Новости

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

От термоядерной бомбы - до мирных взрывов

05.04.2005
В Снежинске умные головы изучают материю Земли и конструируют разделяющиеся боеголовки

Гагарина спустили на парашюте
Снежинск встретил нас пургой, обледенелыми дорогами и строгими постовыми на КПП. Зато в кабинете Бориса Водолаги было тепло, а на подоконнике вовсю распустилась розовым цветом уроженка Канарских островов - бугинвилия. Но разговор мы начали не о погоде и цветах, а о сегодняшнем дне одного из самых засекреченных объектов в мире - Российского федерального ядерного центра - Всероссийского научно-исследовательского института технической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ), где доктор физико-математических наук Борис Константинович  Водолага работает заместителем директора по международному сотрудничеству.
- Спектр научных интересов вашего института давно перешагнул рамки разработок супероружия. Известны, правда, далеко не все ваши мирные исследования.

В Снежинске умные головы изучают материю Земли и конструируют разделяющиеся боеголовки

Гагарина спустили на парашюте

Снежинск встретил нас пургой, обледенелыми дорогами и строгими постовыми на КПП. Зато в кабинете Бориса Водолаги было тепло, а на подоконнике вовсю распустилась розовым цветом уроженка Канарских островов - бугинвилия. Но разговор мы начали не о погоде и цветах, а о сегодняшнем дне одного из самых засекреченных объектов в мире - Российского федерального ядерного центра - Всероссийского научно-исследовательского института технической физики (РФЯЦ-ВНИИТФ), где доктор физико-математических наук Борис Константинович Водолага работает заместителем директора по международному сотрудничеству.

-- Спектр научных интересов вашего института давно перешагнул рамки разработок супероружия. Известны, правда, далеко не все ваши мирные исследования. Не приоткроете ли завесу над некоторыми тайнами?

-- Особых тайн нет, а есть сведения, знакомые лишь достаточно узкому кругу специалистов. Ну, например, знаете ли вы о тормозной системе, разработанной ВНИИТФ для термоядерной бомбы? Бомба опускалась на парашюте размером сорок на сорок метров, то есть площадью в 16 соток! Позже это тормозное устройство было использовано при возвращении пилотируемых космических кораблей. Именно так приземлились первый космонавт Земли - Юрий Гагарин и последующие покорители космоса. Кроме этого парашюта с куполом и стропами разрабатывалась еще одна тормозная система, принцип которой составляли винты, расположенные в разных плоскостях. Автоматическое управление позволяло регулировать динамику спуска.

Китайцы просят: взрыва

-- Известна практика применения ядерных взрывов не только в военных целях, но и в сугубо гражданских - при прокладке каналов, штолен, подземных емкостей и т.д. То есть сдвигаете горы и поворачиваете вспять реки?

-- Насчет рек все верно. Если бы в 70-е годы осуществлялся проект поворота Печоры в Каму, то без нашего участия точно бы не обошлось. И повернули бы. По мирным взрывам мы - мировые лидеры. Наши сотрудники сконструировали "чистое" ядерное устройство, где фактически нет осколков деления. Его мощность - примерно 140 мегатонн на километр. Оно и подобные ему могут использоваться для прокладки каналов, вскрытия рудных тел и сейсмозондирования. На специальных картах видно, что весь Советский Союз сейсмически исследован с помощью наших зарядов. В СССР произведено 154 "мирных" взрыва, но об этой очень важной программе мало кому в России известно. Зато китайцы в свое время просили продолжить эти исследования уже на своей территории. Они были готовы все работы оплатить. Горбачев поначалу согласился, но потом неожиданно отказал. Однако китайские товарищи и по сей день возвращаются к этой теме.

-- Выходит, нужда в мирных ядерных взрывах и по сей день не отпала?

-- Конечно! Сегодня захлебывается Панамский канал, поэтому крайне необходима параллельная "нитка". А вы думаете, что у нас забыли о том гигантском проекте - повороте северных рек? Недавно Юрий Лужков в интервью сообщил о главном богатстве России. Это пресная вода. Ее надо беречь, а потому есть смысл повернуть северные реки в сторону Москвы и Ярославля. Там поставить заводы, где будут разливать воду по пластиковым бутылкам и продавать: Я не преувеличиваю: видел репортаж, в котором Лужков говорил достаточно серьезно.

