Новости

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Евгений Дога: "Вдохновение не импортируется"

23.06.2005
Автор знаменитой киномузыки сейчас завершает оперу "Диалоги любви"

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

Евгений Дога народный артист СССР, академик, профессор. Им создано много музыкальных произведений самых различных жанров. Два балета, четыре струнных квартета, несколько кантат, реквием, мюзиклы, музыка к театральным постановкам, а также сотни песен, романсов и инструментальных произведений. Он автор музыки более чем к двум сотням кинофильмов. Награжден золотой медалью чести "Человек второго тысячелетия" (США, 2000 г.

Автор знаменитой киномузыки сейчас завершает оперу "Диалоги любви"

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

Евгений Дога народный артист СССР, академик, профессор. Им создано много музыкальных произведений самых различных жанров. Два балета, четыре струнных квартета, несколько кантат, реквием, мюзиклы, музыка к театральным постановкам, а также сотни песен, романсов и инструментальных произведений. Он автор музыки более чем к двум сотням кинофильмов. Награжден золотой медалью чести "Человек второго тысячелетия" (США, 2000 г.), почетной медалью имени академика Вавилова.

Знаю людей, которым имя молдавского композитора Евгения Дога ни о чем не говорит. Но только до той минуты, пока не напомнишь его сочинения для фильмов "Мой ласковый и нежный зверь" (о, какой дивный вальс, он на все времена!), "Табор уходит в небо", "Гонки по вертикали", "Мария-Мирабелла", а также песню "Мой белый город". Кстати, с нее началась всесоюзная известность бывшей солистки самодеятельного ансамбля Софии Ротару. Песня стала гимном Кишинева, она звучит на городской ратуше. А написана композитором в 1972 году и посвящена 50-летию образования СССР.

Его музыку обожают. Она живет несколько обособленной жизнью. Впрочем, как и ее самодостаточный автор. Он не любит "высовываться", не гоняется за славой. Признательность сама находит его. Нынче живет в Москве. И ездит по всему миру со своими концертами.

Год назад мы с Евгением Дмитриевичем оказались соседями в кинозале, где шел показ одного из конкурсных фильмов сочинского "Кинотавра", а именно: "Красного неба", снятого в Челябинской области. Поинтересовавшись, кто я и откуда, Евгений Дмитриевич вспомнил, и не без удовольствия, как целую неделю гастролировал в нашей филармонии. Я спросила его: "А в Челябинск снова приедете?" - "Если представится случай". Он представился на кинофестивале "Золотой витязь". Композитор, активно пишущий для кино и не сочиняющий музыку "на потребу", как нельзя лучше соответствует духовной основе этого кинофорума. Концерт в зале театра имени М.И. Глинки с театральным симфоническим оркестром (маэстро его очень хвалил) был трогательным и сердечным. Вести его Доге помогала давняя подруга композитора - знаменитая Зинаида Кириенко. Еще он несколько раз солировал на духовом инструменте, который называл то мелодика, то музикуца. "Не знаю, что это такое. Но звучит красиво", - предвосхитил он вопрос, как переводится слово "музикуца". Он сказал, обращаясь к зрителям:

-- Люблю все музыкальные инструменты, особенно когда ими профессионально владеют. Они ждут прикосновения рук кудесника и отзываются на него волшебными звуками. А еще люблю концерты. Лучшего аргумента, чем музыка, не может быть.

После концерта я подошла к маэстро вместе с челябинским литератором Алексеем Казаковым. Когда разошлись поклонники, мы смогли поговорить с композитором.

-- Евгений Дмитриевич, чтобы такую душевную музыку писать, надо, наверное, быть в состоянии постоянной влюбленности?

-- Не знаю. Пожалуй, нет. Если я влюблен, на фиг мне музыка. На хрена попу гармонь!

-- Какие на самом деле нужны чувства, чтобы музыка появлялась?

