Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Вес взят

17.05.2005
Павлу Ежову по плечу штанга, фломастер и фильтровальная камера

Виктор РИСКИН
Озерск

Нарисовал: ленкомнату
На столе главного инженера ремонтно-механического завода Павла Михайловича Ежова увидели стенную газету с ненаклеенными фотографиями фронтовиков и пачку фломастеров.
- Художник на согласование принес? - понятливо закивали мы головами.
- Как сказать, - засмущался хозяин кабинета, - вообще-то я сам оформляю. Во-первых, потому что оформителя сократили, а во-вторых, знаю и люблю это дело.
С Ежовым мы встретились в канун 60-летия Победы, поэтому и содержание стенгазеты соответствовало дате.

Павлу Ежову по плечу штанга, фломастер и фильтровальная камера

Виктор РИСКИН

Озерск

Нарисовал: ленкомнату

На столе главного инженера ремонтно-механического завода Павла Михайловича Ежова увидели стенную газету с ненаклеенными фотографиями фронтовиков и пачку фломастеров.

-- Художник на согласование принес? - понятливо закивали мы головами.

-- Как сказать, - засмущался хозяин кабинета, - вообще-то я сам оформляю. Во-первых, потому что оформителя сократили, а во-вторых, знаю и люблю это дело.

С Ежовым мы встретились в канун 60-летия Победы, поэтому и содержание стенгазеты соответствовало дате.

-- Это вот фото тех, кто воевал, - поясняет Павел Михайлович, - а это люди, которые ковали Победу в тылу. Фамилии? Конечно, знаю каждого. Фронтовиков у нас осталось двое - Пацан Владимир Диомидович и Саладин Иван Семенович. Оба давно на заслуженном отдыхе, но коллектив завода их не забывает.

Отвлекшись на время от своих прямых обязанностей, главный инженер Ежов рассказал, что с детства не помышлял о карьере технаря, а был сосредоточен на рисовании. Выпускал школьные газеты, позже пугал нерадивых "Комсомольским прожектором", наживая себе неприятности от критикуемых. Один мастер-инструментальщик, которого Павел изобразил в карикатурном виде, обиделся не на шутку и пришел разбираться с автором.

-- Разговаривал он довольно хамски, и мне пришлось его осадить, пригрозив очередной карикатурой.

Художником Ежов не стал по банальной причине: надо было получить профессию, которая бы кормила. Тем более, что жить было нелегко: мать получала пенсию по инвалидности, и денег, ясное дело, не хватало. Поэтому пришлось поступить на вечернее отделение Челябинского механического техникума. Но все это случилось после службы в армии, где мастерство оформителя сослужило неплохую службу.

-- Не совсем так, - улыбается Павел Михайлович, - вместе со всеми и стрелял, и ползал. После отбоя - все на боковую, а для меня наступает время выпускать очередной "Боевой листок". Зато последние полгода действительно повезло: я работал художником "в чистом виде". Как раз подоспело столетие Ленина, и между ротами объявили конкурс на лучшее оформление ленинской комнаты. Сейчас точно не помню, но какое-то место я занял.

Непредсказуемая конструкция

В своем нынешнем состоянии главный инженер Ежов давно занял положенное ему место. Как и сам завод, который в этом году отметит свое 60-летие: Известно, что ни одно сооружение, будь то жилой дом или промышленный комплекс, не обходится без металлических конструкций. Вот их изготовлением как раз и занимается ремонтно-механический завод, входящий в состав Южно-Уральского управления строительства. Причем сложность заказов порой непредсказуема: В тот день, когда мы были у Ежова, он как раз был озабочен изготовлением некой емкости для "одного из заводов "Маяка". Сама по себе емкость не ахти какая заковыристая. Но вот масштабы те еще: объем - 320 кубов, а вес - под 45 тонн. Чтобы доставить на место, придется разделить ее на три части, по 15 тонн каждая. Но и это еще не все. "Кастрюлька" предназначена для хранения жидких радиоактивных отходов. А посему, чтобы никаких утечек! Можно себе представить, какой жесточайший контроль над сваркой швов!

-- Вначале, когда мы брались за эту работу, - говорит Павел Николаевич, - думали, что справимся за пару месяцев. А возимся уже пять. Грубо выражаясь, зашились с этими швами. Любой сбой при сварке ведет к браку, а это значит, что надо начинать по-новой. Но по-другому нельзя: здесь халтура невозможна.

Вину в затягивании сроков завод "делит" с проектировщиками. Дело в том, что проект на эту емкость был сделан еще восемь лет назад и не стыкуется с нынешними ГОСТами. Словом, скучать заводчанам не приходится. И не только с емкостью. Веселенький заказ на них "упал" из Челябинска - фермы длиной 24 метра и высотой под 30. Для реконструируемого цеха Челябэнэрго. Опять-таки главная трудность - не само изготовление, а необходимость доставить такие махины в Челябинск. Вот и просчитай маршрут, чтобы не снести троллейбусные линии или "лишний" этаж какой-нибудь новостройки. Одних согласований уйма.

