Новости

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Линия Тибета

23.06.2005
Если мы не ограничим свои потребности добровольно, "помогут" соседи с Востока

У Павла Рабина, известного челябинского предпринимателя, особое отношение к путешествиям. В молодости, вспоминает, едва ли не каждый год уезжал в Сибирь - дышать запахом тайги, на плотах сплавляться. Но сейчас все по-другому. Несколько лет назад наступило, как он говорит, время странствий, когда в перемене мест стало видеться особое, новое искусство. Бизнесмен создал некоммерческую структуру центр путешествий "Номады-XXI", стал активно сотрудничать с иркутским издательством "Время странствий", участвовать в выпуске одноименного журнала.

Если мы не ограничим свои потребности добровольно, "помогут" соседи с Востока

У Павла Рабина, известного челябинского предпринимателя, особое отношение к путешествиям. В молодости, вспоминает, едва ли не каждый год уезжал в Сибирь - дышать запахом тайги, на плотах сплавляться. Но сейчас все по-другому. Несколько лет назад наступило, как он говорит, время странствий, когда в перемене мест стало видеться особое, новое искусство. Бизнесмен создал некоммерческую структуру центр путешествий "Номады-XXI", стал активно сотрудничать с иркутским издательством "Время странствий", участвовать в выпуске одноименного журнала.

Но книга странствий, что ведет командор-предприниматель, интересна даже не столько подробностями чужого быта, сколько мыслями, на которые они наводят. Экспедиция на Тибет, шестая по счету за последнее трехлетие, также подтолкнула к концептуальным выводам.

-- Нас привлекало духовное обаяние Тибета, его мифы, связанные с возможностью освободить дух, выйти за границы привычной жизни, - рассказывает Рабин. - В этой среде все не так, как в христианстве с его парадигмой: на небе - рай, под землей - ад. Какой у нас, по сути, выбор? Находимся между тем и этим, думая о загробном мире, из которого еще никто не возвращался. В буддизме же вообще понятия смерти нет, все непрерывно переходит из одной физической формы в другую, совершенствуясь и познавая себя. И когда, познав все, становишься всем, наступает нирвана - высшая духовная стадия существования. Если, конечно, верить в Будду.

-- Какая дорога вела вас к легенде?

-- Идею своего маршрута мы обозначили так - "Три Тибета". Большая часть коренных тибетцев живет сегодня в Китае, какая-то часть - в Непале. Есть еще, я бы сказал, "Тибет в изгнании". Это уже территория Индии.

-- Получилось прикоснуться к "сокровенным истинам"?

-- Сильнее захватили тибетские реалии: на огромных пространствах ни травинки, ни деревца, а лишь песок и глиняные холмы, глина и каменистые холмы, камень и заснеженные шапки Гималаев. Мне эта реальность, к слову сказать, понравилась больше мифологической. Я не религиозен, но, тем не менее, мне интересно, когда душа человека, красота ее проявляются в религиозных ритуалах. Основные религии мира, по-моему, живут сочетаниями природных и человеческих страстей. Буддизм подходит более всего под природную изменчивость, поскольку не обязывает к истовым культовым отправлениям. В христианстве с Всевышним нужно общаться через посредника, каковым является священник, а ламаизм предполагает, что все сущее - Он. Видимо, эта сила внутренней духовности и привлекает разочаровавшихся в европейской цивилизации людей. Многолетнее западное паломничество на Тибет породило сам тибетский миф.

Мы видели, как европейцы и американцы идут к этой мифической духовности с запада - сначала на север, из Дели в Непал, затем в столицу китайского Тибета - Лхасу, вновь на запад. Это движение против часовой стрелки, против солнечного круга. А в буддистском ритуале все посвящено движению по ходу солнца. Так раскручивают культовые латунные барабаны с текстами мантр, так же движутся паломники вокруг храма.