-- Не чувства, а искра Божья. Вот и весь сказ. Все у Господа там, наверху, в конторе его делается. Думаю, я и дворником был бы неплохим. А инженером точно хорошим. Я занимался радиотехникой. Любил в детстве изобретать. Мечтал на этом поприще прославиться. Помню, смастерил санки с рулевым управлением. А еще собрал велосипед из ржавых обручей, а патефон - из крышки от кастрюли и картонного резонатора. Мандолину изладил из старого маленького решета с проводами-струнами от полевого телефонного кабеля, который нашел после войны в солдатском окопе. На этой мандолине я как-то играл на свадьбе. Заработал себе ужин.

-- Вы и стали знаменитым изобретателем, правда, в области музыки. Получили мировое признание. Скажите, живя сейчас в Москве, бываете ли в Кишиневе?

-- Редко. Хотя очень скучаю по своим корням.

-- Как же вас оттуда отпустили?

-- А я что, кому-то принадлежу? Я мигрирую всю жизнь. Это мой, совершенно нормальный стиль жизни. Всегда беспрепятственно ездил по всему Советскому Союзу. Я свободный художник с 1971 года, когда никаким развалом державы еще не пахло. Да, собственно, я-то ничего не развалил, у меня все в порядке.

-- Все же в Молдавии вы - национальное достояние.

-- А что, для России я разве меньше делаю, чем те, кто носит русскую фамилию Иванов и говорит, что балалаечников не надо освобождать от воинской повинности?! Я вообще-то не претендую на русскость. Просто делаю то, что считаю нужным, выражаю свои мысли и чувства. Никому не служил и не служу. Поэтому у меня ничего нет. Получаю пенсию в размере 1800 рублей.

-- А я думала, что вы богатый.

-- От гонораров с концертов не разбогатеешь. Мне, конечно, известно, что ваш оперный театр тоже не очень богатый, я и здесь не надеялся на какие-то бешеные гонорары. Знал прекрасно, на что иду. За границей я получаю куда больше, чем в СНГ. Но концерты для "своего" слушателя ни на что не променяю. В Челябинске я нашел такой отклик, что хочу привезти сюда свою вокально-хореографическую программу, рассчитанную на три вечера:

Ладно, вернемся к "национальной" теме. Вы, русские, такие странные, муссируя этот вопрос. У меня есть три тетради с песнями и романсами на стихи поэтов России. Но изданы ли они в этой стране? Нет. А написал бы что-то подобное Шнитке или какие-то другие шницеля - их бы моментально издали. Мои же почему-то никто "не замечает". В моем концерте выступила Света Мареева - певица блестящая, лауреат международных конкурсов. А кто знает ее серебряный голос? Почему он не звучит с телеэкрана? А всяких, прости Господи, каракатиц со спермой на устах показывают. Вон голос Подольской рекламировали два месяца как голос России. И что? "Евровидение" она проиграла. Началовы, Кончаловы: Что это такое?! Страна богата талантами, а выходит на международную арену для такого позора. Кто-то умышленно это делает. Эти "кто-то" не любят Россию.

-- Когда в концерте вы объявили "Фантазию на тему романса "Гори, гори, моя звезда", посвященную Колчаку, зрители как-то странно затихли. И вы сказали удрученно: "Когда отвыкнем от страха:" Что, слушатели всегда так реагируют на "Фантазию"?

-- Хорошо, если молча. А бывает, слышу шепоток осуждения. Это ужасно. Мне-то что! Я делаю свое дело. Не хочу никого поучать или корить. Я не историк, не политик. Но как художник чувствую, что с Колчаком обошлись несправедливо. В России много имен, которые держат честь нации. К ним я отношу и Колчака. Достойнейший человек, а ему черт знает что приписали. Сколько бы еще он мог сделать для Родины. Молодым ушел из жизни. Какая ужасная, насильственная смерть! Еще и на куски надо было разрезать, уже мертвого. Я был там, где он когда-то венчался, где его держали перед смертью, где сбросили растерзанное тело в реку. Ужас! Хочу очистить свою душу успокоением. Когда написал "Фантазию", сам дирижировал премьеру в зале Чайковского.

