Новости

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Наезд" на мужа - политический заказ"

16.06.2005
Гульнара Акшенцева защищает супруга и обвиняет СМИ

Вслед за интервью Галины Опланчук, жены арестованного экс-мэра Озерска ("Челябинский рабочий" от 10.06.05 г.), публикуем беседу с супругой бывшего главы Кусинского района Андрея Акшенцева - Гульнарой. Как и Галина Аркадьевна, она попросила редакцию о встрече.

Гульнара Акшенцева защищает супруга и обвиняет СМИ

Вслед за интервью Галины Опланчук, жены арестованного экс-мэра Озерска ("Челябинский рабочий" от 10.06.05 г.), публикуем беседу с супругой бывшего главы Кусинского района Андрея Акшенцева - Гульнарой. Как и Галина Аркадьевна, она попросила редакцию о встрече. Ее мужа обвиняют в серьезных преступлениях. Правда, в отличие от Анатолия Опланчука, мерой пресечения для него избрана подписка о невыезде.

-- Наши истории во многом схожи. Когда читала интервью Галины Опланчук, вот о чем подумала. Правоохранительные органы, занявшись явно заказным "разоблачением" местных "олигархов", "наехали" на истовых трудоголиков, которым из-за перегрузок порой и в туалет-то сходить некогда, каких-то особых богатств не заимевших, а годы и здоровье положивших на алтарь процветания своих предприятий и территорий. Правильно сделала Галина Аркадьевна, что публично высказалась в защиту мужа, которого считает порядочным человеком. Я тоже убеждена, что инкриминированные Андрею Ивановичу статьи УК РФ (мошенничество, растрата) надуманны. Они и на толику не отражают ошибки, которые он допустил в злополучные 90-е годы, когда был директором и ведущим акционером ООО "Кусинское ДРСУ". Тогда в нашей экономике царил полный бардак. Чтобы предприятиям выжить, многие директора шли на вынужденные "хитрости". Нам, женам руководителей, подвергшихся целенаправленным гонениям, следует не замыкаться в своем горе, не лить слезы в одиночку, а объединиться, чтобы добиться если не полной реабилитации своих мужей, то хотя бы снятия с них напрасных обвинений. А главное - помочь установлению объективной картины.

-- Что, по вашему мнению, послужило толчком для возбуждения уголовного дела против вашего мужа в 1996 году?

-- Банальная житейская драма. Андрей Иванович развелся с женой, ушел от нее поджентльменски, с небольшой сумкой, оставив коттедж с мебелью и другим имуществом. Однако обиженной женщине показалось этого мало. Она отправилась на прием к хорошо известному в нашей области депутату Госдумы. Принесла жалобу с просьбой наказать "изменщика и вора" по всей строгости. Обвинила в незаконном строительстве коттеджа, использовании служебного телефона и других "грехах". Между тем ей было хорошо известно, что коттедж строился по решению собрания акционеров (дома усадебного типа были возведены и для других работников управления), находился на балансе ДРСУ. Все документы по его строительству она подписывала сама. Потом, к слову, она же и выкупила коттедж у предприятия, заплатив своими акциями. Телефон был установлен за счет ДРСУ, но по настоянию ГО-ЧС. ДРСУ - предприятие, которое должно одним из первых реагировать на чрезвычайные происшествия. Личные переговоры с него оплачивались в том числе и мной.

Жаловался на Акшенцева и предыдущий директор ДРСУ, которого задело за живое, что Андрей Иванович восстановил и сделал передовым разваленное предприятие.

Вышеупомянутый депутат в то время метил на высокую государственную должность в области. Потому, видимо, рассчитывал, что инициированные им "громкие" уголовные дела прибавят рейтинга на выборах. Возбужденное против мужа дело долго расследовалось, но так и не было передано в суд.

Допрашивали не только Андрея Ивановича и главного бухгалтера, но и меня, тогда беременную. Мне угрожали "государственным содержанием" якобы за подписи на каких-то документах, которые я никогда не видела. Допрашивали в родильном доме, продержав в сыром полуподвальном помещении четыре часа. Но это уголовное дело тогда было закрыто по причине отсутствия состава преступления.

-- Когда к делу вернулись вновь?

-- Когда Андрей Иванович первый раз баллотировался на пост главы района в 2000 году. За два дня до выборов объявили, что он вновь находится под следствием.

Несмотря на эту политическую "подставу", его избрали главой. Кусинцы и жители района знают Акшенцева как грамотного и энергичного руководителя, способного не только предприятие, но и район поднять с колен. Но правоохранительные органы продолжали выполнять грязный заказ. К уже известным пунктам добавили другие: обвинили в махинациях с векселями, в присвоении служебной трехкомнатной квартиры в Челябинске, в оформлении на себя служебной машины. Потом еще в том, что он, став главой, продолжал быть директором ДРСУ.

-- Что вы скажете по сути этих обвинений?

