Новости

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Владислав ЧЕРНУШЕНКО: "Нет более сложного инструмента, чем хор"

14.04.2005
Через сорок  с лишним лет бывший дирижер Магнитогорской капеллы встретился  с городом своей юности

Народный артист России, лауреат Государственных премий, художественный руководитель Санкт-Петер-бургской академической капеллы имени М.И. Глинки Владислав Александрович Чернушенко родился в 1936 году в Ленинграде. В возрасте восьми лет поступил в хоровое училище при капелле, где под руководством Г.А.

Через сорок с лишним лет бывший дирижер Магнитогорской капеллы встретился с городом своей юности

Народный артист России, лауреат Государственных премий, художественный руководитель Санкт-Петер-бургской академической капеллы имени М.И. Глинки Владислав Александрович Чернушенко родился в 1936 году в Ленинграде. В возрасте восьми лет поступил в хоровое училище при капелле, где под руководством Г.А. Дмитревского, Е.П. Кудрявцевой и других известных музыкантов впервые прикоснулся к тайнам хорового искусства. В 1953 году был принят в Ленинградскую консерваторию сразу на два факультета: дирижерско-хоровой и теоретико-композиторский. Большое влияние оказал на него Александр Емельянович Никлусов - выдающийся хоровой мастер, профессионал самой высокой пробы, добрейший и скромнейший человек.

В годы учебы Владислав Чернушенко был в числе первых участников вокально-инструментального ансамбля "Дружба", завоевавшего в 1957 году на московском фестивале золотую медаль и звание лауреата. Окончив в 1958-м с отличием консерваторию, Чернушенко работал дирижером Магнитогорской хоровой капеллы и преподавал в Магнитогорском музыкальном училище. В 1962-м он возвращается в Ленинград, поступает в консерваторию на факультет оперно-симфонического дирижирования, а затем - в аспирантуру в класс профессора Ильи Александровича Мусина.

С 1974 года Владислав Александрович становится художественным руководителем Ленинградской государственной академической капеллы имени М.И. Глинки - коллектива, которому в этом сезоне исполнилось 525 лет. Он основан в 1479 году как хор государевых певчих дьяков, а в 1701-м переименован в Придворный хор. Два года спустя этот хор участвовал в торжестве при закладке Санкт-Петербурга, после чего был переведен в град на Неве и стал именоваться капеллой.

Известный всему миру коллектив под управлением В.А. Чернушенко выступал в Магнитке в 1985 году. Через двадцать лет Владислав Александрович приехал сюда на юбилей коллектива, с которым было связано несколько лет его жизни. Надо было видеть, как встречали его бывшие ученики и артисты капеллы! Объятия, улыбки, воспоминания: Творческие встречи и участие в юбилейных торжествах в качестве дирижера: В плотном донельзя графике без проблем нашлось время для интервью:

-- Я хотела бы начать наш разговор с тех далеких лет, когда вы впервые приехали в Магнитогорск, а потом перейти к настоящему времени, к дням, отмеченным такими событиями, как выпуск книги о Семене Григорьевиче Эйдинове и празднование 60-летнего юбилея капеллы, носящей его имя.

-- Наверное, провидение распорядилось таким образом, чтобы в конце пятидесятых я приехал именно сюда. Работала комиссия по распределению. Я имел возможность остаться в Ленинграде, но наша мораль требовала, чтобы мы трудились на благо общества там, где сочтет нужным страна. Мы с моим однокашником Виталием Васильевым сказали, что хотели бы работать вместе. Единственным местом, где требовалось более одного человека, была Магнитка. И поэтому мы приняли решение отправиться на Урал, совсем ничего не зная о городе, кроме того, что он молод и здесь есть легендарная Магнитная гора.

На мое счастье, в капелле было свободным место дирижера, и Семен Григорьевич предложил мне эту работу, еще не зная ни меня, ни моих возможностей. И получилось так, что, придя на репетицию, он посидел, понаблюдал, а потом два месяца не появлялся, оставив меня один на один с коллективом.

-- Вы говорили, что годы, проведенные в Магнитке, решили вашу дальнейшую судьбу:

-- Да, потому что городу и людям, которые работали в музыкальном училище, я обязан всем тем, что мне удалось постигнуть, понять. Семен Григорьевич как директор училища, руководитель капеллы, музыкант-просветитель, гражданин, личность был явлением далеко не местного значения, государственным человеком, который мог бы выполнять, скажем, обязанности министра культуры. Борис Михайлович Белицкий, который находился рядом с ним и руководил фортепианным отделением, тоже был фигурой громадного масштаба, образцом ума, образованности.

Бесценен опыт, полученный мною в ведении просветительской деятельности. Я принимал в ней участие, потому что выступал во всех концертах. Надо было выполнять огромную норму. Сто десять выступлений в год - это невероятная цифра, но интересно то, каким образом строилась эта работа, сколько общеобразовательных школ охватывалось и как проходили незабываемые для меня концерты на территории металлургического комбината.

