Новости

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Юрий Соломин: "Театр не умрет никогда"

29.06.2000

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

На беседу с Юрием Соломиным я пришла со своим шестилетним ребенком. И спросила знаменитого артиста и режиссера:
- Юрий Мефодьевич, когда вырастут вот эти детки, каким театр будет для них?
- Это все в наших руках, - без промедления ответил человек, фамилия которого за его заслуги перед отечественной культурой (и перед театром - прежде всего) стоит в списке 200 самых выдающихся российских персон.
Не спорю: Интернет - это хорошо, телевидение - хорошо, компьютер тоже хорошо, - продолжил Юрий Мефодьевич. - Но ничто не может заменить живого общения, даже кино. Театр не умрет никогда.

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

На беседу с Юрием Соломиным я пришла со своим шестилетним ребенком. И спросила знаменитого артиста и режиссера:

-- Юрий Мефодьевич, когда вырастут вот эти детки, каким театр будет для них?

-- Это все в наших руках, - без промедления ответил человек, фамилия которого за его заслуги перед отечественной культурой (и перед театром - прежде всего) стоит в списке 200 самых выдающихся российских персон.

Не спорю: Интернет - это хорошо, телевидение - хорошо, компьютер тоже хорошо, - продолжил Юрий Мефодьевич. - Но ничто не может заменить живого общения, даже кино. Театр не умрет никогда. Если в зрительном зале будет биться хоть одно сердце, значит, есть зритель и театр существует. Он дает эмоциональное слияние зрителя и актера. Происходит взаимное наполнение. Это такой "допинг", когда зрители понимают тебя, стоящего на сцене, даже когда ты молчишь. Они понимают тебя в этой паузе! Мы называем это дыханием зрительного зала. Щемящая тишина, собранность зрителей - этого ничем не заменить.

-- Последнее время нам, жителям далеких от Москвы городов, удается редко бывать в столичных театрах. Очевидно, еще и поэтому мы становимся столь благодарной публикой, когда театр сам приезжает к нам на гастроли.

-- - Я не могу так сказать. Везде есть хороший зритель, везде есть "никакой" - тот, что воспитан на массовых мероприятиях улично-стадионного характера с наличием наркотиков. Это ведь ненормальность, большой вред искусству, особенно если такая атмосфера переносится в небольшие залы. Ненавижу, когда артисту кричат: "Давай!" Что "давай"? Эдит Пиаф или Шульженко никто так не кричал - их слушали, открыв рты. Я понимаю, они не виноваты, эти ребята, виноваты те, кто подобное разрешает. Сам я приверженец классического воспитания. Хотя и оперетту люблю, и мюзикл хороший. Но то, что многие сейчас исполняют, - это не музыка. У зрителей нашего театра другой менталитет. Поэтому, когда мы начинаем работать под Запад, то я всегда смеюсь над своими студентами, говорю: "Мне вас жалко, вы мне напоминаете каких-то нищих. У вас плохо это получается, а вы пытаетесь подражать, и мне хочется вас лечить".

-- У ваших зрителей другой менталитет, потому что и у вашего театра другой менталитет.

-- Я считаю, что должен быть и такой театр. Обязательно!

-- Челябинцы с удовольствием смотрят спектакли Малого, они соскучились по классике.

-- Мы были не так давно в Киеве, Петербурге, Риге - и везде принимали так же, даже, я бы сказал, еще хлеще в смысле аплодисментов. Здесь все-таки часто бывают гастролеры, город у вас театральный. А в Киеве или Риге нам говорили так: "Ой, спасибо, мы так давно не видели этого". Да, мы представляем классический русский театр. Классический - не значит плохо. Еще нас называют музеем. Музей - тоже неплохо, если это хороший музей. У нас своя ниша. Да, мы ее сохраняем, мы за это боремся. Не думайте, что все так просто.

-- Юрий Мефодьевич, сейчас столицу характеризуют короткой крылатой фразой: "Говорит Москва. Остальные работают". В такой вот Москве Малый театр, наверное, как некий островок?

-- Ну, я не могу сказать, что Большой театр - это не островок. Значит, Большой и Малый - уже остров. И вообще Театральная площадь занимает определенное место не только в Москве, но и России. Разные есть в Москве театры. Малый - традиционный. С разной интонацией можно сказать "традиционный", правда? Или с восхищением, или со скептицизмом. Есть традиционный театр в Англии, во Франции, в Венгрии, Польше, Японии. Нас пытались ломать лет 12 назад, но мы устояли. Я горжусь, что находился в первых рядах борцов.

