Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Старатели в истории

04.05.2005
Ждет своих авторов "золотая летопись" нашего края

В январе этого года (12, 13, 14, 15-го числа) в нашей газете была опубликована серия статей Михаила Фонотова "Золото Южного Урала" - о истории старательского дела на территории области. Через некоторое время стало известно, что этой теме посвящена и книга директора объединенного государственного архива области, кандидата исторических наук Игоря Вишева "Южноуральское золото. ХIХ век".

- Игорь Игоревич, давайте определим "золотые пятна" на карте области. Вообще-то на Южном Урале золото добывали везде, на всей территории, кроме западного и восточного выступов.

Ждет своих авторов "золотая летопись" нашего края

В январе этого года (12, 13, 14, 15-го числа) в нашей газете была опубликована серия статей Михаила Фонотова "Золото Южного Урала" - о истории старательского дела на территории области. Через некоторое время стало известно, что этой теме посвящена и книга директора объединенного государственного архива области, кандидата исторических наук Игоря Вишева "Южноуральское золото. ХIХ век".

-- Игорь Игоревич, давайте определим "золотые пятна" на карте области. Вообще-то на Южном Урале золото добывали везде, на всей территории, кроме западного и восточного выступов. Например, в самой северной деревне области, в Тимино, местный житель Константин Федорович Шилков водил меня за околицу, чтобы показать ископанный берег Багаряка и шахту за рекой, на которой золотарил его дед. А в самой южной деревне области, в Синем Шихане, за сто лет не заросли травой отвалы шахт, руины строений, в которых измельчали и извлекали золото. Между этими двумя пунктами, на протяжении четырехсот километров - десятки и сотни приисков и рудников, которые история запомнила или забыла. Какое месторождение поставим на первое место?

-- Бесспорно, Миасский район.

-- А почему?

-- Только здесь было обнаружено огромное скопление самородков. Это уникальное место.

-- А по количеству добытого золота?

-- И по добыче лидирует Миасский район. В своей книге я привожу данные по ХIХ веку. Из 200 тонн золота, добытого на Южном Урале в ХIХ веке, 60 тонн дали прииски Миасса.

-- Но Пласт продолжает добычу, а Миасс почти иссяк.

-- Но "Миассзолото" все-таки существует. И какие-то перспективы у него есть. Хотя, конечно, будущее связывается с добычей рудного золота в районе Пласта.

-- Значит, на первом месте Миасс. А на втором?

-- На втором - Пласт, а на третьем - Кыштымский горный округ. Существует много свидетельств о золоторазработках в Уйском, Троицком, Аргаяшском районах.

-- Например, на озере Ирдяги жители Губернского, Рождественского, Кузнецкого мыли золото в долине реки Сак-Елга, да и вокруг озера окрестности были ими ископаны.

-- Таких раскопок в области много.

-- В Уйском районе есть деревня Масловка. Ее основал казак Павел Маслов, разбогатевший на фарте, на случайной жиле.

-- Названий много. Непряхино, Маскайка. Но, к сожалению, архивных данных о них нет. Точнее сказать, мне они не попадались. У нас в архиве по истории золотопромышленности интересных данных немного.

-- А между тем из разных мест в редакцию обращаются читатели газеты с просьбой рассказать о истории разработок золота в их местах. Но, наверное, мало надежды на то, что сохранились сведения о таких, по сути массовых, разработках.

-- В своей книге я опирался в основном на данные Оренбургского архива, там материалы богатые. За две недели я выбрал только малую толику. Но, например, о разработках в окрестностях Губернского мне не попадалось ничего. Правда, на основе архивных данных я сейчас пишу статью о системе приисков и шахт вокруг Градского прииска.

-- И выявляется полная картина?

-- Пока не очень. Отмечу только, что я нашел документ о том, что верхотурскому купцу Цыпляеву отвод выделен в 1889 году, а наши краеведы считают, что Градский прииск основан в 1854 году.

-- Наверное, разработки начинались от поселка Шершни и велись в сторону Золотой горы и Градского.

-- Да, первые прииски в этом районе появились как раз в 1854 году.

-- А что касается севера области, того же Багаряка, то сведения, наверное, надо искать в Екатеринбурге?

-- В архиве Екатеринбурга я работал десять дней. Там много дел по Кыштыму, Каслям, Карабашу. А по Багаряку не было. Кстати, много материалов по золотодобыче на Южном Урале в Петербурге, где я тоже работал, но за короткий срок все изучить не мог.

-- Напрашивается вывод о том, что "золотая" история нашей области в полном объеме еще не написана. Она рассыпается на фрагменты. Она не собрана.

-- Да, моя книга - может быть, первая попытка общего взгляда, хотя и я не ставил себе целью охватить все.

-- Между прочим, кроме архивов, много материалов содержат журналы. Тот же "Горный журнал". Другие издания.

-- Да, "Горный журнал" по сути - энциклопедия горных работ. У нас в "публичке" он есть, но далеко не все номера. А в Петербурге, в библиотеке Салтыкова-Щедрина, хранятся полные комплекты этого издания и других, например, "Вестника золотопромышленности".

-- Что нам остается? Только надеяться на то, что некий молодой человек посвятит истории золотодобычи на Южном Урале свою жизнь и напишет о ней солидный фолиант.

