Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
iPad mini замена контроллера питания - подробности по ссылке.
Ремонты в квартире - посмотреть.
Ремонт алюминиевых радиаторов - смотрите тут >>
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Разведчик из-за "колючки"

05.05.2005
Вчера по амнистии к 60-летию Великой Победы на свободу вышел 81-летний фронтовик Иван Головацкий

Михаил ШТАЮРА
Копейск- Челябинск

Иван Головацкий - первый человек на Южном Урале, покинувший стены исправительного учреждения по амнистии к юбилею Победы. Как сообщили в пресс-службе ГУИН области, на досрочное освобождение претендуют еще одиннадцать человек: по два участника Великой Отечественной войны и блокадника Ленинграда, шестеро тружеников тыла и один бывший узник концлагерей. Вчера для бывшего разведчика Ивана Головацкого, отбывавшего срок за двойное убийство, распахнулись ворота копейской колонии строгого режима N 6. Накануне корреспондент "Челябинского рабочего" навестил ветерана.

16 наград, два ранения
Человеку со стороны с первых минут пребывания в "шестерке" становится не по себе.

Вчера по амнистии к 60-летию Великой Победы на свободу вышел 81-летний фронтовик Иван Головацкий

Михаил ШТАЮРА

Копейск- Челябинск

Иван Головацкий - первый человек на Южном Урале, покинувший стены исправительного учреждения по амнистии к юбилею Победы. Как сообщили в пресс-службе ГУИН области, на досрочное освобождение претендуют еще одиннадцать человек: по два участника Великой Отечественной войны и блокадника Ленинграда, шестеро тружеников тыла и один бывший узник концлагерей. Вчера для бывшего разведчика Ивана Головацкого, отбывавшего срок за двойное убийство, распахнулись ворота копейской колонии строгого режима N 6. Накануне корреспондент "Челябинского рабочего" навестил ветерана.

16 наград, два ранения

Человеку со стороны с первых минут пребывания в "шестерке" становится не по себе. Замки на воротах, КПП перед каждой секцией колонии, любопытствующие взгляды зеков, облаченных в черные робы. С приближением заместителя начальника колонии по воспитательной работе Александра Зиборова старшие по отрядам бросаются к нему с докладом. Однако сейчас не до них, все мысли заняты заключенным Головацким. А вот и ветеран: примостился на лавочке, крутит в руках тросточку, улыбается. Завидев фотокорреспондента, сокамерники фронтовика приглаживают седые волосы деда, подхватывают его под руку и со словами "Степаныч, к тебе гости" ведут в клуб. Без помощи заключенных маститому сидельцу не пройти и нескольких метров, Иван Головацкий слеп.

Родился будущий разведчик 30 декабря 1924 года в Омской области в семье железнодорожников, а в 1930 году Головацкие - отец, мать и семеро детей - перебрались в Магнитогорск. Здесь юный Ваня закончил семь классов в школе N 1 и засобирался было в ремесленное училище.

-- Да отец не пустил, - вспоминает с улыбкой заключенный, - сказал, что нечего мне там баловаться зря.

В декабре 1942 года Иван Головацкий ушел добровольцем на фронт. Паренька зачислили в 53-й Свердловский полк связи, а в марте того же года "перебросили" на Курскую дугу. Здесь бравый солдат отвечал за безопасность воздушного пространства: обязан был угадать в небе вражеский самолет и оперативно просигналить об этом начальству. Служба шла спокойно, насколько это возможно в годы той страшной войны, пока полк Головацкого не двинулся с боями за освобождение Белоруссии. Тогда-то и подстерегла Ивана первая беда: осколочным ранением перебило обе руки. В госпитале Гомеля судьба старшего сержанта Головацкого круто повернулась.

-- Лежал со мной разведчик один, - рассказывает Иван Степанович, - говорит: "Айда к нам". И когда меня выписали и предложили пойти учиться в артиллерийское училище, я отказался. Сказал, что мое место на передовой, после чего был зачислен в разведроту 215-й Смоленской дивизии.

Те времена ветеран вспоминает не только с теплотой, но и скорбью: разведчики жили одной семьей, но семья эта таяла буквально на глазах. В декабре 1944 года в Латвии рота Головацкого получила оперативную информацию о возможном прорыве немецких войск. 12 разведчиков двинулись на дом, где засели фашисты, но были замечены часовым. Фриц открыл шквальный огонь из пулемета, шестеро наших бойцов были убиты на месте. Иван вытащил на себе ране-ного земляка, но позже сам "схватил" пулю-дуру. И встретил свой 20-летний юбилей на больничной койке с простреленной ногой.

-- Но это ничего. Двое из роты навещали меня: оба - без ног, - сокрушается фронтовик, - нашему майору на минном поле и вовсе руки оторвало.

Но особенно горевал Головацкий по фронтовому товарищу Мишке Александрову из Ленинграда:

-- Храбрый был боец, злой на фашиста. Фрицы на глазах у него мать, отца и сестру расстреляли. Его, когда пленных брал, сдерживать приходилось, чтобы не зарезал "языка". Погиб Мишка, отстреливаясь от немцев, орудием артиллерийским придавило.