-- Вы всю жизнь в этом театре. Какое постоянство! Психологи вообще-то считают, что каждые шесть лет человек должен менять свое место работы.

-- В таком случае не надо ли каждые шесть лет менять и жену? Как тут не вспомнить моего хорошего товарища, Евгения Яковлевича Весника. Он женился в шестой раз, и поскольку мы с ним были в доверительных отношениях, он как-то сказал мне: "Все то же, что и в первый раз. Ну зачем я это делал шесть раз!"

-- В принципе ваша работа, ваша жизнь весьма разнообразны. Несмотря на то, что некоторые спектакли идут помногу лет.

-- "Царь Федор Иоаннович" - 28-й год. Мы его держим в репертуаре не потому, что нам так хочется, - на него ходят зрители, его выбирают зарубежные продюсеры. В Японию мы несколько лет назад ездили, и они его выбрали сами среди прочих спектаклей. С годами появляется в тексте такое, что прежде мы пропускали "мимо ушей". Например: "Мне в Думе делать нечего, когда дела вершит не Дума, а шурин твой..." Ну, говорили и говорили. И вдруг однажды Эдуард Марцевич (а как раз и я был занят в спектакле), как всегда, произносит эту фразу, и в зале раздался взрыв аплодисментов - настало время, когда зритель стал соотносить это текст с современностью. И мы сами -тоже. Много есть таких моментов. Значит, спектакль живет. К сожалению, умирают актеры. На их место, как в бою, как в строю, становятся другие. И пока спектакль живет. И уже четверть века именно им мы каждый год открываем новый сезон.

-- Вы выходите только в "Дяде Ване", в других ролях не работаете. Есть на то причины?

-- Мы играем эту роль в очередь с Марцевичем, как и в Москве. Во-вторых, перед тем, как вы-ехать сюда, я заканчивал репетиции, не мог сразу же сюда приехать, во всяком случае, на "Царя...".

-- А в Москве?

-- Я играю в очередь, как и положено. И к этому отношусь спокойно. Если я буду брать больше, то скажут: "Он не дает играть своим коллегам".

-- А как вы отметили свой недавний 65-летний юбилей?

-- Вообще я лет тридцать, наверное, отмечал свой день рождения всегда на гастролях - так совпадало. Бывали сезоны, когда несколько раз отмечал дома. А в этом году - в нашем Щепкинском училище. Потому что у меня 18 июня был рабочий день, мне надо было объявлять отметки первому курсу, а там были и отчисления. Настроение было не совсем приятное. Но поскольку надо было выезжать в Челябинск, я не мог отложить эту миссию на другой день. Кроме первокурсников пришли ребята постарше, бывшие выпускники. Набралось довольно много людей.

- Чем они вас порадовали?

-- Они накрыли стол. Естественно, "рояль в кустах" тоже был. Жена, перед тем как мы поехали в училище (мы с нею вместе работаем), сказала, что надо подготовиться - все равно ребята будут поздравлять. Я говорю: "А кто объявит об отчислениях? После этого захочется праздновать?" И все-таки она уговорила меня завернуть в магазин. Купили фруктов, спрятали их в багажник. Когда я объявил результаты, никто не расходится. Сидят, ждут. Я говорю "Ну вот, все". - "Как же, мы ведь приготовились". Ну, раз надо... Пошли, достали фрукты из багажника. Отпраздновали.

-- Есть такой книжный сериал "Досье на звезд". Автор досконально описывает теневую сторону жизни многих знаменитостей с точки зрения сенсаций, скандалов, конфликтов. А в очерке о вас их нет.

-- Во-первых, я с такими журналистами не общаюсь.

-- Он, очевидно, и сам ничего накопать не смог.

-- Тем более. Сор из избы выносить не стоит. И даже многие московские критики знают, что у нас в Малом театре сор из избы никогда не выносится. Это традиция. Мы все вопросы решаем сами по себе. А клубнички, я считаю, автору хочется, чтоб заработать. Но это не нужно мне. Мне никакой рекламы уже не надо.

-- Он так пишет: "И семейная жизнь у Юрия Соломина сложилась благополучно".

-- Но это ж тоже сенсация! Выходит, я оказался умнее, чем он.

-- Юрий Мефодьевич, есть люди, которые сделали много весомого, глобального и успокоились: пусть, дескать, теперь авторитет работает на меня.

-- Кто-то из великих артистов сказал чуть иначе: "30 лет ты работаешь на лицо, а потом лицо работает на тебя". В этом что-то есть.

