Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Нам не нужна одна крыша

31.05.2005
Кшиштоф Занусси показывает в своем новом фильме Россию как великую державу

Инга МЕЛЬНИКОВА
Челябинск

Классик польской режиссуры Кшиштоф Занусси, что называется, физик и лирик одновременно. С одной стороны, Пан Кшиштоф, как настоящий физик (его первое образование - как раз физическое), в каждом своем фильме методично изучает законы природы и ее явлений, старается найти всему свою формулу. Вместе с тем любая тема фильмов Кшиштофа Занусси - это прежде всего именно повод поразмышлять о любви, вере, одиночестве. Такова и показанная в Челябинске на "Золотом витязе" картина о встрече польской беженки и американского солдата в первые месяцы после окончания Второй мировой войны (фильм "Год спокойного солнца" 1984 года) и еще не вышедшая в широкий прокат, но презентованная челябинцам в виде демо-ролика, новая лента о польско-российских дипломатах "Персона нон грата". Впрочем, во всем мире пана Занусси воспринимают в первую очередь как философа и интеллектуала, имеющего свое мнение практически по любой теме.

Кшиштоф Занусси показывает в своем новом фильме Россию как великую державу

Инга МЕЛЬНИКОВА

Челябинск

Классик польской режиссуры Кшиштоф Занусси, что называется, физик и лирик одновременно. С одной стороны, Пан Кшиштоф, как настоящий физик (его первое образование - как раз физическое), в каждом своем фильме методично изучает законы природы и ее явлений, старается найти всему свою формулу. Вместе с тем любая тема фильмов Кшиштофа Занусси - это прежде всего именно повод поразмышлять о любви, вере, одиночестве. Такова и показанная в Челябинске на "Золотом витязе" картина о встрече польской беженки и американского солдата в первые месяцы после окончания Второй мировой войны (фильм "Год спокойного солнца" 1984 года) и еще не вышедшая в широкий прокат, но презентованная челябинцам в виде демо-ролика, новая лента о польско-российских дипломатах "Персона нон грата". Впрочем, во всем мире пана Занусси воспринимают в первую очередь как философа и интеллектуала, имеющего свое мнение практически по любой теме. По вопросам сегодняшнего места религии в мировой социокультурной ситуации - уж точно.

-- Я постоянно путешествую, - говорит Кшиштоф Занусcи. - И у меня есть впечатление, что мой европейский мир сейчас переживает огромные перемены. Мне интересно, в каком направлении эта перемена идет. Наш сегодняшний мир напоминает мне то, что Западная Европа пережила в первой половине XIX века. Вспоминаются сразу писатели Бальзак и прежде всего Стендаль. Он описывал такую же, как сегодня, реальность. Такую же реальность, когда Луи Филипп сказал своим гражданам: "Надо обогатиться". И так рухнули все идеалы, вся честь человека. Единственным богом для людей стали деньги. А потом оказалось, что деньги - не главное богатство для человека.

-- Пан Кшиштоф, вы уже 11-й год являетесь советником по культуре при Ватикане. Сейчас при новом понтифике политика Ватикана изменилась, и будут ли как-то по-другому строиться отношения с Русской православной церковью?

-- Трудно пока сказать: значительных движений еще нет. В самом начале все начинают осторожно, оставляют всех ватиканских чиновников на прежних местах. Мне тоже интересно, какая будет реакция и вообще в каком направлении пойдет развитие мира. Я надеюсь, что мы, наконец, добьемся того, что уже было: первую тысячу лет восточное и западное христианство жило в братской дружбе, и не было никакого раскола. Были, конечно, отличия. И я бы хотел, чтобы они остались. Тем не менее не должно быть явного спора, потому что мы - меньшинство. А большинство - оно ведь безразлично. Большинство - это даже не атеисты, а те, кто вообще никакого смысла в метафизике не видит.

-- А что конкретно в ваши обязанности советника по культуре входит?

-- Ватикан вырабатывал свою традицию в течение тысяч лет. Так что все там идет медленно. Это не похоже на работу банка или правительства. Там есть комиссия, которая заседает раз или два раза в год, обсуждает горячие проблемы культуры в разных странах мира. Потом готовит документ, утверждает его. И эти документы идут к Папе Римскому, к другим как бы министерствам Ватикана, чтобы не было потом того, что епископ, например, не знает, что такое постмодернизм или кто такой Деррида. Кто такой Тарковский, в Ватикане уже все знают. А вот про Сокурова уже я должен им объяснить.