-- Евгений Дмитриевич, - обратился к Дога Алексей Казаков, - а меня ваша "Фантазия" натолкнула на идею. Почему бы вам не сделать большое произведение памяти царской семьи?

-- Есть русские люди, которые должны этим заниматься.

-- И все же. Я вижу так. Большевики уничтожили 11 человек царской семьи, включая прислугу. Можно взять 11 инструментов, написать 11 сольных партий в общей оркестровке. Сам Николай Второй был тенор - ему, мне кажется, соответствует свирель. А Александре - фагот или гобой. Каждой дочке и царевичу можно дать свою музыкальную характеристику. Подумайте, раз вы к исторической теме прикоснулись.

-- Исчез главный заказчик. Страны не стало. Я об этом уже не раз говорил: нарушился в России нравственный звукоряд.

-- А гармония когда-нибудь была? - с иронией спросила я. Маэстро ответил, не шутя:

-- Сольфеджио в основном. Если уж высокопоставленный человек позволяет себе так оскорбительно говорить о балалайке: Вообще-то не все так просто. Балалайка - это метафора, и метафора колючая, ядовитая. Ведь балалайка всегда была символом России.

Знаете, я никаких циклов никогда не пишу, никому ничего не посвящаю. Пишу, что чувствую. Однажды увидел, что у меня собралась целая куча романсов на стихи поэтов серебряного века. Случайно так получилось, я просто выбирал те стихи, которые мне были близки. А потом задаю себе вопрос: "Подожди, а кто сказал, что серебряный век кончился? Может, он перешел в "золотой" или "бриллиантовый". Я эту мысль высказываю в предисловии к сборнику "Романсы и песни на стихи поэтов серебряного века, а также других замечательных поэтов России". Почему я так пишу? Потому что считаю: не на них закончился серебряный век, он продолжается и даже перешел в другое качество, более высокое. А то - искусственная градация.

-- Известна история о том, как Лотяну уговорил вас написать музыку для "Моего нежного и ласкового зверя". Вы предлагали ему массу вариантов, а режиссера ничто не устраивало. Как же вы ухватили идею с вальсом, ставшим столь популярным?

-- Хватать-то было некогда, нужно было писать. Один музыкальный кусочек Лотяну все-таки устроил. Из этой первой фразы появилось ядро. А дальше идет самозарядка. Ошибается тот, кому кажется, что вдохновение приходит невесть откуда. Нет, вдохновение не импортируется. Если вы думаете: вот автор увидел кого-то, вспыхнул любовью, и полилась музыка, вы наивны. Увижу - и привлеку этого (точнее, эту) "кого-то". Тут музыка, что ли, нужна? Процесс творчества иной. Это именно самовозгорание. Первое зерно появилось, и оно дает тебе заряд, который возрастает в геометрической прогрессии.

Вальс для фильма Лотяну написан четверть века назад. Только сейчас я могу анализировать, как он писался. А тогда все держалось на интуиции. Творчество - ее продукт, естественно, очень здорово контролируемый мастерством. Без мастерства ничего не выйдет. Напрасно эстрадные мальчики думают, что из какой-то шальной идеи, а нередко и из чужого мотивчика, можно что-то заметное сделать. Впрочем, можно и из чужого. Вот, пожалуйста, "Фантазия на тему романса "Гори, гори, моя звезда". Но это самостоятельное произведение.

-- Не раз, наверное, ваша музыка использовалась плагиаторами?

-- Да уж! Кстати, к этому причастен и Голливуд. В фильме "Убить Билла" так меня "обработали"! Мне не раз звонили с вопросом: "Это ваша музыка?" Я даже психовать начал: "Да не моя это музыка!" Мелодии, которые они копируют, у меня давным-давно были написаны.

-- А для вас есть ориентиры в музыкальной классике?

