Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Жизнь сложнее протокола

28.05.2005
Встречи с Президентом РФ Владимиром Путиным внесли перемены  в жизнь двух челябинок    

Визит Президента России Владимира Путина в Челябинск был освещен представителями московских и региональных СМИ, как говорится, от и до. Но жизнь всегда сложнее протокола, и встречи на южноуральской земле получили неожиданное продолжение. На ход мировой истории это, конечно, не повлияло, но то, что общение с президентом внесло перемены в жизнь двух челябинок, - это факт. В прошлом ткачиха, а ныне работающая пенсионерка Фатима Нуриахметовна Валиахметова впервые в жизни поедет на отдых в санаторий "Кисегач" (36800 рублей на путевку выделила администрация области), а бывший музыкальный педагог Маргарита Семеновна Фиш скоро отправится в Берлин на могилу отца. В составе группы из 15 человек (все - дети погибших защитников Отечества) она посетит мемориальный комплекс в Трептов-парке.

Встречи с Президентом РФ Владимиром Путиным внесли перемены в жизнь двух челябинок

Визит Президента России Владимира Путина в Челябинск был освещен представителями московских и региональных СМИ, как говорится, от и до. Но жизнь всегда сложнее протокола, и встречи на южноуральской земле получили неожиданное продолжение. На ход мировой истории это, конечно, не повлияло, но то, что общение с президентом внесло перемены в жизнь двух челябинок, - это факт. В прошлом ткачиха, а ныне работающая пенсионерка Фатима Нуриахметовна Валиахметова впервые в жизни поедет на отдых в санаторий "Кисегач" (36800 рублей на путевку выделила администрация области), а бывший музыкальный педагог Маргарита Семеновна Фиш скоро отправится в Берлин на могилу отца. В составе группы из 15 человек (все - дети погибших защитников Отечества) она посетит мемориальный комплекс в Трептов-парке. Еще сто челябинцев, дети погибших воинов, поедут в Москву возложить цветы на могилу Неизвестного солдата. Стоимость поездки в 1 миллион 188 тысяч рублей оплатит областной бюджет.

М. Фиш и Ф. Валиахметова долго мечтали, одна - о санатории, другая - о поездке на могилу отца, и не подозревали, что их желания осуществятся очень скоро и таким необычным образом. О том, как именно это произошло, рассказывает Фатима Нуриахметовна Валиахметова.

"Я в него даже немного влюбилась:"

-- Это было 17 мая. Я пошла к юристу или депутату правду искать, спросить, почему столько лет работаю, "Ветерана труда" имею, а ни разу в санаторий не ездила. Недалеко от нашего дома, на улице Братьев Кашириных, комплекс спортивный построили, иду и вижу - там народ толпится. Я тоже подошла, говорю: "Чего стоите?" А одна бабка говорит: "Да он уехал уже, не захотел с нами общаться, нужны мы ему больно!" Про кого это они, думаю, судачат, а тут вдруг все заволновались и закричали: "Путин едет! Путин едет!" Подъезжает черная крытая машина с красным флажком - не наша, я наши-то все знаю, и "Волги", и "Москвичи", и "Жигули", - и оттуда выходит Путин. Охрана с ним рядом, но ничего, с народом обращаются вежливо. Тут женщина одна пожилая, кофточка на ней белая и голова вся седая, она с папочкой стояла неподалеку и стала звать президента: "Владимир Владимирович, подойдите, пожалуйста, сюда!" Он к этой женщине прямиком направляется. Она заплакала и стала его благодарить, что сына освободили, видимо, по амнистии. А потом стала его целовать, обняла так, что даже головы президента не видать. А я рядом стою и думаю, вот ведь бабка какая! И говорю: "Владимир Владимирович, а можно мне слово?"

Он ко мне обернулся, я и стала рассказывать, мол, на пенсии, работаю в поликлинике санитаркой, болезней у меня много, и гипертония, и сердце барахлит, и шпоры, а вот в санаторий так ни разу и не сподобилась съездить. Он внимательно на меня посмотрел и говорит: "Вы ветеран труда?" "Ветеран", - отвечаю. Тут губернатор Петр Иванович ко мне подходит, я вообще его сильно уважаю, на выборах всегда за него голосую и наших старушек агитирую, так вот Петр Иванович говорит мне: "Зайдите ко мне на прием". А уже на другой день девушка из райсобеса пришла и спрашивает, я ли с Путиным накануне разговаривала и в какой санаторий хотела бы поехать. Я говорю: "Да кому мы, ветераны, нужны!" А она мне: "Ну ладно, садитесь пишите заявление, я вам все продиктую".

-- Ну вот, теперь в санаторий поедете.