-- Да, это работа на всю жизнь. И, наверное, не на одну. Тем более, что и советский период изучен плохо. К тому же изучить печатные работы - дело нехитрое. Главное - выявление неизвестного в архивах.

-- Это верно. Золотом на Южном Урале занимались и писали о нем десятки авторов: П. Аносов, Н. Высоцкий, В. Павловский, И. Мушкетов, М. Карпинский, К. Кулибин, Р. Игнатьев, Н. Чупин - всех не перечислить. Какое имя запомнилось вам?

-- Я бы отметил Льва Брусницына, который открыл россыпное золото в нашем крае. И не только открыл, но и решил добывать его промывкой, без толчения, что гораздо проще. Большую работу по разведке и добыче золота развернул В. Соймонов, в 1823 году возглавивший Особую горную комиссию и на время ставший "главным начальником хребта Уральского". Южноуральцы должны знать имена шихтмейстера Мейджера, открывшего в 1824 году знаменитый впоследствии Царево-Александровский прииск, и купца П. Бакакина, в 1844 году открывшего Каменно-Павловский прииск, который и сегодня привлекает экскурсантов. В своей книге я часто упоминаю имя казака Спиридона Фоминых, который на протяжении многих лет по своей инициативе искал, находил и сообщал о проявлениях золота на реках Синара, Уй, Увелька. В истории останутся имена купцов Симоновых, Подвинцевых и других.

-- А как вы оцениваете роль иностранцев?

-- Она не вполне внятна. Иностранцы вкладывали большие средства в переоборудование горных работ, внедряли новые технологии, строили жилые дома, дороги, водопровод, привносили европейскую культуру производства. Но на прииски и рудники России они пришли поздно, уже в конце ХIХ века, поэтому не успели окупить капитальные вложения и проявить себя как с положительной стороны, так, наверное, и с других сторон. Многое в их опыте напоминает наше время. Например, В. Павловский писал, что иностранцы, "наткнувшись на обман, а главным образом, на наши порядки и формальности, бежали без оглядки".

-- Игорь Игоревич, в своей книге вы приводите общие цифры добычи золота. Так, по вашим данным, от начала и до революции в России было добыто около 3000 тонн золота. Я знаю, что найти такие данные непросто. Вы сами подбивали итог?

-- Цифры основаны на официальных документах. Но они, конечно, не точные. Однако и не преувеличены.

-- Меньше не было?

-- Меньше не было. Скорее больше

-- Точных данных о золоте не было и нет. Одна из причин - хищения. Которые были и есть. Даже артист Георгий Жженов на Колыме добывал золото и менял его на табак.

-- Данные о хищениях есть и в официальных отчетах, но они не отражают реальных потерь.

-- Один из наших специалистов по золоту, К. Покровский, на которого вы ссылаетесь в книге, в докладной записке губернатору в 1861 году предлагал ряд мер для сокращения "похищаемого золота в Бухарию". Он напоминал о Калифорнии и Австралии, где якобы хищений нет, потому что "добыча золота доступна всем званиям и состояниям. Кроме умеренной пошлины в казну, все оно принадлежит промышленнику". А у нас допускали к золоту только дворян, чиновников, почетных граждан и купцов. Покровский предлагал наделить таким правом всех, в частности, казаков и башкир.

-- Похищенное золото обычно сбывалось на ярмарках - челябинской, кундравинской, уйской, миасской и в Троицке. Оно скупалось гуртовщиками торговых караванов и продавалось "азиатцам" в больших количествах.

-- В своей книге вы много внимания уделяете ужасающим условиям труда и жизни старателей. Но, Игорь Игоревич, может быть, мы по привычке и по инерции преувеличиваем их эксплуатацию и бесправие?

-- Нет, не преувеличиваем. Я высказал несогласие с краеведом Р. Хайретдиновым из Пласта, который утверждает, что Кочкарская система была неким оазисом благополучия, что владельцы всячески заботились о рабочих, строили для них больницы, школы и храмы, что не было сословной вражды и массовых волнений.

-- А у вас благостной картины не получилось?

-- Нет. Единичные случаи благодеяний не меняли общей картины. Многочисленные обзоры и отчеты показывали: и больниц, и школ было ничтожно мало. Массовые бегства с приисков в том же Кочкарском районе о чем свидетельствовали?

-- Там добывалось рудное золото. Работа шла не сезонно, а круглый год и была рассчитана на много лет - там, может быть, что-то и строилось, что-то обустраивалось. А если прииск где-то в глуши, на забытом притоке Миасса и работа рассчитана на одно лето, - какая тут больница или школа? И какой тут закон?

-- Да, это разные вещи.

-- Нам осталось сказать несколько слов о будущем золотодобычи на Южном Урале.

-- Конечно, большое золото в прошлом, но перспективы остались. Как подсчитано, область может добывать четыре-пять тонн золота в год. А запасы такие: рудного золота - 500 тонн, а россыпного - в десять раз меньше. Месторождения расположены преимущественно в Верхнеуральском, Брединском и Аргаяшском районах.

Михаил ФОНОТОВ

Комментарии
Комментариев пока нет