-- А у вас-то лицо давно "работает" на вас.

-- Нет, я до сих пор работал на лицо. После всяких мероприятий, перестроек, соединений и всяких кинематографических и телевизионных катаклизмов теперь вот оно стало "работать" на меня. Сейчас картин снимается мало. Если и снимаются, то далеко не все выходят на экран. Молодежи очень трудно пробиться. Слава Богу, стали появляться приличные многосерийные фильмы. А лет пять вообще ничего не было. Даже в "Голубом огоньке" остались представители шоу-бизнеса и ведущие комментаторы всяких телевизионных программ, они танцуют друг с другом, улыбаются, но это не их профессия, поэтому они производят жалкое впечатление. Когда они делают свое дело - это нормально, а другой профессией им заниматься не надо. И зритель не хочет этого. Он хочет видеть своих любимых артистов, те лица, к которым он привык. Они хотят видеть Тихонова, Мордюкову... Кстати, оба гениальные артисты. А Мордюкова названа в числе десяти лучших актрис планеты. И при этом как неважно она живет. А актриса уникальная. Я приглашал ее в Малый театр играть роль в спектакле "Власть тьмы", она сказала: "Ой-ой-ой, я боюсь. Никогда в театре не играла. Да и вообще уже старая". И отказалась. Мне кажется, она была бы потрясающая Матрена.

-- В "Дяде Ване" играла Татьяна Друбич - тоже не театральная актриса.

-- Она сыграла премьеру и все. Сначала на роль Сони была приглашена одна студентка, но она ушла в декрет. Сергей Соловьев, которого я знаю очень давно, ставил свою первую работу в театре. Он без Татьяны ни одного фильма не снял. Она как талисман у него. Очень хороший человек, удивительная женщина. И добрая, и отзывчивая. И хотя не профессиональная актриса, но много уже снималась. А это тоже была ее первая работа в театре. Сергей сказал: "Я без нее не могу". Решили пробовать. Эксперимент удался. Два сезона Татьяна у нас отработала, потом позвонила, извинилась: "Это ж не моя профессия". Она врач, у нее свое дело есть. Я с ней согласился. Так что мы расстались

-- Знаете, по-моему, мужской состав в "Дяде Ване" значительно сильнее!

-- А мужчины-зрители, наоборот, говорят, что в "Тайнах мадридского двора" женщины интереснее играют.

-- Кстати, в свое время я брала интервью у Элины Авраамовны Быстрицкой, и она как бы обиду свою вы-сказала. Мол, в Малом театре мужское начало преобладает, на женщин-актрис мало хороших спектаклей ставится.

-- Пусть это останется так, как она сказала. Однако мы женщин уважаем. Ей все предлагалось, ей все говорилось. У нее - характер, но и у меня плохой тоже.

-- У вас - плохой?

-- Ужасный! Я не могу выносить, когда при мне кого-то обижают или оскорбляют. Этот человек не может ответить, а я могу. И должен. Что я и делаю.

-- Вы можете быть резким?

-- Могу. По отношению к сильному. Нельзя пользоваться чьей-то слабостью ни в коем случае. Я никогда не обижу слабого, но вступаю в серьезный разговор с сильным.

-- Бывает, что эмоции преобладают над разумом?

-- Бывает, но я быстро прихожу в себя. Пока мне разум не отказывал. Но я взрывной, это так.

-- А про Виталия можно спросить?

-- Спросите у Виталия.

-- И все же. У него нет комплекса младшего брата? Не в смысле, что за старшим приходится башмаки донашивать. Но младший всегда немножко завидует старшему.

-- А что ему завидовать? У него свое имя, масса ролей хороших за ним стоит. Нет, зависти у него нет, я думаю. А я все равно старше...

-- ...да еще и начальник.

-- Начальник, получаю зарплату большую. Зато он зарабатывает немало. Думаю, что нет никаких особых комплексов.

-- Из вашей биографии известно, что родители приобщали вас с братом к музыке. Как она повлияла на вашу жизнь?

-- Мы выросли в семье, где всегда звучала музыка. У нас была тогда хорошая литература, хорошая поэзия, хорошие песни. Да, пытались нас родители всерьез учить музыке, но у них ничего не получилось. Мы с братом как-то ушли от этого дела. Ну а дочка у меня - да, она закончила Московскую консерваторию, преподает, по-моему, из нее получился хороший педагог. Внучка тоже занимается в профессиональной музыкальной школе, даже стала лауреатом. Посмотрим, что будет дальше... n

Комментарии
Комментариев пока нет