Я ни с чем не могу сравнить то состояние, когда в восемь часов утра мы оказывались в небольшом помещении с крохотной сценой - не в белоколонном зале Дома союзов, а в "красном уголке" доменного цеха. После ночной смены, приняв душ, туда приходили рабочие, занимали места, и мы пели специально для них. Я не знал лучшего слушателя! Ни с какими концертами нельзя сравнить те, на которых утомленные люди так благодарно воспринимали наши выступления. Забыть это невозможно. Когда я слышал (да и сегодня слышу) высокопарные слова о том, что не артисту надо идти в цех, а рабочему или служащему - в концертный зал, мне становится стыдно. Мы выступали в воинских частях, в детских домах, на предприятиях. Можно никогда не дождаться, когда тот или иной человек попадет в концертный зал. Но если ты пришел к нему и сердце его вдруг откликнулось, то в следующий раз, прочтя на афише знакомое имя, он захочет еще раз встретиться с полюбившимся ему солистом или коллективом и привести с собой детей и друзей.

Работа, которая проводилась в советские времена, есть бесценное сокровище, которое надо во что бы то ни стало сохранить. К счастью, эта общественно-полезная деятельность начинает возобновляться, хотя никто, казалось бы, ничего не хочет делать бесплатно. Неправда! Люди и сегодня пытаются содействовать тому, чтобы высокое искусство, большая культура не исчезали. Только в этом случае мы будем иметь слушателя подготовленного, не падкого на безвкусие, которое предлагается ему в огромном количестве, а жаждущего иного. Той высокой культуры, которая призвана формировать высокий духовный строй человека, для чего, собственно, и существовала вся мировая цивилизация.

Как писал в своих трудах замечательный наш художник Петров-Водкин, единственная цель искусства - способствовать улучшению человека как вида, то есть поднимать его дух. Деятельность Семена Григорьевича Эйдинова, великого подвижника нашего Отечества, послужила основанием всего того, что я старался делать все последующие годы, используя и его опыт руководителя, директора учреждения, и в особенности того, что относится к просветительству.

Поскольку я был приглашен на 60-летие Магнитогорской капеллы, для меня это очень дорого. Я приехал, чтобы поклониться не только памяти человека, которого почитаю как второго отца, но и Магнитке, сохранившей обо мне память. Как меня это волнует, даже объяснить невозможно. С городом меня связывает многое. Отсюда моя жена, в Магнитогорске родился мой сын.

-- Он учился в Ленинграде?

-- Да, окончил хоровое училище, факультет оперно-симфонического дирижирования Ленин-градской консерватории. Когда я сказал, что для профессионального становления ему не надо оставаться в Ленинграде, сын послушался моего совета, уехал и два года был дирижером Челябинского оперного театра, хотя в то время я был ректором консерватории и имел возможность его пристроить. Вернувшись в Ленинград, он работал в Малом оперном театре, потом в оперной студии консерватории, после чего организовал при капелле свой собственный симфонический оркестр и руководит им уже почти пятнадцать лет. Мы стремились к этому очень долго и сейчас имеем один из лучших оркестров России.

-- Капелла прежде не имела оркестра?

-- Как раз у капеллы был свой оркестр. Первый русский симфонический оркестр (он создан в 1882 году) относился к Придворной певческой капелле. И в основании первой советской филармонии, открытой в 1921 году, было два коллектива: бывший придворный оркестр и бывший придворный хор. Симфонический оркестр со всем своим имуществом и библиотекой перебрался на ту территорию, на которой продолжает работать и сейчас, - в здание бывшего Дворянского собрания. Около пятидесяти лет им руководил Евгений Мравинский, а сейчас его главным дирижером является Юрий Темирканов. Но это бывший оркестр капеллы.

-- После окончания консерватории вы приехали работать в город, которому едва минуло тридцать лет. После Ленинграда с его высочайшей культурой вы ощущали разницу между оставленным и тем, что приобрели?

-- Я хотел работать, и моя нагрузка оказалось такой, что я начинал в девять часов утра и заканчивал в десять вечера. Без перерыва на обед. Поэтому мне некогда было сравнивать. Конечно, Ленинград изумительный город. Это мой город. В Ленинграде похоронены мои предки, вырос и получил образование мой сын. Я не смог уехать из этого города, хотя у меня были предложения. Ну, скажем, легко ли отказаться от предложения стать главным дирижером Киевского оперного - третьего театра в Советском Союзе! С феноменальными певцами и возможностями. Но я не смог туда уехать. Трудно было отклонить предложение возглавить после кончины Александра Александровича Юрлова, выдающегося дирижера и человека, Республиканскую капеллу, когда сам коллектив обратился в министерство с просьбой назначить меня художественным руководителем. В то время я был вторым дирижером Малого театра, у меня оставался созданный мною камерный хор - любительский коллектив, известный не только в пределах Ленин-града и страны, но и за рубежом. Я думал, что с хором завершу свои дела и моя жизнь пойдет в русле оперного театра. У меня там все хорошо складывалось, ко мне прекрасно относились, я любил свою работу. И когда мне предложили Республиканскую капеллу, я после долгих сомнений решил ехать, но потом, уже в кабинете заместителя министра, отказался от этого. Может, потому, что я коренной ленинградец и блокадный ребенок. Первую осадную зиму - самую тяжелую из всех - мы провели там, и только весной 1942-го отца отозвали на основную базу института, в котором он работал.

Но вот мы говорили о Магнитогорске, и сейчас, на встрече со студентами и педагогами консерватории, я признался им, что ехал сюда с тревогой в душе. Наряду с желанием вернуться в свою юность, увидеть город и друзей, с которыми был когда-то рядом, я страшно боялся разочароваться. Услышав Магнитогорскую капеллу, страшился обнаружить, что это совсем другой, может быть, менее сильный в творческом отношении коллектив. Боялся встретить в консерватории низкий профессиональный уровень, то провинциальное самодовольство (мы, мол, тоже ничего себе и можем вам продемонстрировать свое преимущество перед столичными вузами).

Мне не казалось правильным появление в Магнитогорске консерватории. Имея в виду опыт этого города, я знал, что по нормативам здесь могла быть музыкальная школа, но музыкальное училище не полагалось. Тем более профессиональный хор. Он не должен был быть здесь, но - появился. Даже когда закрывались многие профессиональные хоры, они сохранены были только в Москве, Ленинграде и : в Магнитогорске.

А сколько воспитанников музыкального училища вышли на высокий профессиональный уровень! И даже я, проработав здесь четыре года и решив поступать на факультет оперно-симфонического дирижирования, уехал в Ленинград не один. Со мной были два моих ученика и ученица Бориса Михайловича Ляшко. И все поступили! Причем поступили, пройдя первыми номерами по всем позициям.

-- Какими, на ваш взгляд, качествами должен обладать дирижер?

-- Помимо профессиональных умений и знаний он должен обладать, как мне кажется, тремя необходимыми для него качествами: терпением, умением прощать и любить тех, с кем работаешь. Любить, независимо от того, нравится тебе этот человек или нет. Если он в этом коллективе, ты обязан его любить, потому что хор возможен при слиянии не только голосов, но и душевных устремлений. Только через любовь люди станут коллективом, настоящим ансамблем. Детский хор (во Дворце культуры металлургов на левом берегу - М.К.), который мне удалось собрать в 1959 году, был не просто опытом, а делом, которое я не могу вычеркнуть из своей биографии. И то, что я помню каждого, а они, уже немолодые люди, подходят ко мне, подтверждает, что я работал с хором правильно. А они подсказывали мне, что я должен делать еще. И все задумки, которые мы пытались реализовать, были направлены на то, чтобы они полюбили это дело. Примерно четверть того состава ребят стали профессиональными музыкантами, а это тоже о чем-то говорит.

-- Какое впечатление произвело на вас детское пение сегодня?

-- "Соловушки Магнитки" - хороший коллектив. Это замечательно, что мальчишки поют. Их певческое состояние неплохое, оно очень даже хорошее. Звучание мальчишеских голосов имеет определенную специфику. И я сам, певший когда-то в хоре мальчиков и имевший возможность заниматься с такими хорами, знаю, как это должно быть. Выдающимся в этом отношении был коллектив Нижегородского хорового училища, которым руководил Лев Константинович Сивухин. Он был выдающимся мастером. А "Соловушки" - это, безусловно, интересный хор. И у него хорошие наставники.

На меня произвело очень благоприятное впечатление звучание консерваторских хоров. Замечательно, с точки зрения певческой культуры, проявил себя женский хор. И дирижеры (Евгения Кравченко и Светлана Мирошниченко - М.К.) были очень убедительны. Им присущи вкус и чувство меры. Я сказал им об этом совершенно искренне и откровенно. Повторяю и сейчас, потому что такое встречается не часто.

Хор - самый сложный инструмент, и нет ничего более трудного, чем настроить его, хотя самым главным считается симфонический оркестр. Я имею право об этом говорить, потому что постоянно работаю в опере и выступаю с оркестрами. Но нет более хрупкого и сложного инструмента, чем хор.

-- Магнитка, на ваш взгляд, владеет этим инструментом?

-- Скептически относясь прежде к такому явлению, как создание здесь консерватории, я должен признать, что постановка дела - в частности, на кафедре хорового дирижирования - вызывает уважение. Профессиональный уровень и педагогов, и студентов соответствует критериям центральных вузов России.

Марина КИРСАНОВА

Комментарии
Комментариев пока нет