На вопрос, сколько вражеских "языков" повязал Иван Степанович лично, дед звонко рассмеялся:

-- Да кто ж знает! Мы если пленного не возьмем, нам ведь выпить не дадут!

День Победы Иван Головацкий помнит с точностью до мелочей. 3 мая 1945 года, когда его полк стоял в Латвии, прибежал по тревоге дневальный. Солдат построили, вынесли знамя полка, двинулись маршем на Запад.

-- Местные жители спрашивали, мол, чего воюете? Немец-то ушел, - вспоминает ветеран, - но официально о Победе нам объявили лишь 8 мая. Вечером подогнали пять "катюш", дали залп памяти по погибшим. Мы даже в атаку успели сходить: немцы выбросили белый флаг, и командование приказало никого не трогать.

А 9 мая уже гуляли вовсю: на каждый "нос" выдали по пол-литра "горькой".

-- На следующий день опохмелились, - смеется Иван Степанович, - дошли до Рижского залива и даже три немецких катера успели "проводить".

Своими воспоминаниями фронтовик часто делился с другим ветераном из ИК N 6, 79-летним Михаилом Кокиным, пока тот не вышел досрочно на свободу в начале этого года (об этом "Челябинский рабочий" сообщал 9 февраля в материале "Президент помиловал фронтовика").

К юбилею Победы в активе Ивана Головацкого- ордена Славы третьей степени и Красной Звезды, медаль "За отвагу" и еще 13 почетных наград. Но, как и все остальные, день Победы Иван Головацкий встретит со слезами на глазах: война забрала у него брата.

С ножом и топором

После войны Ивана Головацкого перевели служить в Туркмению. Здесь бравый солдат познакомился с первой женой, которая работала бухгалтером на почте.

-- Не сложилось у нас, - вздыхает Иван Степанович, - я всегда хотел иметь детей, но Ася перенесла тяжелую болезнь, стала бесплодной. Мы расстались, но когда я демобилизовался и вернулся в родной Магнитогорск, еще год с ней переписывался, правда, на глазах: у второй жены Анны. Она все знала, понимала меня.

Но и с новой супругой, старше его на четыре года, Головацкий не смог создать большой семьи. Первый их малыш умер, едва родившись, второй сын скончался в 16 лет.

-- Лег однажды спать и не проснулся. Он хирургом хотел стать, говорил: "Батя, я тебе все осколки вытащу", - вспомнил заключенный и внезапно подытожил, - сын всегда за Хрущева был, оттого и помер. Этот лысый Сталину в подметки даже не годился!

По словам Ивана Головацкого, если бы не Иосиф Виссарионович, войну бы не выиграли. А что до репрессий, так это- клеймо любого "царя".

В браке с Анной фронтовик прожил 54 года. Когда жена была при смерти, у Головацкого появилась новая женщина, знакомая родственников, Раиса. К тому времени после упорных лет работы на железной дороге при металлургическом комбинате ветеран скопил 50 тысяч рублей. На сбережения и позарилась сожительница деда.

-- Я как чувствовал беду и деньги отдал на хранение племянникам, - поведал Иван Степанович, - а она однажды ночью будит и говорит, что в доме бандиты. Вдруг меня ударили, стали глаза давить. Денег не нашли и убрались восвояси. Уже потом я узнал, что в доме ни один замок не сломали. Райка воров и пустила!

С тех пор зрение Головацкого резко пошло на ухудшение. Чаша ветеранского терпения иссякла 23 января 2003 года. К Рае в тот день откуда ни возьмись приехала после долгих лет разлуки мать. Женщины крепко выпили, стали оскорблять Ивана Степановича, потребовали деньги, грозились отравить старика.

-- Я спрашиваю: "Ну неужели вы такие люди?"- сокрушается Головацкий, - а они в ответ ухмыляются. До сих пор не пойму, что на меня нашло, схватил нож и вонзил Райке прямо в сердце.

Мать сожительницы фронтовик прикончил двумя ударами топором по голове. Ивану Головацкому дали семь лет. Судья, вынося приговор, корила фронтовика - мол, что ж ты, родной, еще бы два года, и тебя вообще бы не отправили "за колючку". А тот еще до суда верил, что попадет под амнистию.

На вопрос, кто ждет его на свободе, Иван Степанович, с гордостью отвечает:

-- Четверо братьев, в том числе и старший, здравствуют до сих пор. Племянников - не счесть! Один из них- директор мясокомбината, у него 15 "Газелей" и сотня работников. Правда, колбаски ни разу не прислал.

Иван Головацкий шутливо пообещал, что по возвращении в Магнитку обязательно заведет молодую девушку. А в День Победы поднимет стопку за погибших фронтовиков. В том году праздник оказался немного смазанным: поздравление от президента Путина где-то затерялось и пришло в колонию с опозданием.

-- Но мы еще погуляем, мне все равно еще до 120 лет жить, - пообещал фронтовик, - я договор с Богом заключил.

Комментарии
Комментариев пока нет