Новости

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Первый челябинец на Эвересте

17.06.2005
36-летний челябинец Владимир Ланде пересек пустыню на велосипедах, посещает самые уникальные озера планеты, а в конце мая взошел на Эверест

О подготовке
- Владимир, расскажите, как можно попасть в экспедицию на Эверест.
- У меня эта мечта появилась еще 20 лет назад. В прошлом году я слетал в Гималаи на разведку. Сначала хотел совершить восхождение с шерпами - это такая народность, живущая в горах Непала. Нанятый альпинист-шерп сопровождает до вершины, всячески помогает тебе.

36-летний челябинец Владимир Ланде пересек пустыню на велосипедах, посещает самые уникальные озера планеты, а в конце мая взошел на Эверест

О подготовке

-- Владимир, расскажите, как можно попасть в экспедицию на Эверест.

-- У меня эта мечта появилась еще 20 лет назад. В прошлом году я слетал в Гималаи на разведку. Сначала хотел совершить восхождение с шерпами - это такая народность, живущая в горах Непала. Нанятый альпинист-шерп сопровождает до вершины, всячески помогает тебе. Их раньше считали забитым народом, а сейчас они как альпинисты имеют очень высокую квалификацию. А потом узнал, что московская компания "Альпиндустрия" организовывает около 30-40 экспедиций в год. С ними и решил идти. Потом несколько месяцев нужно готовиться. Перед восхождением рекомендуют заниматься бегом - три раза в неделю по 40 минут и один раз - два часа. Я так и делал, несмотря на то, что у нас в это время была зима.

-- Наверное, для столь опасной экспедиции нужно особое снаряжение. Можно ли его приобрести в России?

-- Сейчас каждый, кто задастся целью, может купить себе хорошее снаряжение в России - спальники, пуховки, а раньше все только по спецзаказу шили. Только обувь у нас не делают еще, но купить можно, правда, она будет итальянская или французская.

-- Что еще нужно предусмотреть при подготовке?

-- Многие, как и я, в помощь себе нанимают индивидуального шерпа. Мой помощник очень хорошо знал всю технологию восхождения, я с ним во всем консультировался. Сначала общались с ним на английском или знаками. Но потом настолько начали понимать друг друга, что всякий языковой барьер исчез.

-- Очень много мифов ходит об ак-климатизации высоко в горах. Говорят, у многих бывают галлюцинации. Как вы пережили этот момент?

-- Да, некоторые рассказывают о галлюцинациях, но у меня ничего такого не было. Только голова слегка кружилась, кашель давил. Но на высоте 6400 метров все кашляют, лагерь похож на госпиталь. Надо заметить, что после 6000 метров организм уже не восстанавливается. Если заболел, то нужно спуститься хотя бы до 5100 метров. Но у меня особых проблем не было, потому что акклиматизация прошла правильно. Чтобы ее пройти, нужно несколько раз пройти маршрут с 6400 метров до 5100. Вверх-вниз, вверх-вниз - 25 километров, как челнок. В это время видишь Эверест и еще несколько интересных гор, а так - пылища:

Об экспедиции

-- Кто руководил альпинистами в вашей группе?

-- Александр Абрамов, руководитель от "Альпиндустрии", и Николай Черный. Николай - вообще легендарная личность. Он участвовал в самом первом восхождении советских альпинистов на Эверест в 1982 году. Потом он долгое время не поднимался, но знает технологию от и до, он ставил лагеря. С такими руководителями все прошло хорошо.

-- Как на подъеме восстанавливают силы?

-- На самом штурме - четыре дня - силы никак не восстановишь. Приходится пользоваться ресурсами организма. Там все очень сильно сбрасывают вес, я похудел на 11 килограммов за два дня. Потому что наверху практически ничего не ешь: кислорода мало, поэтому окисление в организме не происходит. Пакета каши быстрого приготовления хватает на весь день, и шоколадка в кармане на всякий случай лежит. Отдыхаешь только в палатке, когда ешь и спишь.

-- Как проходит само восхождение?

-- Экспедиция длится два месяца. И только четыре дня - само восхождение. Когда мы выдвигались из последнего лагеря, было очень интересно. Пытались взойти около 30 человек. Два часа ночи, темно, на скально-снежном склоне идут светлячки - это фонарики налобные. Сначала они хаотически разбросаны на местности, а потом в одну линию превращаются, и ты к ней пристраиваешься. Конечно, кислорода добавляешь, потому что подъем очень крутой. Уже на гребне у меня возникла мысль, что наконец-то иду на Эверест. 20 лет и 2 месяца ждал. Эти два месяца были сложнее, чем 20 лет. Потому что постоянно посещают мысли, что погоды уже не будет, потому что там очень короткий период между зимой на Эвересте и муссоном. Когда начинается муссон, идти уже невозможно до самого ноября-декабря. После уже тоже никто не ходит, потому что холодно и погода неустойчивая. В основном ходят в мае, потому что теплее. Хотя, когда мы восходили, было минус 40 градусов.

-- Встречались ли на вашем пути непредвиденные ситуации?

