Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Икота в пустом доме

23.06.2005
Лишь несколько фильмов на III челябинском фестивале неправильного кино были обязательными к просмотру

Инга МЕЛЬНИКОВА
Челябинск

Фильм "Икота" (2002) венгерского режиссера-дебютанта Дердя Палфи, которым открылся челябинский фестиваль, поначалу привлек к себе внимание любителей экспериментальных киноформ. Лента, в центре которой без конца икающий старичок на завалинке, а также деревенские жительницы, всякими способами избавляющиеся от своих супругов, снята на грани документального кино, черной комедии и почти эйзенштейновского монтажа. Тем не менее от просмотра "Икоты" остается то же ощущение, что и от собранного пазла: кадры фильма в итоге складываются-таки в единую приятную для глаза картинку, к которой, впрочем, сразу после этого пропадает всякий интерес.
Получившая всевозможные призы у себя на родине австралийская лента Сью Брукс "Японская история" (2003) первые минут сорок обещала стать чистой воды романтической комедией о трудностях перевода диалога американки с японцем, приехавшим заключать деловой договор во время путешествия по безграничным просторам Австралии. Но потом нелепой гибелью главного героя, смерть которого еще минут 15 воспринималась не более как специфический японский юмор, незамысловатая лав-стори резко обрывается и превращается в череду не самых оригинальных выводов.

Лишь несколько фильмов на III челябинском фестивале неправильного кино были обязательными к просмотру

Инга МЕЛЬНИКОВА

Челябинск

Фильм "Икота" (2002) венгерского режиссера-дебютанта Дердя Палфи, которым открылся челябинский фестиваль, поначалу привлек к себе внимание любителей экспериментальных киноформ. Лента, в центре которой без конца икающий старичок на завалинке, а также деревенские жительницы, всякими способами избавляющиеся от своих супругов, снята на грани документального кино, черной комедии и почти эйзенштейновского монтажа. Тем не менее от просмотра "Икоты" остается то же ощущение, что и от собранного пазла: кадры фильма в итоге складываются-таки в единую приятную для глаза картинку, к которой, впрочем, сразу после этого пропадает всякий интерес.

Получившая всевозможные призы у себя на родине австралийская лента Сью Брукс "Японская история" (2003) первые минут сорок обещала стать чистой воды романтической комедией о трудностях перевода диалога американки с японцем, приехавшим заключать деловой договор во время путешествия по безграничным просторам Австралии. Но потом нелепой гибелью главного героя, смерть которого еще минут 15 воспринималась не более как специфический японский юмор, незамысловатая лав-стори резко обрывается и превращается в череду не самых оригинальных выводов. Среди них мысль о том, что Австралия сегодня - практически идеальная страна, одинаково радушно принимающая у себя как американцев, так и японцев, с которыми она еще недавно конфликтовала. Дала Сью Брукс в этом фильме и свою трактовку национальному японскому характеру: мол, японцы такие зажатые и неэмоциональные потому, что в Японии очень много людей и мало пространства. В Австралии же все наоборот, поэтому только здесь японец смог не только влюбиться, но и стал по-настоящему счастлив.

О поисках всех возможных способов достижения счастья - и французская комедия Габриэля Агийона "Распутники" (2004). Впрочем, история о паре парижских геев, их богемных дружках, бесконечных "вечеринках в пижамах", а также о дамочке, которая согласилась выносить и родить для этой пары геев ребенка, а сама влюбилась в мужчину, больного СПИДом, могла заинтересовать только настоящих ценителей своеобразного французского юмора. А еще - тех киноманов, кто смотрит все фильмы, напоминающие оживший глянцевый журнал. Случайным же зрителям могла показаться хоть сколько-нибудь любопытной в этом фильме лишь довольно смелая позиция режиссера, который в узких рамках жанра комедии сумел пройтись по нынешней французской политике, запрещающей, например, усыновление детей гомосексуальными парами.

Непонятно, почему в программе фестиваля так называемого неправильного кино оказалась итальянская ретромелодрама Пупи Авати "Сердце не с тобой" (2003). Это история 35-летнего преподавателя греческого по профессии и полного недотепы в амурных делах, влюбившегося в ослепшую после аварии итальянскую красотку-вертихвостку, забывшую своего воздыхателя сразу после того, как к ней вернулось зрение.

Французский документальный фильм о жизни пингвинов "Птицы-2: Путешествие на край света" (2005) тоже не оправдал больших ожиданий. Судя по названию, лента должна была быть продолжением документального орнитологического фильма Жака Перрена "Птицы", который стал хитом мирового большого экрана в 2001 году. Только снял "Птицы-2" все же не кудесник Перрен, сделавший процесс перелета разных птиц в теплые края не простым кинодокументом, а чистой воды поэзией, античной трагедией и комедией одновременно. "Птицы-2" француза Люка Жака хоть и не менее тщательно выстроены по кадру, но все же больше напоминают отдельно взятую программу канала Discovery. n

Комментарии
Комментариев пока нет