Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Сумин и Гартунг

06.12.2000

Пресса, общественное мнение уже расписали роли на 24 декабря: быть Валерию Гартунгу с Петром Суминым главными конкурентами на губернаторских выборах.
Что ж, скорее всего, так оно и будет. А значит, можно уже сейчас сравнить этих лидеров, очень ярких и характерных для своих политических эпох. Выбор у нас будет, похоже, по всем статьям предельно персонифицированный.
Их часто противопоставляют по возрасту: молодой - старый, опытный - неопытный.

Пресса, общественное мнение уже расписали роли на 24 декабря: быть Валерию Гартунгу с Петром Суминым главными конкурентами на губернаторских выборах.

Что ж, скорее всего, так оно и будет. А значит, можно уже сейчас сравнить этих лидеров, очень ярких и характерных для своих политических эпох. Выбор у нас будет, похоже, по всем статьям предельно персонифицированный.

Их часто противопоставляют по возрасту: молодой - старый, опытный - неопытный. Думается, здесь есть доля истины, если вести речь не о числе прожитых лет (в конце концов, Гартунгу - сорок, Сумину - пятьдесят четыре), а о поколениях политиков. Разница действительно принципиальная.

Весь тот опыт, который накопил Петр Иванович и которым гордится его окружение, весь его политический багаж "партийно-советского руководителя" без остатка принадлежат прошлому. Эпохе развала КПСС, крушения СССР, эпохе Черненко и Горбачева. Даже эпоха Ельцина уже не была в полной мере временем Сумина. Он, по большому счету, так и не нашел своего места в очень сложной, противоречивой эпохе реформ, потребовавшей решительного отказа от привычных стереотипов и нестандартных, быстрых решений, новых подходов к старым проблемам.

Валерий Гартунг как человек и политик формировался в то время, когда основные принципы и требования публичной политики были уже сформулированы. Когда всего надо было добиваться самому. Когда свою точку зрения надо было отстаивать открыто и публично. Когда нужно было лицом к лицу с избирателями доказывать свою правоту, обосновывать свою программу. И так же публично отчитываться перед ними за свою работу. Ни перед кем больше. Это всегда трудно и всегда рискованно. Один неверный шаг, одна ошибка, одно фальшивое слово - и отношение к тебе резко изменится.

Сумину на протяжении большей части его карьеры все это было не нужно. Его всегда и всюду "выдвигали" - секретарем райкома комсомола, райкома партии, председателем горисполкома, обл-совета, облисполкома и т.д.

Наверное, поэтому он довольно убедителен в телевизионной роли "хозяина" области, но не привык внятно объяснять людям конкретные цели, механизмы и последствия принимаемых решений, обосновывать свою позицию. Это было просто не нужно в то время, когда слово "первого" решало абсолютно все, а назначался он решением вышестоящих партийных товарищей, лишь для виду подтверждаемого постановлением местной партийной организации. Избирателя тогда попросту не существовало "как класса".

Эта привычка быть всегда "ведомым", прислушиваться к все определяющему голосу "руководящей и направляющей" сыграла с Петром Ивановичем злую шутку. Он так и не смог стать полностью самостоятельным политиком, все время после крушения КПСС пытался найти опору в новой "партии власти". А новые "ум, честь и совесть" все не появлялись. Или, появившись, тут же исчезали, вместе с очередным премьером.

В 1990-1991 годах в Верховном Совете РСФСР коммунист Сумин состоял в антиельцинской депутатской группе "Коммунисты России". Однако во время приезда кандидата в президенты Ельцина в Челябинск, публично (это было в местном оперном театре) уговаривал Бориса Николаевича назначать, а не избирать глав местных администраций. Тогда всем казалось, что Сумину альтернативы нет. И лишь позднее, когда назначенным вдруг оказался Вадим Соловьев, Петр Иванович стал ярым сторонником выборности губернаторов. А когда результаты выборов в 1993-м не были признаны Москвой, подчиненный Сумину облсовет пытается реализовать безумную идею провозглашения Южно-Уральской республики (со своим президентом, разумеется) - даже соответствующее постановление было принято.

Потом, в 1995-м, Сумин возглавил экспертный совет челябинского филиала Центра Юрия Скокова, входил в руководство зюгановско-макашовского Народно-патриотического союза России. В 1995 году баллотировался в Госдуму от "КРО" Александра Лебедя. Потом вошел в рыжковскую парламентскую группу "Народо-властие". Затем, на президентских выборах 1996 года, был доверенным лицом Геннадия Зюганова, а ближе к закату ельцинской эры вошел в руководство лужковско-шаймиевской "Всей России". После краха президентских амбиций московского мэра спешно поддержал Владимира Путина:

Для Сумина по-человечески куда ближе и привычнее раздать в присутствии прессы чиновникам персональные косы (помните, вдруг обнаружилось, что Челябинск зарос!), чем спокойно, в рабочем порядке, отдать распоряжение обеспечить жэки газонокосилками. Эта игра на публику абсолютно неэффективна, хоть и порой эффектна. Экологические проблемы Карабаша не сдвинулись с места после разноса при телевизионщиках, устроенного губернаторской "семьей" во главе с самим Суминым мэру города Дзугаеву, когда тот отказался подчиниться фактическому переходу города под власть близких губернатору финансово-промышленных кланов.