-- Основываясь на прогнозе погоды, я выбрал число, предупредил руководство экспедиции, получил рекомендации и пошел. Добрался до высоты 8600, постоял около получаса и почувствовал, что надо возвращаться. И буквально через час начался буран, который обещали на следующее утро. Вслед за мной шли двое словенцев из нашей экспедиции. Когда я повернул назад, они продолжили восхождение. Один из них не вернулся. Так никто и не знает, что с ним произошло: то ли сердце не выдержало, то ли кислород закончился, хотя это был один из лучших альпинистов Словении. Идти обратно было очень тяжело, иногда ветром просто кидало на камни. Я представляю, каково словенцам было вверх идти, если мне так тяжело вниз.

На высоте 8600 метров осознаешь, что из 14 "восьмитысячников" мира 10 уже находятся ниже, и от этого тебя охватывает восторг. И хочется все повторить.

Об опасности

-- Какие проблемы ожидают альпинистана вершине?

-- Все, что экстремально, всегда опасно. Подстерегают физические травмы: можно с веревки сорваться, с лестницы упасть. Но самое серьезное, когда психологические ошибки приводят к несчастным случаям. Есть определенные технологии, которые нельзя нарушать. Основные проблемы начинаются не выше 8300 метров, когда люди начинают себя неадекватно вести, потому что обстановка располагает к этому. Многие не могут сориентироваться, что делать. Если все хорошо, то человек пройдет туда и обратно и может даже не понять, какие опасности были на его пути.

На вершине все проблемно, если не делать все по схеме, как положено. Например, пойдешь на ужин без пуховки и фонарика, а после ужина уже наступит ночь, будет вместо плюс 15 минус 20 и темно.

-- Столько людей погибает при восхождении на Эверест. Есть ли рекомендации, как меньше подвергаться риску?

-- Опытные альпинисты говорят, что губит не погода, не тяжести, а неправильно взятый ритм. Эверест называют горой одиночек. Даже если вы идете плотной группой, то после 8000 метров все разбредаются, потому что каждый идет в своем темпе. Ускоряться ты не можешь, замедляться тоже не стоит. В такой ситуации даже если рядом кто-то находится, далеко не всегда сможет тебе помочь.

-- После долгого нахождения в тяжелых погодных условиях как себя ведет ваше здоровье?

-- После путешествия то почки заболят, то еще что-то. Но меня сразу предупредили, что так будет. А если б не знал, то от этих болей сразу бы побежал в больницу. Но они неожиданно придут и так же неожиданно отпустят.

-- Что было самым тяжелым в восхождении?

-- Самое тяжелое - это ждать. Первый месяц акклиматизируешься, второй месяц ждешь погоды. Те два месяца, что длится восхождение, приходится жить на высоте большей, чем наш Эльбрус, - 5100, 5800, 6400 метров. И многие люди, особенно иностранцы, уходили, так и не дождавшись самого альпинизма. А некоторые, в том числе и я, в это время фильмы на ноутбуке смотрели и в Интернет ходили через спутниковый телефон. Я привык к тому, что во многих походах идешь к цели неделями, так вырабатывается стойкость.

О бизнесе

-- Получается, что вы очень долго находитесь в различных путешествиях. Это не мешает вашему бизнесу?

-- Бывает, что путешествия и бизнес вступают в конфликт. Я 13 лет поднимал свой бизнес, и из них только последние два года снова начал путешествовать. Теперь, когда бизнес встал, когда окрепла команда, стало возможным покидать Челябинск. Очень интересно сочетание этих двух видов деятельности. Еще вчера ты на леднике в кошках, три дня небритый, а вот уже в костюме и галстуке, и никто не подозревает, что с тобой было еще 24 часа назад. Или наоборот: с утра переговоры на высшем уровне, а вечером - ты уже в снаряжении.

О революции в Катманду

-- Как раз когда вы были в Катманду, во всех новостях рассказывали о пострадавших российских альпинистах. Это были люди из вашей группы?

-- Да, из нашей. В Катманду уже несколько лет идет революция: король никак не может справиться с ситуацией. Когда нам нужно было выезжать, началась забастовка, и водители боялись ехать, потому что в прошлом году кому-то из шоферов отрубили руки. Потом мы решили лететь на вертолетах, заплатили уже, но их забрала армия для каких-то нужд, а деньги нам вернули. В итоге с опозданием в четыре дня собрался караван. Под прикрытием БТР и машин с военными проехали этот участок без проблем. Но у нас два человека отстали: решили закупить дополнительное снаряжение. Когда они нас догоняли на такси, их взорвали. Один человек с травмами был доставлен в Москву, другой, наш руководитель, все-таки продолжил экспедицию и всю дорогу так с осколками и шел.

О планах

-- Вы путешествуете один или есть компания?

-- По-разному. Но на Эверест я бы звать никого не хотел. Когда идешь сам, то отвечаешь только за себя, а когда кого-то зовешь, нужно и за него отвечать. А Эверест - путешествие одиночное, помочь ничем нельзя, а проблемы точно возникнут.

-- Вот вы взошли на Эверест, а что дальше?

-- Эверест - это только часть моей романтической жизни. Есть более длинный план - коллекция озер. В разных точках планеты есть много уникальных озер, как Байкал, Великие американские озера, Виктория, Титикака и другие. Большинство из них труднодоступны, до некоторых добираться нужно не менее десяти дней. Я приезжаю на озеро, живу там несколько дней, узнаю, какие особенности есть, все фотографирую. А восхождение на Эверест я оценил как генеральную репетицию, поэтому в следующем году снова собираюсь в Гималаи, чтобы все-таки дойти те оставшиеся 248 метров.

Комментарии
Комментариев пока нет