Западным туристам удобно прилетать в Дели и оттуда начинать свой путь. Однако такой маршрут помимо нарушения традиций вызывает и физические страдания. Когда изнеженный "паломник" попадает в жаркую, душную Индию, потом в цветущий Непал и к вечеру того же дня оказывается на продуваемом всеми ветрами горном перевале высотой 5600 метров, его элементарно ломает. Он заболевает, хватается за кислородную подушку, и ничего ему уже не надо. Поэтому большинство "паломников" с запада, как правило, застревает на полпути. Измучаются и возвращаются обратно. А мы шли с востока на юг и на запад, в течение недели входили в высокогорные районы. Конечно, нас тоже прихватила горная болезнь, но акклиматизация прошла мягко и быстро. Поэтому хорошо разглядели, каков Тибет на самом деле.

-- И каков же он?

-- На китайской его части ощущается военное, технологическое присутствие "большого брата". Китайская пропаганда до сих пор говорит об освобождении Тибета своей национально-освободительной армией. На вопрос "от кого?" ответа нет.

На этой территории сегодня сооружается современная железная дорога. Достраивается автомобильная магистраль высочайшего класса из Шанхая в Индию. Каждые три-четыре часа нам навстречу попадались колонны военных грузовиков по 200-300 машин. Они были новенькие и двигались без груза в сторону Китая. Мы не видели ни одной колонны, едущей в обратном направлении. Зато вдоль дороги легко различали китайские военные базы. С пятиконечными красными звездами, высокими заборами, своей архитектурой.

Находясь в таких "сдавленных" условиях, тибетцы, конечно, стараются найти дополнительные источники существования. В глаза бросаются контрасты их быта. Они, надо сказать, ходят, как большие щеголи, в расшитых домотканых или сшитых мехом внутрь кожаных халатах. У женщин - цветные платки, красивые пояса с серебряными пряжками. Когда тибетцы пашут деревянной сохой, их быки, яки, тоже украшены разноцветными лентами, плюмажами. Это не праздник урожая, а повседневные будни. Все - очень достойно. Но лишь стоило нам остановиться в каком-нибудь небольшом поселке, микроавтобус тут же обступали коренные жители. Сначала молча смотрели на нас, потом дружно протягивали руки со словами: "Хэллоу, мани".

Они, конечно, много и тяжело трудятся. Но при ограниченности ресурсов заработать на мало-мальски приличную жизнь невозможно. Потому прибегают к попрошайничеству - одному из видов дополнительного заработка. Тибетцы не демонстрируют рубища и язвы, не унижаются, а ждут милостыни, как чего-то разумеющегося. Если китайцы коммерциализировались за счет копирования чужих технологий, то они - за счет проходящих мимо любопытствующих.

-- Вы искали три Тибета, а сколько нашли?

-- Пожалуй, один, но и тот быстро исчезает. Индия предоставила изгнанникам, интеллигенции, духовенству, самому далай-ламе XIV очень гармоничное место. Городок называется Маклеодгандж. Здесь, по сути, и живет легенда о настоящем, истинном Тибете. Население его - 80-90 тысяч человек. Тут обосновались правозащитные, молодежные организации. В музее показывают фильмы о том, как бесчинствовали исполнители воли Великого кормчего, разоряли монастыри. Поэтому по всему городу плакаты соответствующие: "Свободу - Тибету!", "Сохраните тибетских детей!", "Бойкот - китайским товарам!". В общем, политические страсти все больше подменяют сокровенное тибетское знание.

-- Ежегодные путешествия бизнесмена Рабина, есть такое ощущение, становятся явлением культурным.

-- Ни одна наша экспедиция не проходит без профессиональных киносъемок, которые ложатся в основу документального телесериала "Чужая жизнь". Задумали мегапроект - объехать весь мир, снять сериал "длиною в жизнь". Это примерно 160 серий обо всех странах мира. В нашем телесериале есть все, что требуют законы жанра: одни герои уходят, другие вырастают, появляются новые имена, "реинкарнируются" старые.

-- Сериал создается не только на этнографическом материале?

-- Он - о чужой жизни, в буквальном смысле. На Востоке, который мы до сего дня продолжали осваивать, другая ментальность. Все просто, архаично и естественно в природе, как мы уже и думать забыли. Философия простая - живи на земле.

-- На какие мысли она наводит?

-- Меня давно одолевают сложные и тревожные предчувствия. Именно восточная "жизненная простота" наталкивает на размышления о сильном различии практических интересов в мире. Думая о нас, "европейски мыслящих", начинаешь сознавать: невозможно постоянно и бездумно потребительствовать на ресурсах. И, как мне кажется, в этом корни грядущего мирового конфликта. Когда один миллиард населения земли, названный "золотым", может позволить себе почти все, а 5,5 миллиарда - почти ничего, становится тревожно.