-- Знает ли Ватикан о "Золотом витязе"?

-- От меня знает. Но насколько они запомнили - это уже другое дело, ведь по всему миру есть целый круг фестивалей, которые обращают внимание на духовные ценности.

-- В Астане сейчас хотят построить огромный собор, который соберет под одной крышей иудейскую, мусульманскую и православную конфессии:

-- Я не знаю, зачем нам нужна одна крыша. Хорошо, что есть храмы, которые создают себе и буддисты, и мусульмане, и христиане. Мы должны уважать друг друга. Но какое значение имеет для нас молитва других конфессий, я бы об этом промолчал: я знаю, что мне подсказан только один путь. И я другого искать не буду. Но гордыня человека тянет к тому, чтобы смотреть на религию как на товар в супермаркете: есть желание взять себе немножко буддизма, немножко христианства и язычества и сделать такой личный коктейль. Это глупо. И если эта одна крыша означает такую тенденцию, она плохая. С другой стороны, если человек движется к доброте, правде и идеалу вместе с человеком, который по другому пути идет, тогда это не имеет значения. Но если сказать людям такую неправду, что все религии равны и что все равно, какой религии я принадлежу, это было бы плохо, потому что в их равности я не совсем уверен.

-- Мел Гибсон собирается снимать фильм про жизнь Папы Иоанна Павла II. А как вы, пан Кшиштоф, относитесь к его предыдущей работе - ленте "Страсти Христовы"?

-- У меня смешанные чувства. Мне лично как христианину эта картина была не нужна. Там есть те элементы, которые мне мешали, и там показан не мой Христос. Но миру эта картина нужна, ведь появилось столько много людей, которые именно в ней в первый раз в жизни услышали, кто такой Христос и Евангелие. Вот почему я не могу сказать, что эта картина мне не нравится. И лучше, чтобы такие люди смотрели именно картину Гибсона, а не, к примеру, фильм Мартина Скорсезе "Последнее искушение Христа". Ведь для тех, кто вообще не знает Евангелие, фильм Скорсезе создает абсолютно ошибочное впечатление. Это, как "Код да Винчи", апокриф. А показать апокриф и не сказать, что это все придумано человеком (у Скорсезе это не сказано внятно) - не совсем правильно. В этом смысле мне Гибсон уже ближе, хотя и Скорсезе я уважаю уже за то, что он снял картину с духовной тематикой. Безразличие же идет, я уверен, от телесериалов, а не от картин, которые против религии. В телесериале нет места для Бога и для бесконечности, там все в жизни объясняется. А где тайна? Я более всего боюсь этих ежедневных телесериалов. Уровень духовной жизни людей понижается именно из-за них. И в Польше очень много снимают этих телесериалов.

-- Пан Кшиштоф, были ли у вас на "Персоне нон грата" консультанты-дипломаты?

-- Я сам очень активно сотрудничаю с дипломатами и часто принимаю участие в разных делегациях как дипломат. Но, конечно, у меня консультанты были. И, кажется, больших ошибок у меня в фильме нет. Скажу вам одну забавную вещь. В моем фильме есть сценка с участием замминистра иностранных дел, которого играет Михалков. Как вы знаете, у вас за последние годы было 16 заместителей министра иностранных дел. Перед съемками я хотел увидеть их офисы. Но когда увидел, понял, что если я покажу такой офис в своей картине, мне скажут, что я антирусский фильм снял. Он просто выглядит, как скромный офис директора гимназии. Мне бы никто не поверил! И мы построили офис, которого никто из ваших замминистра не имел, но чтобы это выглядело как большая держава. Я посчитал, что в этом случае лучше сказать неправду.

-- А как вам работалось с Никитой Михалковым? Он ведь сам режиссер:

-- Я много раз работал со своими коллегами-режиссерами. И сейчас я почти так же в качестве актера работаю у Хотиненко: он в Риме снимает документальную картину, где я являюсь ведущим и рассказываю о первых христианах. Знаете, режиссер так радуется, когда актером становится, ведь в этом случае уже не его проблема, как поставить камеру или сделать монтаж. И я бы не хотел заниматься режиссурой, если бы не был обязан. И, конечно, мне Никита то же самое сказал. А я на самом деле удивился. Михалков ведь огромная звезда. Никаких у нас с ним трудностей не было. Мы, конечно, очень боялись, как это будет. Но оказывается, что хороший актер просто не может вести себя по-другому.

Комментарии
Комментариев пока нет