежда, и пропитание найдутся. Добрые люди помогли, одели, шапку, сапоги новые дали - я ведь летом из Красноярска выходил, раздетый. Но то здесь, в России. В прошлом году, когда я по Татарии проходил, восемь молодых людей меня встретили. Увидели, что иду с иконой Спасителя, хотели отобрать, но я не отдал. Тогда стали бить, повалили на землю, пинали, а потом сожгли колено, чтобы дальше идти не мог. Устали - ушли, а я в лес уполз. Десять дней ягодами да грибами питался. Возьму гриб, руками его ототру, пожарю на костре и съем. Так и выжил. Лекарствами не пользуюсь, для меня лекарство - слово Господне и молитва. И крова к ночи не ищу. Где устану, там и лягу спать. На шоссе, так на шоссе, стог сена увижу, так там зароюсь.

Разных людей видел. В этом году получил благословение на проход по железной дороге. Сколько вдоль рельсов землянок накопано: Бичи живут. Много отсидевших, но мне худого не делали. Я им говорю: "Что ж вы так живете?" А они: "Знать, судьба у нас такая:" Утром ухожу, некоторые со мной идут, сколько смогут. Один почти 30 километров шел. Постовые милиционеры останавливают на дорогах, спрашивают, куда иду. Но ни один не осмелился документы проверить. Наоборот, по рации передают, где я иду, патрульные машины проезжают, смотрят, все ли со мной в порядке. Господь оберегает:

Так и распрощались. Меня ждала городская суета, а странника - долгий путь. В конце разговора мои смутные ощущения оформились в уверенность, что свою дорогу он проходит не один, а за всех нас.

Сергей КУКЛЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет