Новости

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Учительница" из Киоска

22.04.2005
Что заставило педагога высшей категории пойти торговать в подземном переходе?

Светлана ЖУРАВЛЕВА
Челябинск

Когда ученики впервые увидели свою учительницу в киоске за прилавком, глаза их вылезли из орбит:
- Ирина Николаевна, вы что тут делаете?!
- Отдыхаю от таких шалопаев, как вы, - грустно пошутила она.

Вот уже год, как Ирина Николаевна не работает в школе. Но ребята, приезжая в центр с северо-запада, спускаются в подземный переход, что на площади Революции, чтобы с ней поздороваться. А заодно купить какую-нибудь мелочь.
Для них она по-прежнему человек с именем и отчеством, для всех других - просто Ира.

Что заставило педагога высшей категории пойти торговать в подземном переходе?

Светлана ЖУРАВЛЕВА

Челябинск

Когда ученики впервые увидели свою учительницу в киоске за прилавком, глаза их вылезли из орбит:

-- Ирина Николаевна, вы что тут делаете?!

-- Отдыхаю от таких шалопаев, как вы, - грустно пошутила она.

Вот уже год, как Ирина Николаевна не работает в школе. Но ребята, приезжая в центр с северо-запада, спускаются в подземный переход, что на площади Революции, чтобы с ней поздороваться. А заодно купить какую-нибудь мелочь.

Для них она по-прежнему человек с именем и отчеством, для всех других - просто Ира. Это обращение звучит для нее пока непривычно. Ведь Ириной Николаевной ее уважительно называли еще в студенческие годы, а уж после окончания филологического факультета ЧелГУ и подавно. Теперь же, 20 лет спустя, когда лицо покрыла тонкая сеточка морщин, отчество отпало, словно хвост у ящерицы. Но эта потеря - самая незначительная в ее жизни. Среди утраченного - квартира, машина, муж...

...С Мишей они познакомились студентами, когда отдыхали на Тургояке. На третьем курсе - поженились. Не влюбиться в него было невозможно. Яркий, талантливый парень сочинял стихи, писал музыку и играл на многих инструментах, начиная с гитары. Миша учился на историческом факультете пединститута. После учебы они оказались коллегами в одной школе. Ирина преподавала русский язык и литературу. В семье появились двое сыновей.

-- Я не помню, чтобы с ними нянчилась, - рассказывает Ирина. - Сначала муж водился с первенцем, Димой. Потом они вместе занимались с младшим - Гришкой.

Дома царили покой и лад. Миша в буквальном смысле носил жену на руках. Она и смолоду была худенькой, как тростинка. А после родов похудела еще больше.

И на работе все складывалось хорошо. Ирина приобретала опыт, авторитет. Получила высшую категорию, давала открытые уроки для учителей всего района. Ученики ее уважали.

-- Однажды в моем кабинете разбили стекло, - вспоминает она. - Но на столе я нашла записку: "Ирина Николаевна, извините. Ваше стекло мы разбили по ошибке. Камень бросали в соседний кабинет".

Жизнь, в которой на многие годы вперед все было распланировано, как в школьном расписании, сбой дала, когда ни Михаил, ни Ирина не были к этому готовы. Да и кто заранее знал, что в стране произойдет смена общественного строя? И людям придется приноравливаться к проблемам капитализма. Зарплату вовремя платить прекратили, появилось новое слово "бизнес", а любимое изречение: "Кто не рискует, тот не пьет шампанское", стали повторять на каждом углу. Правда, никто не говорил почему-то: "Кто рискует, тот может остаться ни с чем".

Пьянящий воздух рыночных возможностей вскружил Михаилу голову. Он ушел в бизнес. Но, как многие дилетанты, быстро там "прогорел". Чтобы расплатиться с долгами, пришлось продать двухкомнатную квартиру, с которой помогли родители, машину. Так семья из четырех человек оказалась в съемной "полуторке".

-- Если бы по молодости лет мне сказали, что Миша сопьется, я бы ни за что не поверила, - честно признается Ирина. Неудачу в бизнесе Михаил еще пережил бы, считает она. Но его "кинул" близкий друг, которому он верил, как самому себе, которому посвящал стихи. Этого он вынести не смог.

Для Ирины наступили "черные" дни. Мало того что муж возвращался домой без денег и никакой, он пропивал еще и одежду с себя.

-- Сшила ему дубленый полушубок и шапку из ондатры, (шкуры подарили родители). Приходит - в курточке, почти пионерской, - рассказывает Ирина.

Чтобы не впасть в истерику, она встречала мужа горькой прибауткой: "Вот и мой Мишутка! Без шапки и без шубки".

Несколько лет Ирина боролась за мужа, пытаясь вытащить его из пьянки. Даже от родителей скрывала, что Михаил пьет. Но алкоголизм, как правильно утверждают медики, болезнь неизлечимая.

Когда встал вопрос, кому ехать в Тынду, чтобы ухаживать за больным дядей, не у дел оказался только Михаил. Ирина провожала его, чего там скрывать, с чувством облегчения. Уже и старший сын стал требовать от нее, чтобы она выгнала пьяницу. Но в душе у Ирины теплилась слабая надежда: а вдруг на новом месте муж одумается, бросит пить и начнет зарабатывать, помогая ей поднимать сыновей? Чуда не случилось. Муж прислал ей единственный перевод и надолго пропал из поля зрения. Ирина даже в розыск подавала. А недавно по бумаге из вытрезвителя узнала, что в Тынде Михаил сошелся с женщиной и пьет, судя по всему, как прежде.

С чем осталась Ирина? С двумя детьми в съемной квартире. Теперь она должна была содержать семью на свою учительскую зарплату. Дима поступил в ЮУрГУ, на бюджет. Но кормить и одевать его все равно было надо. И Ирина решила попытать счастье на Севере. Прочитала в "Учительской газете" объявление о том, что в поселке на Оби требуется преподаватель русского языка и литературы, и махнула туда вместе с младшим сыном.

О природе и красоте тех дивных мест говорит с восторгом. Зарплата 13 тысяч рублей в месяц казалась просто нереальной. Деньги, по челябинским меркам, невиданные. Жилье ей оплачивала школа. Но на Севере Ирине не подошел климат. Морозы и недостаточность кислорода были для нее убийственными. Промаявшись от приступов астмы и гипертонии год, решила, что жизнь дороже денег, и вернулась в Челябинск. А тут куда? В родную школу, где отработала без малого 20 лет, путь был заказан.

-- Решила уехать? Уезжай! Но назад я тебя не возьму, - сказала ей директор при прощании. Она и сейчас считает, что от судьбы не убежишь. И нечего метаться в поисках лучшей доли. Поэтому, если учитель уходит из школы, то во второй раз она его на работу не принимает. Ирина устроилась в чужую школу. Все там было немило: и большое неуютное здание, и разобщенность учителей. "Мы на работу приходили, чтобы общаться, а в перерывах еще и уроки давать, - шутит она. - А тут никто ни с кем не дружит, каждый живет обособленно, сам по себе". Через некоторое время и материально стало невмоготу, несмотря на то, что Дима перевелся на вечернее отделение и пошел работать грузчиком-экспедитором. Но теперь и младший сын поступил в техникум. А съемная квартира подорожала до 4500 рублей в месяц. Плюс коммунальные расходы. Куда пойти работать, чтобы были деньги? Хоть в киоск, лишь бы платили.

Вот так она и переквалифицировалась в продавца. В семь часов утра уже открывает киоск. И пошло-поехало.

-- Кириешки с икрой есть? - в окошко заглядывают парень с девушкой.

-- Пожалуйста!

Операции нехитрые: взять деньги, пробить в кассовом аппарате чек, подать товар, вернуть сдачу.

-- Мне шоколадку, для женщины, - мнется у прилавка мужчина неопределенного возраста. - Не подумайте плохого, просто для коллеги.

-- Дорогую или дешевую?

-- Лучше дешевую!

Вероятно, такой презент, по его мнению, не должен породить у коллеги напрасных надежд.

-- Возьмите вот эту! - предлагает Ирина. - И красивая, и недорогая.

-- А пиво в сосках есть? - теснят мужчину разудалые молодые люди, с утра уже "подогретые".

-- Нет никакого. Спиртное в подземном переходе вообще не продают!

Заканчивается рабочий день Ирины после 22 часов. Домой возвращается с Димой, который приезжает за ней, чтобы не шла одна поздно вечером. Работает она через неделю.

-- Дети у меня очень хорошие! - не без гордости говорит Ирина. - Гришка на днях пирог с картошкой и мясом мне на работу привез. Сам испек. И по дому все делать умеют. А у меня душа за них болит. Умру - и ничего им не оставлю.

Думать о будущем она себе запрещает. Жить одним днем - такой у нее принцип. "Если ночью думать начну, то меня аж трясет всю! Кажется, что в пропасть лечу... Но я ведь не ворую! Посмотрю, если будут мало платить, опять в школу вернусь".

В подземном переходе ее воспринимают, как белую ворону. И зовут за глаза "учительницей". Своей она тут еще не стала. Да и станет ли? Может быть, и правда в школу вернется?

-- Никогда! - категорически говорит ее подруга Анна. - И не только из-за денег. В школе адский труд. Учитель во всем виноват. За все в ответе. Когда мы начинали с Ириной работать, в моем классе из 32 учеников 16 учились на "четыре" и "пять". Сейчас среди 28 моих учащихся ударника нет ни одного. Учеба - это труд. Что он дал родителям? Безработицу, безденежье, нищету. Как вы думаете, захотят дети пойти по их стопам? Нет. Они не хотят трудиться в принципе. Поэтому мы работаем без всякой отдачи, вот что больше всего убивает.

У Ирины сейчас голова не болит. Она отработала - и на боковую. Ей не надо готовиться к урокам, проводить в классе по 50 часов в неделю, чтобы свести концы с концами. Вот почему Ирина не вернется в школу. Она что, сумасшедшая?

Комментарии
Комментариев пока нет