-- Да я уж и сама своему счастью не верю. Видать, судьба у меня такая. У каждого она своя. И что президента увидела - тоже судьба. Мне ведь наши санитарки на работе до сих пор не верят, что я с Путиным разговаривала, говорят: "Ой, да не ври-ка". Хотя некоторые наши меня видели по телевизору рядом с Путиным. Вернее, не меня, а мою голову сзади. Я как раз волосы узлом скрутила, когда выходила из дому, не знала, что президента повстречаю, а то бы прическу сделала. Честно говоря, сейчас мне даже самой не верится, что я с ним разговаривала и даже за руку потрогала. Она у него теплая, значит, и сердце доброе. А сам-то он не очень крупный, голубоглазый, я даже немного влюбилась в него:

-- Смелая вы, раз к президенту решили обратиться.

-- Да уж, видать, смелая. Тут мужчина один у меня тоже спрашивал, как это я насмелилась. Я бы, говорит, тут же упал, если б оказался рядом с президентом.

-- Вы и по жизни такая же решительная?

-- Не знаю. Жизнь у меня простая. 36 лет проработала на ткацкой фабрике, медали за труд имею. Отец вернулся с войны, но умер от ран. Шесть лет назад ушла из жизни мама. Она на ЧГРЭС работала, в войну вагонетки возила. После ее смерти я пошла работать санитаркой в поликлинику. Получаю 1500-1600 рублей. Немного, конечно, но зато коллектив у нас хороший, врачи, медсестры, кто давление мне померяет, кто таблетку даст. Я и больных навещаю. Ношу им лекарства, продукты, помогаю чем могу. Хорошая, в общем, жизнь. Только вот в санатории никогда не была. Теперь моя мечта сбудется:

"Лучше папы Семы никого нет:"

-- Когда на моего отца пришла похоронка, мама упала в обморок, - рассказывает другая челябинка, Маргарита Семеновна Фиш. - Она больше не выходила замуж, хранила верность отцу и говорила, что лучше, чем папа Сема, никого нет. Все в нашем доме было пронизано памятью об отце. И когда я узнала, что он похоронен в Берлине, главной мечтой жизни стала поездка на его могилу. С этой просьбой я и хотела обратиться к президенту Путину. Заготовила письмо, положила его в свою книгу и думала только, как передать книгу и письмо кому-нибудь из окружения президента. В 12 подошла к Вечному огню занять место в толпе. Часа два мы стояли на солнцепеке в ожидании почетных гостей. Наконец, подошли к киоску, который выходит на Кировку, и вдруг видим, что от Вечного огня к памятнику Танкисту идут Путин и Назарбаев. Если бы они взяли левее, мы бы никогда не встретились, но они шли прямо в нашу сторону: Мы стояли не так чтобы совсем близко, но на груди у меня был портрет отца с надписью "Погиб в мае 45-го". Путин это увидел, а тут я еще очень громко (такой уж у меня голос) попросила: "Владимир Владимирович, подойдите, пожалуйста, к нам!" Он услышал, подошел, я сразу подала ему руку и сказала: "Здравствуйте!" "Это у вас кто?" - спросил он, указывая на портрет. "Отец, он похоронен в Берлине". "Откуда вы знаете?" - "Из Книги памяти, в 10-м томе на странице 112-й об этом написано". Мой громкий учительский голос начал дрожать, потому что разговор длился уже больше двух минут, Путина торопили, а я еще не сказала самого главного. "В чем ваши проблемы?"- спросил Владимир Владимирович. "По Конституции я имею право раз в жизни съездить на могилу отца..." Президент обернулся к Сумину: "Петр Иванович, думаю, мы сможем порешать эту проблему?" Я тут же повернулась к Сумину и стала его благодарить за ту помощь, которую он оказывает нам, детям погибших защитников Отечества. И президенту сказала, что Сумин - единственный в России губернатор, который выплачивает этой категории пособия, финансирует поездки к местам захоронений родителей. Но Берлин - это слишком далеко: Путин выслушал меня и сказал: "Считайте, что с этого дня вашей проблемы не существует".

-- Что вы возьмете с собой в Берлин?

-- Землю из Одессы (наша семья оттуда) и с могилы моей матери, чтобы смешать ее с берлинской землей, в которой лежит мой отец. Пусть хоть таким образом мои родители обретут связь друг с другом:

Лидия ПАНФИЛОВА

P.S. Редакции стало известно, что на днях В.В. Путин в телефонном разговоре с П.И. Суминым поинтересовался, как дела у Ф. Валиахметовой и М. Фиш. Сумин с полным основанием ответил, что дела в порядке.

Комментарии
Комментариев пока нет