-- Насколько я знаю от мужа, их предприятие "кинула" некая виртуальная фирма, каких тогда было много, обещавшая поставить щебень. Предоплату взяла, о чем есть договор купли и акт передачи векселей, а щебень не поставила. Следы этих векселей потом обнаружили где-то в Сибири. Они не осели тремя миллионами неденоминированных рублей, как раструбили многие СМИ, в карманах директора ДРСУ. Несколько машин управления были оформлены на работников, чтобы в случае ареста судебными приставами имущества, а тогда это было обычной практикой в отношении кредитуемых предприятий, не лишиться средств передвижения. Одна из этих машин была оформлена на Андрея Ивановича. С такой же целью оформили на него квартиру в Челябинске, приобретенную под служебную гостиницу. Прописан он там не был, не жил. Что касается его директорства после избрания главой, то это продолжалось недолго: он скорее курировал, "натаскивал" в хозяйственных делах нового руководителя. Что вполне объяснимо: не хотел очередного развала своего "детища" - как в интересах коллектива, так и своих как акционера.

-- И вот перед последними выборами вновь "всплывает" "дело Акшенцева". Чем вы это объясните?

-- Я знаю людей, которым выгодно опорочить моего мужа. Их незабытое намерение приобрело благодатную почву при новом прокуроре области Александре Войтовиче, заявившем о себе как о непримиримом борце с коррупцией, ополчившемся на чиновников, против которых имелся компромат, хотя бы и надуманный.

-- Кто хочет засадить вашего мужа за решетку?

-- Назвать не решаюсь: опасаюсь за жизнь своих детей. Эти люди достаточно влиятельны и богаты. А мужу мстят за то, что он не организовал в районе поддержку их ставленника на выборах губернатора. Именно по их заказу 21 марта этого года по каналу НТВ в программе новостей была распространена ложная информация о том, что "мэра Кусы Акшенцева Андрея Ивановича арестовали в зале суда". Показали наручники, спину уводимого конвоирами человека, но не лицо. Не сомневаюсь, что за этот политический заказ была заплачена круглая сумма денег.

Во время предвыборной кампании за одну неделю мужа трижды приводили в суд Центрального района Челябинска для установления меры пресечения в виде заключения под стражу, хотя законных оснований для этого не было. Он никому не угрожал, не скрывался, по первому требованию являлся к следователям, ни на кого давления не оказывал. Между тем были наговоры, что он якобы намерен убить бывшую жену, угрожал расправой еще кому-то. Поверив пересудам, милиция изъяла у мужа охотничье ружье.

Когда проходили эти суды, не удовлетворившие просьбу следователя и прокурора, в нашем доме кирпичом разбили оконное стекло на кухне в присутствии маленькой дочери. Она до сих пор боится заходить на кухню. Стреляли в нашу собаку среди бела дня на детской площадке. Местная милиция, не осматривая собаку, отписалась, что ее закололи вилами. Ветеринар же обнаружил огнестрельное ранение.

-- Как вы отреагировали на телесюжет?

-- Хотела подать в суд. Но адвокаты отговорили: пришлось бы ездить в Москву на заседания, а это просто не по карману. Да и одолеешь разве такую мощную организацию в споре, выигрыш в котором будет основательно оплачен?

Есть у меня претензии и к другим СМИ, в том числе областным, называвшим моего мужа мошенником, расхитителем государственных и корпоративных средств, преступником в должности главы. Хочется напомнить поторопившимся журналистам статью 49 Конституции РФ, в которой сказано: "Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном Федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором". Суда над моим мужем пока не было. Кроме того, основные преступления вменяются ему в вину не как главе, а как директору ДРСУ. Правда, в последнее время его обвинили в махинациях в связи со строительством дороги Куса-Златоуст. Дорога эта стояла недостроенной семь лет. Акшенцев добился выделения средств на окончание строительства, Кусинское ДРСУ выиграло тендер. Были брошены все силы, чтобы завершить работы в намеченный срок, в том числе привлекались водители со стороны. В результате Андрей Иванович снова оказался записанным в махинаторы.

-- Кто же потерпевшие от инкриминированных вашему мужу злодеяний?

-- Бывшая супруга Андрея Ивановича не вправе считать себя ущемленной, поскольку проживает в строившемся для мужа, а ныне принадлежащем ей роскошном коттедже, пользуется нажитым совместно с ним имуществом. Уволенные за пьянки и нарушения трудовой дисциплины работники потерпевшими считаться вряд ли могут, поскольку просто мстят. Коллектив ДРСУ претензий к своему директору не имеет, о чем говорят письма, адресованные губернатору, руководству правоохранительных органов. Об этом же свидетельствуют решения собраний акционеров, одобрявших деятельность руководства фирмы.

-- Вы защищаете мужа прежде всего как кормильца семьи?

-- Отвечу честно: я его люблю. Как человека, крепко стоящего на земле, решительного, упорного, мужественного, никогда не стремившегося к нечестной наживе. У него нет тех богатств, которые ему приписывают. Мы живем в небольшом деревенском доме, который купили на окраине города за 60 тысяч рублей, а затем обложили кирпичом. Имеем машину, за которую отдали отчасти мои деньги, отчасти векселя, которые муж занял у друга. Спрятанных в сейфе сокровищ у нас нет, как и счетов за границей.

Беседовал Валерий ЕРЕМИН

Комментарии
Комментариев пока нет