-- Никого абсолютно, по крайней мере, сейчас. Когда учился, тогда Чайковский кумиром был. Зато долгое время не нравились Моцарт и Шопен. Они показались мне слишком простыми. Я не стеснялся говорить об этом. Поскольку окончил две консерватории, то относился к музыке как к некой технологии, смотрел на нее словно через микроскоп - "в разрезе". Думал: у Шопена и Моцарта чисто технологически нет ничего для меня интересного. Вот "романтики" мощнее: чего стоит музыка Рахманинова, Чайковского, Верди, это же гениальные композиторы! одно время даже Шостакович меня интересовал в технологическом смысле. А потом я понял, что он прочный "совок" с придуманным, неискренним оптимизмом музыкальных сочинений. Оптимизмом, не изнутри порожденным, а видимо, вымученным от страха времени. Хотя Первая симфония у него потрясающая, как и другие произведения 20-х годов. Но более поздние вещи - это "бодрячки" такие: с кровью на устах. Ну ладно, вернемся к теме. Позже я вдруг почувствовал, что меня тянет, даже клонит: нет, даже не к романтике, а к неоклассицизму. Вы могли убедиться в этом на моем концерте. К этой простоте сложно прийти, простую музыку исполнять труднее. Ничего не скроешь, ни одной ноты нельзя мимо взять, потому что сразу слышно. Вот к этой простоте я и пришел, то есть к Моцарту и Шопену. К тем, кого когда-то не воспринимал.

Одно время, когда я начал писать первый балет, меня убеждали: "Надо писать современно". Я измучился и понял, что пишу не тот балет, какой хочу. Бросил к чертям, где-то ноты валяются в архивах. Решил, что никогда больше не возьмусь за балет. Потом у меня случилась беда со здоровьем, и за два с половиной месяца я написал балет "Лучафэрул" ("Утренняя звезда"), который получил Государственную премию. Написал так, как чувствовал.

-- Как насчет оперного жанра?

-- Заканчиваю сейчас оперу "Диалоги любви". Долго искал либреттиста. Они все такие слабые, суют все, что мне не нужно. У меня же "Диалоги любви", мне нужны только два героя, и все! Не надо ничем перенасыщать. Но не понимают эти люди психологию современного слушателя. Ну посиди в зале, поставь себя на его место. Я себя все время так проверяю.

-- А оперу вы пишете для определенных исполнителей?

-- Нет, на кого-то я никогда не работаю. В таких случаях я просто отвечаю: "Я не сервисное бюро". Вокалистов буду потом искать, как всегда ищу для исполнения своих вещей. Но ни для кого не пишу специально.

-- То есть на заказ не работаете? Даже для кино?

-- Но это не значит, что на заказ. Современный композитор должен уметь писать все. Я стремлюсь к этому. Не люблю ходить на одной ноге, если есть обе. Поэтому если напишу что-то для кино, моментально кидаюсь в другой жанр, чтобы сбалансировать. На вопрос, за сколько времени могу сочинить энное количество музыки для кино, отвечаю шутя: "Пишу страшно медленно, но очень быстро". В принципе кино - это всегда экзамен на прочность. Как-то пришли кинематографисты. Через четыре дня им уже надо писать звук, а музыки нет, подвел какой-то сочинитель. "Как через четыре дня? - возмутился я. - Мне еще сценарий не показали!" Однако дал согласие. Прошло дня три. Тщетно. И только после полуночи что-то нащупал и написал. Мне до сих пор эта музыка нравится, хотя это было давно, в конце 60-х. А фильм назывался "Дом для Серафима".

Да, к сожалению, публика меня больше знает как киношного композитора. У меня вышло много дисков, но тоже с киношной музыкой. Остальные мои сочинения в СНГ, увы, мало кто исполняет и тем более записывает, как это было в советские времена. Знаете, при всей уязвимости советской власти она была управляемой машиной, в отличие от нынешней России. Любой машиной, хоть "Мерседесом", хоть "Запорожцем", должен рулить хороший водитель. И управлять ею один, а не вдвоем или втроем. Если водителей будет несколько, машину неизбежно ждет кювет:

Комментарии
Комментариев пока нет