Таких примеров - сотни. И главное в них - потрясающая беспардонность власти, приоритетами которой являются интересы "самообслуживания", а не развития региона. И дело здесь даже не в элитных квартирах и шикарных иномарках чиновников, официально получающих пару сотен долларов в месяц. Это уже как бы в порядке вещей, и налоговики, дотошно выясняющие, на какие деньги строится общественная баня на поселке ЧКПЗ, все никак не заинтересуются, кем и на какие деньги сооружена элитная баня:прямо в здании Законодательного собрания области! Не интересуется она и источниками доходов жильцов суперэлитного дома на челябинской улице Пушкина, где живет добрая половина руководителей администрации и ЗСО.

Но главная проблема - в неэффективности такой власти, ее принципиальной неспособности решать стоящие перед всеми нами сложнейшие проблемы.

Самые важные решения и назначения выносятся губернатором, опять же по обкомовской привычке, келейно, в узком кругу персонажей, имеющих "доступ к телу". Из того же старого политического багажа - привычка не наказывать (гласно и по закону) несправившихся, проваливших дело чиновников, а держать их в "подвешенном состоянии", на крючке компромата, для чего вовсю используются "ручные" правоохранительные органы. Последний, самый яркий пример - история с Владимиром Уткиным.

В такой системе попросту не бывает виноватых - пока этого не захочет "хозяин". Тогда ставшего неугодным человека попросту сотрут в порошок. Но опять же не потому, что провалил дело, а потому, что показался "отступником", нарушил своего рода "закон омерты", молчания. Именно потому сейчас прокуратура не дает хода уголовным делам, по которым проходят и допрашивались практически все заместители губернатора - как, например, "дело "ЮКОСа" (а слушание в суде "дела "Радиоэкологии", в котором также замешаны высшие чиновники, переносится на "после выборов"). Чиновники специально стравливаются между собой, ведут нешуточную войну за доступ к "уху" губернатора.

Зато сам губернатор обеспечивает себе позицию "над схваткой", статус "третейского судьи" или "разводящего" - кому как ближе. А людям вдалбливается старая как мир легенда о том, что все хорошее, что только есть в области, - от отца-губернатора, а во всем плохом "бояре виноваты" - свои и московские. Беспардонный августовский "наезд" налоговиков на жизнеобеспечивающее предприятие области - "Челябэнерго" происходит ровно в тот день, когда Сумин уходит в отпуск - и губернаторская пресса не забывает заботливо сообщить об этой детали избирателям: губернатор, дескать, не знал, это все Уткин:

Это не просто блеф и игра на публику. Это позавчерашний день управленческих технологий. Полагаться на него сейчас не просто неразумно, но и опасно. Вы можете здорово уметь работать на тракторе, иметь здесь огромный опыт. Но если вы воспользуетесь этим опытом, пересев в кабину новейшего "Феррари", крутанете там руль или выжмете газ так, как на тракторе, - вас и всех, кто находится рядом с вами, ждут большие неприятности...

А ведь сегодняшняя экономика, с ее завязанностью на мировой рынок с его фондовыми индексами и компьютерным моделированием - это именно "Феррари" в сравнении с "трактором" командно-административной хозяйственной системы 70-х, что взрастила Сумина и руководителей его поколения.

У Валерия Гартунга нет такого опыта и он не чувствует себя от этого обделенным. Он всегда всего добивался сам и хорошо знает, как функционируют сегодня сложные системы - от предприятия до региона, от Кремля и Госдумы до челябинской мэрии. Знает современное законодательство, более того, изрядная его часть создавалась в последние годы при его личном участии. У Валерия Гартунга нет опыта Петра Сумина - и слава Богу, иначе пришлось бы потратить слишком много сил, чтобы от него избавиться.

Нам просто необходимо сейчас подвести некую символическую черту, оставить истории наш временами трагический, временами недобрый и всегда очень полезный опыт - и идти вперед. С новым опытом, новой квалификацией, новыми людьми.

А Петр Иванович: он в высшей власти области около пятнадцати лет. Считайте хоть с 1984-го, когда он стал мэром Челябинска (тогда это называлось председателем горисполкома), хоть с 1987-го, когда стал первым заместителем председателя облисполкома, хоть с 1990-го, когда стал председателем. Даже в "пятилетку Соловьева", своего друга, с которым их развела борьба за власть, он не отходил от нее далеко, принимая активное участие в приватизации, будучи вице-президентом холдинговой компании "Выбор" (чековый фонд "Урал") и депутатом Госдумы. Плюс - четыре года губернаторства.

Пятнадцать лет - немалый срок. За это время многое можно было сделать - и многое было сделано. Судить о том, пригодится ли нам такой опыт в ХХI веке, стоит ли и дальше опираться именно на него, следовать за его приверженцами и идеологами - решать населению области.

Василий АЛЕКСАНДРОВ

Комментарии
Комментариев пока нет