Мал золотник, да: дыряв

Но приоритетами реммашзавода являются не количество произведенных металлоконструкций, а качество. Вот здесь коллективу предприятия мало найдется равных. И не только в области: Года три назад ему поручили изготовление 32 фильтровальных камер А-17 для хранилища делящихся материалов (ХДМ). Для такой суперответственной стройки фильтры поначалу заказали на знаменитом Путиловском заводе. Привезли "на пробу" пару штук. Но в них оказалось столько изъянов, что доводить до ума не было ровно никакого смысла. Проще сделать заново. Но кем и где? И тут взгляд высокого начальства пал на до боли знакомый ландшафт неприметного, по сравнению с Путиловским, ремзаводика. Заказ разместили без особых надежд. Зато потом специалисты ахали: "И как вам это удалось?!" К фильтрам не было никаких претензий. Словом, соответствовали всем строжайшим нормам и правилам. Но, в самом деле, как удалось?

-- У нас сложилась определенная практика, - объясняет Ежов, - ни один серьезный заказ не рассматривается кулуарно. Только на общем инженерном сборе, где право высказать свое мнение имеет каждый, независимо от занимаемой должности. Прежде решаем: можем или нет сделать? Если да, то начинаем искать пути и способы. Во главу угла, разумеется, ставим качество. И такие мозговые штурмы всегда, как правило, приносят успех. Что касается данных фильтровальных камер, то они устанавливались в каньоне, куда доступ человека затруднен, а то и невозможен. А это значит, что замена фильтра пойдет в полуавтоматическом режиме. Вот почему эти камеры должны были работать автономно как можно дольше и абсолютно надежно.

Отличительная черта РМЗ от прочих производств - чуть ли не каждый день новое изделие и, значит, очередной мозговой штурм. Но бывает, что даже отлаженный коллективный разум не в силах решить простенькую задачку. Нет, это не значит, что все разом попали в тиски оцепенения. Такое случается, когда отточенные инженерные умы дружно мыслят в заданном направлении, не помышляя о каверзе, которую подготовила им безупречная, по их разумению, отечественная промышленность: С этой каверзой столкнулись при испытании все тех же фильтровальных камер. Испытывают, испытывают, а они эти испытания не проходят. Пропускают воздух, и точка. Около месяца бились, ничего не получается.

И тут подошел слесарь Николай Иванович Важенин и подсказал: "А вы золотник проверьте!" Проверили покупной клапан, выпущенный на престижном заводе: Так и есть: он и стравливает воздух!

-- У нас ума не хватило не доверять гостовскому изделию, - признается Павел Михайлович, - поскольку привыкли всю вину брать на себя.

Смелость в профессионализме

Так все ли могут специалисты РМЗ? Или есть задачи, перед которыми они пасуют?

-- Мы больше можем, чем не можем, - дипломатично отвечает наш собеседник, - а если отказываем, то лишь по одной причине: нет оборудования, на котором необходимо сделать ту или иную операцию. Например, попросили нас нанести на детали хромовое покрытие. Конечно, мы развели руками: у нас просто нет гальванической ванны! Что же касается конструкций самого высокого уровня сложности, то смело беремся за любой заказ. Почему? Ну, наверное, ответ ясен:

Из этических соображений мы сами продолжим незаконченную фразу Павла Михайловича. А сказать он хотел о том, что смелость обусловлена высоким профессионализмом руководства РМЗ. Прежде всего, его директора Анатолия Оленбергера, главного инженера Павла Ежова, его заместителя Александра Федорова, начальника производства Анатолия Малютина, начальников цехов Анатолия Казанцева, Владимира Сергеева, мастера Александра Карелина.

К смелости можно прибавить еще одно качество - умение прогнозировать работу на год вперед. Портфель заказов у заводчан достаточно плотен. Помимо работ внутри города есть и на стороне: в Челябинске, в Щучьем под Курганом, где сооружается завод по уничтожению химического оружия. Есть перспектива выбросить трудовой десант на Белоярскую АЭС. Для нормального существования коллектива РМЗ в 238 человек достаточно производить в год около двух тысяч тонн металлоконструкций. Вес достаточно приличный. Но ремонтников-механиков он не пугает. Тем более, нашего собеседника. Павел Ежов сталкивается с железом не только на службе, но и на отдыхе: любитель повозиться со штангой в спортзале. Прежде легко брал вес 140 кг в положении лежа. И сейчас, в свои 55 лет, несколько раз выжимает 100-килограммовый снаряд. А еще у него есть мечта: реализовать на пенсии данный ему божий дар рисования. Такой он странный человек, убежден, что творчеством нельзя заниматься ради денег, а только для души. Душа же раскрывается лишь в условиях свободного времени и пространства. Но вряд ли в ближайшее время эта мечта осуществится: металл, он притягивает не слабее ватмана или холста.

Комментарии
Комментариев пока нет