-- Немногие также знают, что именно в Снежинске проходила юбилейная Пагуошская конференция:

-- И называлась - "Состояние и перспективы ядерных комплексов США и России" : Снежинск посетили генеральный секретарь Пагуошского комитета Джозеф Ротблат и другие выдающиеся ученые. Во всяком случае, это стало значимым событием не только для Челябинской области. Участников конференции приветствовал тогдашний президент Ельцин. Кроме того, у нас же состоялась конференция, приуроченная к 100-летию со дня рождения Николая Тимофеева-Ресовского, проводятся Забабахинские научные чтения. Нам особенно приятно, что наши научные мероприятия материально поддерживает губернатор области Петр Сумин.

"Шахидская" колбаса

-- Слышали, что в недрах вашего института разрабатываются системы слежения в аэропортах за грузами и багажом пассажиров.

-- Вопрос понятен. Только речь не о слежении, а о контроле и идентификации взрывчатых и делящихся материалов. Обнаружение этих веществ представляется сегодня, по понятным причинам, особенно актуальным. Огромное количество людей и грузов следуют воздушными, водными и сухопутными маршрутами. Обычными средствами отследить такие потоки невозможно. Разрабатываемые нами приборы позволят в режиме реального времени определить нежелательное "вложение". Их можно установить на границах, таможнях, морских терминалах, аэропортах, где под просвечивание попадет непрерывный поток грузов и багажа. Сказать, что эта проблема уже решена, нельзя: экспозиция должна быть не только быстрой, но и безопасной для человека, для экологии и для самих грузов, которые подвергаются такому детектированию. Проблема внедрения одна - стоимость проекта, над которым, кстати, трудится мировое научное сообщество, а не только мы. Так, например, оборудование среднего аэропорта в России и других небогатых государствах обойдется в десять миллионов долларов.

-- Все-таки каким образом можно определить бомбу или пояс шахида?

-- Датчики среагируют на реакции, протекающие при облучении азота, а азот входит в состав любой взрывчатки:

-- Но азот входит и в состав колбасы:

-- Да, полбатона колбасы невысокого качества способны навести приборы на ложный запуск: Так что проблемы имеются.

Гирлянда для зарядов

-- Недавно прошел сюжет по телевидению об уникальных разработках вашего института:

-- Речь шла о транспортно-упаковочных контейнерах - ТУКах. Они могут использоваться как для перевозки отработанного ядерного топлива, так и для долговременного его выдерживания в специальных хранилищах. ТУКи проходили испытания на разрушение по критериям Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ): сброс контейнера на бетонную поверхность с высоты девяти метров, падение на острый штырь. Экзамен ТУК выдержал, и разработка может быть внедрена. Так что теперь институту есть чем ответить на выступление президента в Новосибирске, где он говорил о продвижении высоких технологий, которые были бы конкурентоспособны на мировом рынке. Второй наш претендент на участие в президентской программе - перфоратор, устройство для интенсификации нефтяных и газовых месторождений. Идея - создание системы трещин вблизи существующих скважин с помощью гирлянды кумулятивных зарядов. Месторождение как бы взбадривается, отчего идет больший отбор нефти и газа из прилегающих к скважине областей. ТУКи и перфораторы - готовые к массовому производству и тиражированию разработки.

-- Сколько на этом может заработать институт?

-- Все уже просчитано. Это очень выгодный для института проект. Если бы все атомные станции, нуждающиеся в транспортировке и хранении ОЯТ, заказали наши контейнеры: Но пока используются контейнеры других типов, которые уступают ТУКам разработки РФЯЦ-ВНИИТФ.

Наша конфигурация лучше

-- Говорят, ваш институт заполучил микроскоп, которым можно разглядеть не только молекулу, но и атом?

