Новости

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Глухариное утро

01.04.2005
Брачная песня лесного красавца делает его уязвимым перед человеком с ружьем

Еще накануне начал готовиться к этому утру: проверил фоторужье, сделал пробные снимки на высокочувствительной пленке. Мне предстоял обещавший быть интересным ночной поход на глухариный ток. В каком-то полузабытьи вместо сна пролежал часа три. Все чудилось, как, заслышав заветное, немудреное "тэк, тэк, тэк..

Брачная песня лесного красавца делает его уязвимым перед человеком с ружьем

Еще накануне начал готовиться к этому утру: проверил фоторужье, сделал пробные снимки на высокочувствительной пленке. Мне предстоял обещавший быть интересным ночной поход на глухариный ток. В каком-то полузабытьи вместо сна пролежал часа три. Все чудилось, как, заслышав заветное, немудреное "тэк, тэк, тэк...", осторожно крадусь к глухарю...

Два часа ночи. Пора в путь. Яркие звезды над головой предвещали морозный рассвет и солнечный день, а для меня - хорошее освещение при съемке. Позади остались огни спящего города, лай собак, впереди - разбитая лесовозами дорога до прошлогодней вырубки. Дальше предстояло в темноте пробираться узенькой лесной тропкой к заветной горке, где еще в конце зимы, ближе к весеннему равноденствию, мы приметили глухариный автограф: четкие крупные следы на свежем снегу, слева и справа от них - длинные параллельные полосы от распущенных крыльев. Лесной петух заранее определил и пометил место будущего тока.

Идти ночным лесом даже бывалому человеку нелегко. Глаза, как ни напрягай, не кошачьи - многого не в силах разглядеть. Фонарик тоже не помощник, светит тускло, а выключишь - дорога совсем пропадает в темноте, хоть стой или иди наугад, пока глаза вновь не научатся различать при свете звезд силуэты леса. Кругом лужи. Оступился - хрустнет ледяная корка, шуму на весь лес, аж сердце замрет. Остановишься на секунду дух перевести, вздохнешь поглубже. Воздух ночной весенний напоен ароматом подопревших прошлогодних листьев, набухших березовых почек, оттаявшей земли, а предрассветная тишина - до звона в ушах.

Шагать осталось километра полтора. Идти в темноте уже привычно, корни пней и выворотней на делянке перестали пугать лесными чудищами. Под настроение даже вспомнилась мелодия, за ней и слова песни:

Долгие века ищем мы

Любовь по свету,

А за нами пыль

да воронье.

В небе облака,

на кресте рука.

Впереди любовь и кровь.

Добрались к токовищу вовремя. Звезды уже поблекли, на востоке появилась золотистая полоска рассвета. На току тишина. Неужели певец не дожил до весны? А может, облюбовал другое место? Ждем. Стынут ноги, захолодела спина. Где-то треснул сучок, второй - и вновь тишина. Лось? Козел? Слух на пределе. Вот, наконец, долгожданное "тэк". Громко, близко. До второго глухариного "тэка" ждем долго, не шевелясь. Переживший охотничий сезон глухарь очень осторожен. Редкое "тэк, тэк" может и не перейти на поспешное "точение, скирканье" - звук, под который только и можно подойти к певцу вплотную.

Света еще недостаточно для съемки, да и глухарь не торопится с любовной песней. Я уже определил направление и взглядом прощупываю каждую сосну. Где же лесной красавец? Первое "скирканье", второе - пора. Осторожно ухожу в чащу. Три-четыре прыжка под песню с фоторужьем, секунды в застывшей позе, и снова вперед. Где-то рядом древняя птица. Ищу, а не нахожу. Да вот же она!.. На вершине стройной сосны. Луч солнца вот-вот коснется брачного оперения. Определяю выдержку, настраиваю фотоаппарат. Еще секунда-другая, глухарь увлечется песней, и я смогу сделать уникальные снимки.

О боже!.. Под сосной напротив в полумраке различаю фигуру с ружьем. Человек тоже ждет "скирканья", готовый под песню садануть свинцом "жениха". "Э-э-э-й-й!" - крик вырвался у меня сам собой. Глухарь сорвался, мужик вздрогнул, присел, резко обернулся на крик. Разглядев меня, затряс в мою сторону двустволкой. Я в ответ - фоторужьем. Из-под сосны раздались "пожелания" с матом. Так вот какой "козел" трещал в темноте сучками! С тока уходим в разные стороны. На душе скверно, противно. Немного помогают отвлечься слова все той же песни:

Любовь и смерть, добро

и зло,

А выбрать нам дано

одно.

Под впечатлением случившегося даже не заметили, как посветлело. Молчавший пред рассветом лес огласился десятками птичьих голосов: защебетали пичужки, раскаркалась ворона, дятел затарабанил на всю округу. Весенний лес наполнился любовными песнями.

Возвращаться домой решили просекой, вдоль линии электропередачи. Здесь раньше тает, суше, да и живности поболее, может, что и удастся заснять. В кадр попали сороки, сойка, дятел, какие-то перелетные птахи, на болоте удалось подойти к журавлю.

Солнце к обеду разогрело землю. Воздушные потоки зашумели в вершинах сосен. Ветер разгулялся не на шутку. Неожиданно с сосны, что на краю просеки, взлетел глухарь. Порыв ветра подхватил его и понес прямо на провода. Непонятно почему, но птица не смогла вырулить, и следующий порыв бросил ее на верхний провод... Когда я подбежал к глухарю, он лежал на каменистом выступе. Осторожно взял в руки. Голова его с минуту еще держалась на длинной шее, потом откинулась и повисла. Глухарь был мертв.

Я стоял в растерянности. На рассвете криком спугнул такого же, сберег от выстрела. По осени сам чернотропом с ружьем и собакой допоздна бродил за подобным трофеем.

Сейчас в руках держал в прямом смысле свалившуюся с неба птицу и был подавлен случившимся.

Глухарь был удивительно красивый. Краснобровый, шея отливала на солнце изумительными оттенками, хвост большой, упругий, под клювом мелкие перышки, напоминающие взлохмаченную бородку. По ним капля за каплей стекала алая кровь. Смерть облюбовала брачный наряд древней, таинственной птицы.

-- Любовь и смерть, добро и зло, что свято, что грешно, познать нам суждено, - услышал я за плечом голос друга.

Виктор СУРОДИН

г. Миасс

Комментарии
Комментариев пока нет