Порой я испытывал чувство стыда. Почему я могу позволить себе путешествовать, пользоваться благами цивилизации? Да, занимаюсь бизнесом, произвожу товары, оказываю услуги, создаю рабочие места. Однако не делаю тех простых вещей, которые, собственно, и есть основа существования всех людей. То есть не пасу скот, не обрабатываю землю. Именно в этом заключается противоречие: те, кто создает основу существования, не могут позволить себе пользоваться в полной мере благами цивилизации, а те, кто может позволить, на самом деле чаще всего в основе своего благосостояния имеют безудержное расходование невосполняемых природных ресурсов. Скорее всего, такое противоречие не закончится военным противостоянием. Просто тот мир вберет в себя наш. Думаю, моих современников это не коснется, а дети и внуки уже могут оказаться в ситуации, когда жизнь на земле будет связана с самоограничением потребления.

-- То есть рано или поздно нам придется скромнее стать в желаньях?

-- Еще в 1798 году в книге "Опыт о законе перенаселения" английский экономист Томас Мальтус сильно озадачил своих современников прогнозами на будущее. Заявил, что удвоение жителей Земли равносильно тому, что земной шар уменьшится наполовину. Иными словами, чем многочисленнее население, тем меньше обрабатываемой земли остается на одного человека. Поэтому в силу действия закона убывающего плодородия возникает такая тенденция - отставание роста продовольственных ресурсов от роста населения. Для предотвращения демографического взрыва Мальтус даже предлагал несостоятельным людям отказываться от вступления в брак, что могло бы сбить высокие демографические темпы. Но прошло более двухсот лет, и все как будто в порядке: растем численно, всем всего хватает. Едим и потребляем без меры. Получается, цивилизация обманула Мальтуса и он оказался не прав? Увы, его прогноз "не работает" лишь для шестой части населения планеты. И эта часть будет неминуемо сокращаться.

-- Теперь прогноз от Рабина?

-- Будущее связано не с технологической интенсификацией, а с уменьшением потребительской активности. За счет технологий, удобрений, новых приемов обработки земли проблему всеобщего изобилия не решить. Все равно мы кормимся от земли, и все равно наступит предел, когда никакими ухищрениями не заставить ее давать больше. Невосполняемые ресурсы конечны. Значит, хотим мы или нет, стратегической линией должно стать симбиотическое единение с природой, когда ты не берешь, а ждешь от нее милости, помогаешь ей восстанавливаться. Сегодня в нашем сознании земной шар маленький, а мы большие, смотрим свысока, из космоса. Перспектива же: шар большой, а ты маленький. Если "золотой" миллиард не ограничит свои потребности добровольно, в этом ему помогут соседи с Востока.

-- Как могут более отсталые технологически народы заставить "золотой" миллиард изменить образ жизни?

-- Идет же сейчас текстильная война с Китаем. Америка и Европа пытаются договориться с ним. На Востоке огромное количество людей создает огромное количество товаров, которые они везут на Запад. И "золотой" миллиард вынужден эти товары потреблять, потому что качественно и дешево. А значит, предоставлять под их производство необходимые ресурсы, привлекать рабочую силу, отдавать территорию. То есть вначале потесниться, а потом ассимилироваться и раствориться в море гастарбайтеров.

-- Какие в этом смысле перспективы у Южного Урала?

-- Еще Блок пророчествовал: "перед Европою пригожей вдруг обернемся к ней своею азиатской рожей". У России уникальное географическое положение. Она может быть и Европой, и Азией одновременно. Более того, может осуществлять не только смычку культур, но и конвертировать их друг в друга. В этом, на мой взгляд, ее историческая миссия. Что же касается Южного Урала, у него еще более уникальное положение, чтобы стать толмачом между Востоком и Западом. Здесь в прямом смысле проходит эта граница. В путешествиях я забываю, что бизнесмен. Но если уж говорить о возможностях бизнеса, искать их следует недалеко.

Евгений КИТАЕВ

Комментарии
Комментариев пока нет