-- Центру материаловедения по изучению фундаментальных свойств делящихся материалов нашего института необходимо современное оборудование. Вот почему был приобретен уникальный микроскоп. Специалисты европейской фирмы-изготовителя очень удивились, получив нашу заявку: "О-о-о, даже американские лаборатории такого не имеют!" То есть мы заказали лучшую конфигурацию, чем та, которой пользуются американские коллеги. Этот электронный микроскоп нужен для того, чтобы оценить процессы, которые происходят на атомном и молекулярном уровне.

-- Отвлечемся на время от гражданской тематики и вспомним о первоначальной роли института. Какова доля его военных разработок в оборонном потенциале страны?

-- По понятным причинам, точной цифры я не называю. Могу только сказать, что около двух третей: С первых лет существования института мы конкурировали с РФЯЦ-ВНИИЭФ. По ряду направлений - стратегические комплексы ВМФ, крылатые ракеты, авиабомбы, артиллерия - работы выполнялись в основном у нас. Большинство рекордных ядерных зарядов (ЯЗ) создано нашими учеными. Это самый маленький ядерный заряд для артиллерийского снаряда калибра 152 мм, самый легкий боевой блок для стратегических ядерных сил, самый ударостойкий ЯЗ, выдерживающий перегрузки выше 12000 g, самый экономичный по расходу делящихся материалов ЯЗ и самый маломощный заряд-облучатель.

Кольцо под Европой

-- В течение нескольких лет Россия является участником проекта Европейской организации ядерных исследований (ЦЕРН, г. Женева) по изучению фундаментальных проблем строения вещества. За одну из разработок ваш институт получил золотую медаль. За какую именно?

-- В этой кооперации участвуют несколько десятков стран и несколько сотен научных организаций. Поэтому мы очень горды, что нашим ученым и конструкторам удалось изготовить уникальные компоненты детекторов для регистрации процессов, которые наблюдаются при столкновении высокоэнергетичных пучков протонов, а это, в свою очередь, необходимо для исследования фундаментальных процессов образования материи. Речь идет об очень точном изготовлении конструкции больших размеров, которая должна бесперебойно работать в течение 15-20 лет глубоко под землей (ускоритель расположен на глубине 80 метров). Сама конструкция диаметром 25 метров, 40 - в длину, вес более ста тонн. По виду очень напоминает паутину в восемь слоев: Многокилометровое кольцо ускорителя проходит по территории двух государств - Франции и Швейцарии. Другая конструкция - цилиндр из 36 металлических клиньев. Эту конструкцию пронизывают: 400 тысяч отверстий для оптических волокон! Кстати, иностранцы за эту работу не брались. Подначивали нас: "Пусть ваши умные "котелки" придумают что-нибудь другое, а это мы делать не будем". И вот уральские "левши" взялись за дело без шума, крика, рекламы и довели работу до конечного результата. За эту разработку в 2003 году ЦЕРН присудил РФЯЦ-ВНИИТФ золотую награду.

-- Каков научный и интеллектуальный потенциал вашего института? На каком уровне находится его возрастная планка?

-- Начну с ответа на ваш второй вопрос. Еще несколько лет назад мы балансировали на критической отметке: средний возраст сотрудников приближался к 45 годам. Когда-то ежегодно к нам распределялись до 500 лучших выпускников лучших вузов страны. Но в период, последовавший за развалом Советского Союза, их число снизилось до 200. И мы стали стремительно стареть. В настоящее время положение поправляется, и мы постепенно молодеем. Средний возраст сотрудников - 43 года. Что касается потенциала, то в 13-тысячном коллективе института в разное время работали и работают семь Героев Социалистического Труда, 52 лауреата Ленинской премии, 198 лауреатов Госпремии СССР и России и 44 лауреата премии Правительства РФ. В институте сложился сильный коллектив ученых: два академика, один член-корреспондент РАН, 13 профессоров, 49 докторов и 225 кандидатов наук. За свои успехи институт отмечен высшими государственными наградами - орденами Ленина и Октябрьской революции. Наш ядерный центр и сегодня остается гарантом стабильности международной обстановки и основным фактором сдерживания возможных глобальных конфликтов.

Комментарии
Комментариев пока нет